Лекарство от выгорания. Чем бы занимались беларуские бизнесмены, если бы бросили свои дела

Бизнес • Вика Луд
Мысль бросить всё и заняться уже «нормальной работой» без нервов, неадекватных коллег и дедлайнов в моменты усталости посещала каждого. KYKY решил нарушить личные границы успешных беларусов и разузнал, чем бы они занимались, если бы однажды решили послать все свои совещания, переговоры и бизнес-планы куда подальше. И, знаете, в этой параллельной реальности было бы намного приятнее жить.

Владелица кондитерской Brioche Галина Корсак занялась бы ювелирным делом

Галина Корсак, фото из FB

«В моем направлении очень сложно «выгореть», но если бы это все-таки случилось, я продвигала бы современных художников или открыла первый в Беларуси ювелирный университет. Да-да, это была бы профессиональная школа, где учат геммологов, дизайнеров ювелирных изделий и изготовителей. А художников, в том числе и беларуских, продвигала на зарубежных рынках – там искусство очень любят и ценят».

Основатель TUT.BY Юрий Зиссер писал бы книги

«Если бы у меня было больше времени, я занялся бы писательством и больше путешествовал. Причем писал бы о многом: например, о бизнесе, путешествиях, здоровом образе жизни. Впрочем, я и сейчас этим занимаюсь. Ну, и конечно, больше времени уделял бы музыке – игре на фортепиано».

Партнер в BusinessTools Александр Кутас развивал бы в Беларуси покер

«У меня есть отличный план, который позволит объединить приоритетные направления – семью, путешествия и... покер. В него мы с друзьями традиционно играем несколько раз в месяц – это такой драйв! Но для хорошей партии нужна «правильная» атмосфера, которой в минских игорных клубах практически нет. Поэтому я бы с удовольствием запустил стильный аутентичный покерный клуб и развивал культуру этой игры в Беларуси. Ну а дальше надо попасть в Мировой тур. Участие в нем как раз и даст возможность и много путешествовать с семьей, и проявить себя в любимой игре».

Научный руководитель бизнес-школы «Капитал» Максим Поклонский хотел бы делать мебель

Максим Поклонский, фото: Андрей Давыдчик

«Первое – я буду делать мебель ручной работы (даже знаю, где будет мастерская). Это очень эмоциональный продукт, который может тонко создать настроение обстановки. Когда-то 20 лет назад я успешно занимался компьютерной графикой, и у меня остались навыки 3D-моделирования. Когда вокруг будут одни роботы, вот такие «ручные» вещи будут востребованы.

Вторая вещь, которой я буду заниматься ближе к старости, – обучать детей. Я вижу большой потенциал в изменении страны не в нас, взрослых и сформированных, а в детях. Пока этим я занимаюсь со своим тремя детьми, но в будущем хочется охватить более широкие массы. Я знаю, что найду поддержку и даже спонсоров на это дело».

Менеджер компании Wargaming Андрей Шубадеров будет просто воспитывать внуков

«Вообще мне трудно выгореть на работе в IT-компании – в нее я пришел после 30 лет службы в армии. Средний возраст у нас – 28 лет (мне же – 48), и вокруг огромное количество красивых девушек. Наверное, таким образом Всевышний со мной рассчитался после долгого срока в кругу мужчин. Конечно, никто не защищен от выгорания, но каждый уважающий себя человек постоянно генерирует различного рода активности. Так и я: в моей голове уже лет 15 постоянно рождаются новые идеи. Ну, а если вдруг выгорю, то пойду на заслуженную пенсию воспитывать внуков. Или закручу какой-нибудь стартапчик».

