Сергей Метто: « Я доверяю горящим глазам. Страсть – намного важнее, чем опыт»

Бизнес • Диана Вашкель
«Однажды, в самом начале, когда я работал по 16 часов, я очень сильно заработался, и пришел на работу в разной обуви: на одной ноге ботинок, а на другой — зимний сапог. В тот же день я проехал перекрёсток на красный свет. Тогда я пришёл в турагентство и сказал: «Везите меня подальше куда-нибудь», — учредитель компании «Онега» Сергей Иванович Метто в большом интервью для Дианы Вашкель.

О бизнесе и отношении к деньгам

KYKY: В одном из интервью я прочитала о том, что «Онега» — это только начало, а в дальнейшем Вы собираетесь построить ещё более крупный бизнес.

Сергей Метто: Да, все верно. Диалектика развития говорит о том, что каждый следующий проект имеет право быть крупнее предыдущего. В моем случае, я думаю, это будет что-то вроде переработки сельхоз продукции, либо ее выращивание.

KYKY: А предыдущие проекты будут продолжать существовать?

С. М.: Да.

KYKY: Мне как человеку совершенно обыкновенному, кажется, что бизнес строится для того, чтобы заработать деньги. Неужели «Онега» не приносит достаточного дохода, и вам приходится держать ещё какие-то бизнесы (oede.by, «Ягодная долина», массажные кресла). Для чего?

С. М.: Пользу людям приносить.

KYKY: А время и вправду остается на что-то еще? Вы ведь, как было сказано в одном из интервью, работаете по 16 часов?

С. М.: По 16 часов я работал первые 6–8 лет. Сначала к бизнесу относился как к средству зарабатывания денег. Но сколько можно-то? Потом уже человеку нужна какая-то реализация себя, скажем, в творчестве. Вот бизнес — это моё творчество.

KYKY: Своеобразное такое у вас творчество.

С. М.: Ну, смотрите, как и в творчестве, в бизнесе сначала есть видение. И вы, пытаясь воссоздать видение, начинаете собирать все по кусочкам. Вот есть у меня идея поднять культуру питания в стране. Началось все банально с портала, потом — кулинарная школа, дальше будет что-то ещё. Всё строится постепенно.

KYKY: А в самом начале вашего предпринимательства, вы ведь стремились к чему-то более материальному, чем просто приносить пользу?

С. М.: Конечно. Это элементарная пирамида Маслоу.

KYKY: А к чему стремились?

С. М.: Это была квартира, обеспечение детей, чтобы они не ходили в рваных колготках. Всё как у любого мужчины начиналось. Просто мне повезло, я выбрал себе такую работу, которая по истечению семи-восьми лет выполнила все мои первичные потребности, и я смог идти дальше по пирамиде Маслоу, самореализовываться и приносить пользу людям, общаться с бизнесменами, с теми людьми, с которыми мне интересно.

KYKY: Круг общения сильно изменился? Кто-нибудь из тех людей, с кем вы общались в детстве, остался рядом?

С. М.: Нет. Потому, что люди меняются, и меняются интересы, меняются взгляды. Один из моих лучших когда-то друзей живет сейчас в Америке, с ним с первого класса и до последнего курса института дружили. А сейчас даже не общаемся. С ним какие-то плакаты продавали, которые из Одессы привозили, и ещё бизнесы начинали. Это нормальное явление. Люди общаются, когда есть общие темы для разговора. Если интересы разные, то и общение пропадает.

KYKY: Расскажите, а как появилась такая странная идея как чипсы в шоколаде? Она принадлежит вам?

