«Джентльмен, исследователь, головорез». Типы белорусских бизнесменов

Бизнес • Алёна Панасенко
Алена Панасенко – удивительный человек, который руководит проектом Академия Собственника, созданным в рамках Бизнес-школы ИПМ. «Пора обращать внимание на то, что у нас есть частный бизнес и конкретные люди, которые этим занимаются», – говорит Алена, любовно раскладывая своих «подопечных» на типажи.

Почему в Беларуси нет уважения к частному бизнесу

Еще в недавном советском прошлом тех немногих, кто стремился заработать самостоятельно и дать такую возможность другим, называли то спекулянтами, то рвачами, уличали во всех смертных грехах – в общем, всячески делали им стыдно. К сожалению, до сих пор нередки отголоски нелюбви к тем, кто свою «копейку» принес не с завода или из места, где трудится вот уже 24 года, в одной и той же должности. Если у тебя свой бизнес и какой-никакой капитал, то ты наверняка «нечист на руку» – так полагает каждый второй. Людям лень задумываться о том, каких трудов стоит владельцу даже самого крошечного бизнеса каждый день укреплять стены своей «крепости» и завоевывать новые рубежи.

В Беларуси есть примеры компаний, которые в кризис поддержали своих сотрудников: не сокращали расходы, связанные с персоналом, сохраняли рабочие места. Но их никто никогда не похвалит. Да, они, как правило, сами этого не хотят – когда СМИ печатают всякие рейтинги вроде «Самый успешный бизнесмен», они звонят друг другу со словами: «Как ты вообще мог вляпаться?» Хотя в той же Швеции «Бизнесмена года» все поздравляют. Наши же скромно узнают, сколько будет стоить удаление их имени из такого списка.

Понятно, что у нас тяжелое историческое наследие, и если у тебя прадеда раскулачили и отправили в Магадан, то трудно сейчас выйти и сказать: «А у меня мельница».

Тебе скажут: «Дурак? Иди завали ее еловыми ветками и никому не показывай, потихонечку мели свой хлеб, пока не отобрали». Если в Европе частный капитал развивался сотни лет, и он уважаем, как в той же Италии, где каждый второй бизнес – семейный, то здесь, когда человек говорит, что вот этими руками все сам за пятнадцать лет создал, в лучшем случае его похвалят за то, что его не посадили.

Фото: Mohamed Bourouissa


И тем не менее. В Беларуси за последние 15 лет оформились и расцвели десятки самых разнообразных интересных компаний, возглавляемых людьми, которые станут, я надеюсь, еще лет через двадцать, хрестоматийными примерами того, как в стране зарождался и проходил путь становления частный бизнес.

«Будешь рассуждать, когда своего родишь»: чем собственник отличается от топ-менеджера

Почему у нас на встречи Клуба собственников ежемесячно приходит от 30 до 50 человек? Они хотят увидеть кого-то, кто думает точно так же. Когда вдруг в Клуб приходит чей-то директор, абсолютно четко чувствуется дистанция. Знаете фразу: «Будешь рассуждать, когда своего родишь», ну, вот они по аналогии считают, что пока ты не «родил» свою компанию и не вырастил ее, ты не поймешь того, кто это уже прошел. Хотя, нужно отметить, за последнее время в стране сформировалась и заметная прослойка топ-менеджеров из тех, кто в нулевые помогал эти самые бизнесы строить и запускать; из тех, кто получил классическое образование вроде МВА; из тех, кто совсем недавно оставил студенческую скамью и полон задора и огня – все они, в общем-то, молодцы. Но есть существенное различие: решения, которые принимают топ-менеджеры, по сути, ничего им не стоят, кроме зарплаты и бонусов. А собственнику любое решение стоит живых денег, и чем бизнес крупнее, тем риски больше.

Всего у меня в проекте около 450 участников. Их бизнесы – это, скорее, средний и средний плюс по размеру и оборотам. Бизнесмен с оборотом поскромнее в Клуб не идет – стесняется. Считает, что пока свой миллион не заработал, рассказать ему нечего. Так и получается, что основной костяк и Академии, и Клуба – люди, хорошо знающие и доверяющие друг другу, и дополнительная ценность для них – иметь возможность общаться с равными на равных, извините за тавтологию. У меня часто спрашивают: какие они? Они очень разные, но если стремиться ответить на этот вопрос, то несколько типажей можно выделить.