Основатель концепт-стора Moonlight Светлана Коледа открыла бы творческую студию

«Чтобы понять, что тебе близко, всегда стоит заглянуть в детство, вспомнить, что увлекало и затягивало с головой. К примеру, я в детстве очень любила цвет, краски, творчество. Поэтому, скорее всего, я бы занялась созданием детской творческой студии. Думаю, что к этому времени уже не захочется гнаться за грандиозным финансовым успехом, скорее, в приоритете будет желание сделать мир ярче и светлее. Будет хотеться поделиться накопленными знаниями в колористике, композиции, развивать в детях вкус, чувство прекрасного. А совсем под старость якупила бы небольшой виноградник во Франции. Каталась бы на велосипеде, готовила киш и каждый вечер собиралась с друзьями на уютной террасе и дегустировала вино!»

Совладелец бара «Хороший год» Александр Кульбачко делал бы крафтовое вино в гараже

«При полном финансовом благополучии я бы отправился в путешествие – от Антарктиды на ледоколе до полугодового путешествия по винодельням регионов Бургундии и Роны. А если рассматривать нормальное положение вещей, то я всегда мечтал стать археологом и историком: оказываться там, где уже давным-давно не было людей, по обрывкам фотографий и квитанций 30-х годов восстанавливать судьбы людей, о которых забыли все. А еще искать и находить клады времен Речи Посполитой и следы огненной пятилетки 1920-1925 от Ракова до Барановичей. Когда-то в Крыму я нырял в затопленный город – это было очень круто.

Ну а еще параллельно занялся бы гаражным виноделием у нас. Просто вчера я своими глазами видел крафтовое игристое из нашего винограда на нашем оборудовании по технологии натуральной шампанизации. Это был восторг».

Генеральный директор kufar.by Михаил Сендер стал бы музыкантом

Михаил Сендер, фото из FB

«Если бы я действительно начал выгорать, то отказался бы и от своего бизнеса, и от блога, ибо если и не замучили бы чиновники и бюрократы, то задолбали бы комментаторы. В такой ситуации я, скорее всего, вернулся бы к искусству. Когда-то я был продюсером, музыкантом и вокалистом в проектах Dreamgale и UltraВожык, но ушёл из музыки с чувством некоторой незавершённости. У меня на жестком диске лежит куча недоделанных песен, по ночам клюет обиженная муза, в углу стоит запылившееся электронное пианино, весь шкаф завален студийным оборудованием. С радостью бы заперся в студии месяца на три и не выходил бы, пока не будет, с чем ехать в мастеринг-студию.

Еще есть давняя задумка создать комедийный подкаст. В случае выгорания это может сработать даже лучше, чем сидение взаперти под звуки депрессивной музыки, которая всё равно звучит как-то не так. На худой конец, всегда мог бы снова начать рисовать карикатуры и комиксы, чему посвятил львиную долю своего детства».

Директор компании МАСМИ Татьяна Лисицкая посвятила бы себя детским проектам

«Если бы я в данный момент перестала заниматься маркетинговыми исследованиями, то уехала бы в долгое путешествие, а потом сделала бы проект для души – что-нибудь связанное с детьми. Моё первое образование к этому располагает. Запускала бы в своём родном городе, конечно: для меня нет чувства прекраснее, чем после долгого странствия вернуться домой, в красивый цветущий Минск.

А в свободное время я обязательно бы рисовала. Очень люблю рисовать! И про игру на фортепиано важно не забыть – нет ничего лучше музыки Шопена долгими зимними вечерами.

Эх, до чего же красиво звучит жизнь без маркетинговых исследований! Жаль только, для меня без них жизнь не имеет смысла».

«Ещё раз позвонят на мобильник, я запихну этому рекрутёру его в…» Что айтишника бесит в HR

Бизнес • Сергей Лавриненко
Беларусов довольно сложно назвать зажравшимися людьми: состояние экономики упорно возвращает на землю всех, кто даже 10 лет назад жил на широкую ногу. Но есть одно исключение: IT отрасль – это по-прежнему рынок, где царь – работник, а не наниматель. Поэтому айтишник – единственный, кто может диктовать условия эйчару. Внимание, Этот текст может использоваться как инструкция по освоению IT-мира для рекрутеров.