С. М.: Ну, это был такой новогодний подарок от компании «Онега». Правильнее будет называть даже рекламной партией продукции, про которую все будут говорить. На которую все будут обращать внимание, так же, как вы обратили. Как PR-акция он сработал хорошо. А идея появилась забавно. Конвеер, который делает чипсы, находился рядом с конвеером, который делает шоколадные батончики. И вот на второй конвеер положили чипсы, полили их шоколадом, попробовали. Потом принесли мне попробовать. Интересно. И мозг сразу же начал думать, что же такого с этим можно сделать? Так вот и появились эти чипсы. Никакая идея просто так из пальца не высасывается. Любая идея навевается окружением, она приходит сама по себе. Из последних, например, в линии чипсов «Just Brutal» я начал делать чипсы «Tartilia». Первые — это картофельные овальные чипсы, а вторые будут кукурузными треугольничками. И этот проект уже на выходе. Месяц-два, и продукт уже появится на полках.

KYKY: А можно ли сказать, что компания, добившись определенного успеха, может изготавливать уже все, что ей заблагорассудится, а люди это «съедят», полюбят?

С. М.: Нет, конечно, нет. Из всех идей, зарождающихся у нас, до практической реализации доходят буквально 5–10%. Нельзя делать что-то и говорить, что люди это полюбят. В любом случае есть какие-то веяния, а твоя задача — удовлетворить потребности. Конечно, есть случаи, когда ты буквально навязываешь свои идеи. Классический пример этому — гонка смартфонов, всеми любимые iPhone. Я смотрю по функционалу и понимаю, что вполне хорошо может работать и 3-й, и 4-й. Та же самая история — гонка компьютерных процессоров. Мы на сегодняшний день не используем даже и полпроцента тех возможностей, которые могут дать самые слабые нетбуки. Но есть гонка, есть мода, и она навязана искусственно. Но есть другие способы. Вот, например, сейчас есть такой тренд, что люди все меньше и меньше времени хотят тратить на приготовление пищи. И Онега в продолжение снековой компании может выпустить, скажем, батончик, содержащий все необходимые витамины, которые должны входить в полноценный домашний обед. И согласитесь, если человек находится в серьёзном ограничении временем, то он наверняка согласится на такой батончик, заменяющий полноценный завтрак, или обед, чем на пачку чипсов. Моя следующая мечта — воплотить эту идею в реальность.

KYKY: Это как еда для космонавтов в тюбиках.

С. М.: Что-то из этой области.

KYKY: А вас не пугает, что людям скоро комфортно будет в закрытом пространстве, абстрагировано от всех и с едой из тюбиков?

С. М.: Но вы же не будете всегда так питаться. Только в тех самых крайних случаях, когда времени вообще нет. А готовить-то все равно нужно, но вот в таких условиях: вы живёте в Минске, учитесь, снимаете квартиру, у вас сессия, у вас каждая минута на счету, и вам нужно за короткий срок подготовится, или у вас на выходе какой-то проект, вы не хотите тратить время на приготовление еды. Я ведь просто предлагаю решение. А выбирать его или не выбирать — решать вам. В конце концов, вы можете пойти на кухню и приготовить спагетти. Батончик не вкуснее и не полезнее, чем обычная еда, но полезнее, чем конфеты, или чипсы.

О женщинах в бизнесе

KYKY: Я читала историю о том, что зарабатывать деньги, правильно высчитывать прибыль относительно растрат вас научила мама, так как мама у вас предприниматель. Ваша сестра (младшая), она тоже выбрала такой путь?

С. М.: Она пыталась. Я помогал ей. Но в итоге мы пришли к выводу, что это не ее. И она вернулась к тому занятию, от которого ушла — воспитатель в детском саду. Правда, сейчас она уже заместитель заведующего. Всё-таки отголоски маминого воспитания напоминают о себе. Мы пришли к выводу, что добытчиком в семье все-таки должен быть мужчина, а она будет украшать мир красотой. Конечно, есть и успешные женщины-предприниматели. И я, ни в коем случае, не сторонник каких-то гендерных различий.

KYKY: Вот я хотела спросить: женщина может быть успешной в бизнесе или все же это мужское занятие?

С. М.: Конечно, может. Просто как показывает статистика, у женщин для этого гораздо меньше возможностей. Ей нужно уйти в декрет, ребёнка вырастить, физически она слабее.

KYKY: А вот утверждают, что психологически — сильнее.

С. М.: Психологически — да.

KYKY: Но для бизнеса ведь не нужна физическая сила?