Тип первый. Человек, который смог «адаптироваться»

Фото: Lars Tunbjörk


Есть люди, которые стали собственниками в процессе неимоверных приключений, круче, чем у Алисы в Стране чудес. Кто-то с незапамятных времен работал в госструктуре: в учреждении или на заводе начальником отдела или главным инженером. Потом стал директором, потом – оп, под шумок все приватизировал и получил себе в собственность «маленький свечной заводик».

Кто-то в начале девяностых, почесав высокий лоб и закрепив понадежнее очки за оттопыренные уши – предмет семейной гордости – сел да и записал свою давнюю идею по оптимизации чего угодно в тетрадку в клеточку, и с этой тетрадкой очень удачно попался какому-нибудь восточному немцу на дружеской конференции – и заработало!

Сейчас им ощутимо за пятьдесят, их бизнесы редко на виду, а даже если это так, то сами собственники публичности не любят, и попасть на прием или уговорить их выйти в люди можно, только зная «того-Иван-Иваныча», имя которого станет ключом, открывающим замок в суровом сердце собеседника. Общение с такими людьми бесценно.

Тип второй. Ребята, которые возили свитера из Мурманска

Второй типаж – люди, которые сейчас говорят: «Нашему бизнесу 20 лет». На самом деле, в актуальном виде он существует около десяти, ну, максимум, пятнадцати лет, а первых десять лет бизнесмен из Мурманска привозил кроссовки, на которых было написано «Rebok», и свитера в стиле «милый, отвези меня в тундру». Туда шесть суток, а потом – назад, на паровозе с сумками. Когда такие люди говорят, что их компании двадцать лет, я удивляюсь: «Почему вы никогда не рассказываете, что делали первых пять-десять лет, это же самое интересное!?» – и чаще всего получаю уклончивый ответ о том, что не так уж это и интересно.

Если знать, на каком «велосипеде» он приехал на свою первую деловую встречу, то это очень «ухаха» смотрится со стороны. И одновременно вызывает еще больше уважения, потому что кто-то как ездил на условном велосипеде, так и ездит. А у кого-то все поменялось. Вот этим людям сейчас от 40 до 50. Все они большие молодцы, и еще через десять лет достигнут гораздо более внушительных результатов, просто они так устроены: двигаться вперед – это прописано у них в заводских установках. Как и живой пытливый ум, а также голова, полная идей.

Рынок в Лужниках в 90-е


Они несут на себе ответственность не только за себя и свою семью, но и за свои компании и сотрудников, за их семьи и будущее – иначе не привыкли, такие, знаете ли, представители истинного триединого стандарта филлэлина: джентльмен, исследователь, головорез. Я хотела бы, чтобы они чаще рассказывали нынешней молодежи, с чего начинали, чтобы не дать развиться мифу о том, что деньги зарабатывать легко и весело.

Тип третий. Тридцатилетние бизнесмены

Есть еще один тип современных владельцев бизнеса – это ребята, которым сейчас до тридцати. Завистники обвиняют их в том, что у них папа, мама, богатая любовница, инопланетяне и все, что угодно. Любому можно дать сто штук. Кто-то их красиво спустит, что кстати, тоже талант, а кто-то сделает из них двести. И какой бы ни был папа – если только он каждый раз незаметно в тумбочку деньги не подкладывает, чтобы сына не расстраивать – без должного старания ничего не выйдет! По сути, таких ребят сейчас достаточно в нашей стране, и они пока еще не свалили. Мне кажется, государству нужно сделать все, чтобы они остались, чтобы как минимум следующему поколению, которому будет пятнадцать совсем скоро, было чем заняться здесь, на родине. Эти тридцатилетние ребята имеют уникальную возможность перенимать опыт старших товарищей, делать меньше ошибок, добиваться результата быстрее своих родителей. Большинство из них – очень интересные интеллигентные люди, которые, в отличие от своих сверстников, уже поняли, что является на самом деле ценным. Вот им нужно дать возможность реализовать себя, чтобы у этой страны что-то получилось в будущем.