С. М.: Для бизнеса нужна концентрация, и упорство на протяжении долгого времени. А женщина, вот представьте: ей утром нужно нарядиться, вечером — разрядиться, при этом ещё растить ребенка, чтобы быть полноценной женщиной. Я здесь без фанатизма. Есть общество, есть сложившаяся культура, есть мораль общества. В процентном соотношении, если посмотреть на мое окружение, количество женщин бизнесменов и мужчин-бизнесменов — это 1:10.

KYKY: То есть к женщинам в бизнесе вы относитесь так же одинаково хорошо, с тем же уважением, как и к бизнесменам-мужчинам?

С. М.: Понимаете, логика — она одна. И какая разница, кто тебе это говорит. К женщинам-бизнесменам я отношусь даже с большим уважением, потому что я понимаю, через что им пришлось пройти. То есть мужчинам в этом смысле гораздо проще. Это и есть объяснение того, почему мужчин-бизнесменов больше. У женщин больше физиологических обязанностей.

KYKY: А коммерческую жилку можно развить или с ней нужно родиться?

С. М.: Это вопрос исключительно воспитания. Это впитывается с молоком матери. Моему младшему сыну год и три месяца. Он сейчас — обезьянка. Когда он видит, что я лежу на диване у телевизора, то он тоже подойдет и ляжет у этого же телевизора. А если он видит, что я что-то руками мастерю или что-то делаю, то он садится рядом и тоже начинает повторять. Воспитание коммерческой жилки происходит таким же образом. Я как-то заметил, что моя младшая дочка очень не хотела делать уроки. И тогда сел с тетрадкой своей рабочей, занимаюсь своими делами и заметил, как она принесла свой портфель, села рядом и тоже начала что-то там писать. Я потом, конечно, начал этим пользоваться (улыбается).

KYKY: А вы много времени проводите с детьми? Как это происходит?

С. М.: По-всякому. У меня нет отдельного плана, а-ля два раза в месяц ходим в кино. Все зависит от обстоятельств. Конечно, раньше времени у меня было поменьше, чем сейчас. Я припоминаю одну историю, когда мы выезжали за границу, моя дочь говорила: «Пап, как же здорово, за границей. Дома тебе нужно зарабатывать денежки, а здесь так хорошо, с карточки денежку снял и не нужно работать». Я пытался объяснить, что для того, чтобы с карточки снять деньги — их сначала нужно заработать и на эту карточку положить. Но это было сложнее.

О мотивации, фобиях и журналистах

KYKY: Сейчас как-то модно стало говорить об успехе и выяснять, чем же успешные люди отличаются от неуспешных. Интернет завален буквально такими статьями, и вот на одну из них я наткнулась буквально перед выходом. Хочу Вам предложить прокомментировать парочку из пунктов:

1. Концентрироваться не на прибыли, а на страсти.

С. М.: Верно.

KYKY: Разве? Ведь если к гитаре относиться только, как к музыкальному инструменту, так можно всю жизнь играть в гараже только ради своего же удовольствия, не заработав на этом.

С. М.: Здесь другой контекст. Работать нужно! И работа должна быть страстью. Нужно страстно отдаваться тому, что приносит пользу, а это уже и есть средство заработка. И не стоит непрерывно считать, сколько тебе это принесет, а просто окунаться в действие, и оно будет тебе же в пользу.

2. Развиваться можно только в кругу людей, которые тебе противоречат. С единомышленниками развиваться сложнее.

С. М.: Это выглядит, как попытка сложить все в одну корзину, рассказать обо всем в 4–5 предложений. Вообще нужны и единомышленники, и те, кто мыслит иначе. Если у вас общая цель, общая идея, если вы вместе идете к ней, и вы это понимаете, но мыслите по-разному — это хорошо. Если вы мыслите одинаково — это тоже хорошо. Это вообще не та вещь, на которой стоит заморачиваться.

KYKY: Я предполагаю, что на своем пути вам наверняка встречалось предательство. Подскажите, как правильнее относится к этому: продолжать верить людям или все же рассчитывать только на себя?

С. М.: Слушайте, вот ни разу у меня такого не было. Предательство — это когда ты кому-то доверяешь, а этот кто-то вас обманывает. Меня никто не предавал, никто не обманывал так, чтобы прямо были какие-то драмы жизненные. Может быть, я счастливый человек, и мне очень сильно повезло, я не знаю. Пока вот не было такого. Надеюсь, и не будет.

KYKY: Не было никаких крупных разбирательств?

С. М.: Были и судебные разбирательства, ну это нормально. Всегда есть люди, которые считают, что только для них солнце светит.

Были разборки какие-то, да. Но это не предательство. Это так же обычно, как дождь идет. Не совсем приятно, но ты знаешь, что очень скоро пройдёт. Встречались подлые люди на моем пути.

KYKY: Но это ведь заставляет осторожнее относиться к жизни?

С. М.: Подождите, осторожность никто не отменял. Тебя всегда могут обмануть, и с этим нужно быть осторожным. Когда маленьких детей учат ходить, им говорят «смотри под ноги». Выходя из машины, ее не оставляют открытой, ключи носят в кармане. Это элементарная безопасность. Человек должен бояться и всегда должен быть осторожным.

3. Жизнь коротка, и каждую минуту нужно использовать по максимуму.

С. М.: Мне кажется, я никогда об этом не думал. Живешь, что-то делаешь. Что значит «жизнь коротка»? То есть я сейчас должен бежать куда-то? Что я сейчас должен делать? У меня другие совершенно категории. Делай, что должен, и будь что будет.

KYKY: А вообще вы совершали какие-нибудь странные безбашенные поступки?

С. М.: Нет, я вообще не люблю экстрим. Если только мой бизнес не рассматривать, как экстрим. Я допускаю, что если бы жизнь была скучной и размеренной, если бы была монотонная работа, то, наверное, негативную энергию нужно было бы выплёскивать. А так, в принципе, каждый день хватает проблем, задач, и есть где зарядить эмоции. У меня всегда есть необходимая доза адреналина.

KYKY: Есть ли у вас какие-то фобии?

С. М.: Я очень летать боюсь. Летаю только, когда очень необходимо. И то, перед полётом выпиваю чего-нибудь крепкого, чтобы не бояться. Фобия — вещь неконтролируемая. Вот знаешь вроде, что всё хорошо, что полёты проходят хорошо, но что-то все же не дает успокоиться.

KYKY: Расскажите о себе как о руководителе. Вы строгий? Вас боятся?

С. М.: Хм. Наверное, боятся. Различных корпоративных культур очень много. И каждая из них, имеет право на существование. Здесь нельзя сказать, каким правильно быть. Это как афроамериканцы, монголоиды. Здесь же нельзя сказать, что черным быть неправильно. Просто это другая культура. Есть американские и немецкие компании, где все очень строго. Есть довольно успешные итальянские компании, где можно и на работу опоздать. А попробуй опоздать на работу в Германии. Есть датчане, где на работу в тапочках вообще можно ходить. Есть Англия, где на работу можно приходить только в костюме. На самом деле, это только вопрос культуры. Кроме того, все люди разные, и, поверьте, есть такие, которым, в самом деле, нужна очень строгая дисциплина, и именно при таком раскладе они наиболее продуктивны — в компании, где у тебя никто не спросит, как у тебя дела. Тебя воспринимают как человека, который должен выполнить задачу. И все! Просто тупо работай, и выполняй все пунктики, которые указаны. И распределение людей происходит естественным образом, и рано или поздно человек попадает в ту компании, где он более эффективен. Так же и сами люди по-разному относятся к своим обязанностям.

KYKY: А вы вообще любите общаться с журналистами?

С. М.: Ну, как вам сказать. Это отбирает очень много энергии, но если это рассматривать с точки зрения предпринимательства, или если придавать значение тому, что это может вызвать интерес у людей, подвигнуть их к действию, то да. Люди любят брать пример, любят подражать. Я сам когда-то любил читать биографии успешных людей. У меня тогда сложился собирательный образ человека, который приносит пользу людям, который много общается, которого уважают и признают. И с этой точки зрения интервью — это хорошее дело, и поэтому я это делаю. Сказать, что я ищу публичности — нельзя.