Тип четвертый. Имя им – Женщины

С нескрываемой радостью хочу отметить, что женщины в последнее время сформировали довольно устойчивую группу среди современных собственников бизнеса. И каждая из них достойна отдельной статьи, поверьте. С нашим мировозрением и реалиями быть бизнесменом непросто, быть женщиной-бизнесменом – подвиг. Есть масса примеров, когда интересные женщины занимаются очень неожиданным типом бизнеса. Например, у меня есть милая приятельница, которая владеет СТО по покраске и починке машин.

Если бы я вас сегодня познакомила и сказала: «Здравствуйте, вот у нее СТО», вы бы сказали: «Нет, скорее всего, она шьет одежду для пекинесов».

В жизни этот человек говорит по телефону слова типа «рихтовать», «шлифовать» и прочие шпицштихели вворачивает – не хуже Саввы Игнатьича из «Покровских ворот». При этом ее преданно любит и подчиняется ей команда из десятка-другого суровых автомехаников.

Есть женщины, владеющие капиталоемкими предприятиями и разбирающиеся в таких темах, в которых не каждый мужчина «волочёт», да какое там волочит – хотя бы смысл понимает. Их тоже немало, и на фоне большинства мужчин в своих отраслях они выглядят выигрышно и очень-очень круто.

Кадр из фильма


Еще достоин упоминания мой любимый тип по Альмадовару: женщина на грани нервного срыва. Она – взрослая, красивая, умная, немного утомившаяся от суеты и семейных проблем – в одно прекрасное утро принимает решение заняться делом. Своим делом, которое станет ее новым вдохновением и часто – смыслом жизни. И она начинает со свойственной ей мудростью и чувством прекрасного строить бизнес. В свои почти почти сорок (которые так никогда в большую цифру и не перейдут) она знает наверняка: не нужно никому ничего доказывать. Нужно делать то, что считаешь правильным, и получать желаемое. Она себе и людей точно так же подбирает: мягкой лапой. И расстается с ними по щелчку пальцев, не меняя выражение лица. Таких живых примеров очень много, и я ими восторгаюсь. Опять же, порой благодарю жизнь: как повезло знать эту женщину лично, потому что я бы не хотела невзначай ляпнуть что-то и попасть под этот элегантный комбайн.

Как работает Клуб, и зачем собственники нужны друг другу

Прежде всего, для общения. Есть масса вопросов, которые они не могут обсудить со своей семьей, по разным причинам: их или не поймут, или они сами не хотят загружать близких своими рабочими проблемами. Что-то невозможно обсудить с коллегами и партнерами, где-то сомневаешься, доверять им или нет. Какое решение лучше принять в такой ситуации? Как договориться с партнером, с семьей, с инвесторами? Как правильно уволить топа, где взять нового? Они мало доверяют каким-то там самопровоглашенным экспертам, им гораздо важнее сравнить свое мнение с мнением тех, кто каждый день делает тоже самое, что и они сами. Для этого круга ценно, чтобы мероприятия были закрытыми. Людям нужна хотя бы условная степень доверия, и если мы их собрали вместе, они знают, что случайных людей не будет.

В начале этого года на одном из мероприятий речь зашла о том, как тяжело ударили по всем события прошлого декабря, и они, озвучивая свои потери, как-то затронули тему садоводства вскользь, и, подытожив печальные цифры потерь, предложили друг другу назваться клубом просаженных лимонов. Чувство юмора не покидает их никогда, что, кстати говоря, еще один отличительный признак этих сильных людей.

Вот такой «клуб просаженных лимонов» – на деле, жизнеутверждающий процент людей, которые делают свое дело, и делают его хорошо.

«Египет никто не отменял». Стали ли российские запреты Клондайком для «Белавиа» и минского турбизнеса

Бизнес • редакция KYKY
Россия закрыла себе небо трёх стран: Украины, Египта и Турции. Две последние из этого списка – самые востребованные курорты россиян. Казалось бы, сейчас все русские должны рвануть на юга через Минск. KYKY узнал в белорусских турфирмах и у представителей «Белавиа», так ли это.