KYKY: А как вы можете себя описать? Ну, или, если не можете описать себя, то, возможно, можете вспомнить, какие качества вам определяют друзья.

С. М.: Не знаю (улыбается). Я никогда не интересовался. Мне кажется, это лучше спросить у них. Ну да, я щедрый, я внимательный, я образованный, очень старательный. Ну, по крайней мере, я стремлюсь таким быть. Мы сразу решаем, кем мы хотим стать, а потом начинаем к этому стремиться. Если я хочу быть красивым, то я, наверное, начинаю что-то для этого делать — наряжаться, причёсываться. Я вот хочу быть щедрым, внимательным.

4. Нужно заботиться о здоровье. Обычно люди сначала гробят здоровье, чтобы заработать деньги, а потом эти же деньги тратят, чтобы здоровье восстановить.

С. М.: Конечно, заботиться о здоровье нужно всегда. Да, недосыпать это нехорошо, но и пересыпать — это очень плохо. Есть ведь определенная норма пересыпания, после которой ты уже становишься лентяем. Все есть добро, и все есть зло, — сказал когда-то Сократ. И лишь мера определяет, что есть что. И нервничать тоже нужно, потому что когда ты в меру нервничаешь, ты делаешь антистрессовую закалку организма. Но здесь тоже нужна мера. Без абсолютизма, без фанатизма. Есть такая хорошая поговорка: «Что не убивает, то делает сильнее».

KYKY: Были ли моменты, когда вы уставали, и Вам очень хотелось все бросить?

С. М.: Нет. Появлялись мысли отдохнуть. Как правило, в это время мой организм заболевает. И я понимаю, что пора поумерить пыл. Однажды, в самом начале, когда я работал по 16 часов, я как-то очень сильно заработался, и пришел на работу в разной обуви: на одной ноге ботинок, а на другой — зимний сапог. В тот же день я проехал перекрёсток на красный свет, и заметил это потом уже — когда понял, что все стоят, а еду я один. Тогда пришёл в турагентство и сказал: «Везите меня подальше куда-нибудь». И на следующий день я отправился в Словакию кататься на лыжах.

О семейных ценностях и образовании

KYKY: Есть ли у вас люди, которым вы передадите свой бизнес, если вдруг с вами что-нибудь случится? Кто эти люди? Может быть дети?

С. М.: Детям передавать очень сложно. В мире вообще очень мало удачных примеров передачи бизнеса от родителей детям. Наверное, было бы правильно задуматься об этом, как-то подстраховаться, но я никогда этого не делал. Любой бизнес — это продолжение тебя. За исключением каких-то публичных бизнесов, которые существуют уже сотни лет, те, где есть советы директоров, работают, где нужно точная и четкая система. Это понятие называется корпоративный менеджмент, но у нас в Беларуси нет такой традиции, нет культуры такой. Об этом, мне кажется, можно говорить часами. Например, об институте директоров, которые могут управлять делами. У нас в стране все завязано на личности.

KYKY: Вы часто ходите на семинары?

С. М.: Да. Очень часто. Семинары, конгрессы, конференции… Это моя среда общения. Есть конференция Топ-менеджмент. Есть фестиваль рекламы «Белый квадрат». Есть «Клуб собственников», есть Институт Приватизации Менеджмента, который я очень люблю. Они регулярно проводят какие-то мероприятия. Нужно идти от того, что среда общения очень важна. И чтобы оставаться в курсе, чтобы развиваться, не отставать, это общение нужно поддерживать. И вот, сколько бы ты не ходил туда, какие бы мероприятия не посещал — всегда выносишь оттуда что-то новенькое.

KYKY: Как-то в одном из интервью у вас прочитала, что молодого специалиста вы часто предпочтете претенденту с большим опытом. И если я правильно понимаю, то у вас в компании работают только люди с огромным опытом за плечами?

С. М.: Ну как сказать. Я доверяю горящим глазам. В первую очередь должно быть желание. Страсть по отношению к своему делу — намного важнее, чем опыт. Можно на протяжении 20 лет все делать неправильно и считаться человеком с опытом. А можно прийти, научиться, и за 3–4 года стать лучшим главным бухгалтером.

KYKY: А образование важно?

С. М.: Да. У меня есть такая точка зрения, что, когда ты получил образование, то это значит, что ты можешь подчиниться какой-то системе. Нужно понимать, что у нас в жизни всегда есть ограничения.

В данном случае, если человек считает, мол, я такой особенный, не могу ваши тупые предметы учить, потому что они мне никогда в жизни не понадобятся, он не сможет подстроиться и под систему фирмы.

Для меня образование важно только с той точки зрения, как способность человека к самодисциплине.

KYKY: Но, в то же время, ведь так много людей, кто закончил университеты, кто-то даже по несколько высших образований получил, но толку от этого не вышло никакого.

С. М.: Это другой диагноз. Это синдром вечного студента. Всё всегда должно быть гармонично. Не стоит об этом забывать. Одно образование получил, над курсовыми попотел, дипломы сделал, на экзаменах выкручиваться научился — достаточно. Я когда вспоминаю свою учёбу в РТИ и вижу те задачи, которые передо мной сейчас, я понимаю, что это такая же курсовая. Я собираю кучу информацию в интернете, потом поэтапно, по плану ее расписываю, и потом, когда начинаешь работать — это и есть твоя защита, а результат — это оценка.

KYKY: Какие из приобретенных вами вещей, в момент, разумеется, покупки, показались вам невероятным достижением?

С. М.: Это было очень давно уже. У меня была машина Жигули, семерка. И в один прекрасный день она стала ломаться и настолько вывела меня из себя, что я пошёл в тогда ещё магазин «Панорама», там тогда стоял Опель Астра, иномарка, а их в Минске тогда ещё совсем немного было. Я пришел и сказал: «Я покупаю эту машину». Вот это было круто. Прекрасно помню, как я собой гордился. После этого материальные ценности больше так не ценились. Гораздо более приятно, когда вспоминаю другую историю. И именно она вызвала самые сильные эмоции за последнее время. На дне рождения моя старшая дочь сказала мне такой тост, что у неё много друзей, подруг, но ей не доводилось замечать, чтобы они хотели быть похожими на своих родителям. А вот ей хочется быть такой, как её папа.

KYKY: Любовь мешает бизнесу?

С. М.: Любовь вообще всему мешает. А эту ужасную историю про Ромео и Джульетту помните? Им даже жить помешала.

KYKY: А стоит любовь откладывать на потом?

С. М.: Повторяю, тех кого настигла огромная всепоглощающая любовь, нужно лечить. Но, может, вы имеете в виду личную жизнь. Когда дочка спрашивает, что важнее: личная жизнь или карьера, я всегда говорю, что личная жизнь, особенно для женщины.

KYKY: Пять вещей, которым вы научились на собственных ошибках.

С. М.: 1. Нельзя лениться. Было такое, что ленился, однако жизньпотомнаучила, что нельзя так делать. Нужно всегда много-много трудиться.

2. Делать зарядку. Сюда же — заботиться о здоровье. Я научился делать зарядку. Если ее не делать — начинаются проблемы со спиной или ещё что-то.

3. Нельзя обманывать. Это я понял ещё в детстве.

4. Учиться нужно всегда.

5. Пользоваться кремом от загара на пляже.

Паб-квиз: люди готовы платить за право отвечать на простые вопросы

Бизнес • Николай Янкойть
«Народ готов платить деньги за еду, развлечения и секс. Секс мы предложить не можем. Еда и так есть. Остаются развлечения. Позаботься о людях — и они сделают тебя богатым». Создатели самого популярного минского паб-квиза — «МозгоБойни» — рассказали KYKY, как зарабатывать на любителях поломать голову.