Ты можешь быть счастлив, если тупой

Анна Златковская
Чтобы действительно чувствовать себя счастливым, нужно атрофировать эмоции, сострадание, самокритику и совесть. Анна Златковская перечисляет пять простых правил, достаточных для того, чтобы наше существование оказалось весьма приятным событием, и безмерное счастье ворвалось в жизнь.

Правило первое. Свято верить в систему

Выжить в этом мире, в этой стране, чувствуя себя нормальным и счастливым можно, только если тупой. Очень тупой. От макушки до большого пальца на правой ноге. Наличие ума и духовности – не плюс, как принято считать, а жирный минус в карме белоруса. Путь в никуда, дорога пустой обречённости и тьмы, без права на свет в конце тоннеля. Когда видишь людей в инвалидных колясках, которых люди в синей форме не пускают на парад Дедов Морозов, ты понимаешь, вот оно – очередное доказательство унижения свободы во имя системы. В социальных сетях находятся комментаторы, которые недоуменно вопрошают: а с чего собственно обида? Не пустили, потому что не положено, не было бумажки, согласования. Простейшее радостное событие превращается в акт, где каждому нужен конвоир, официальное разрешение, справка о состоянии здоровья.

Нужно срочно тупеть, чтобы понимать эту систему, принимать её и головой и сердцем. Чтобы топать ногой и выкрикивать: «Правильно, так и надо!», когда на голые сиськи на пляже приедет ОМОН, а тунеядцы пойдут сдаваться в налоговую. Мы будем исправно платить налоги, налог на налоги, и налог с налогов на налоги, не заметив однажды, что платим системе за то, что живём, и за это надо извиняться. Будем помнить, что если захочешь постоять компанией количеством больше трех человек на Октябрьской площади и одарить прохожих цветами, нужно нести ответственность перед законом, ограждающим людей думающих от тупых и ограниченных.

Арт: Бэнкси

Танцующий флешмоб – не для Беларуси, счастье и радость здесь не в почёте, только скорбь, плач и танки. А главное – система реально работает. Нужно только пообещать людям благоденствие, облечь все в форму защищающего народ закона, и толпа сама съест, кого надо, сошлются в тюрьмы несогласные, ищущие, умные. Останутся только способные на предательство и подобострастие – счастливые тупые люди.

Правило второе. Работать в системе

Твоё творчество и мозги никому не нужны. Пытаешься работать на себя и выпасть из режима? Окей, плати огромные налоги. Любое частное проявление плотно окольцовано Министерством труда, здравоохранения, санстанцией и прочими важными службами. Пыль под бачком унитаза в ресторане? Закрыть ресторан! Вяжешь шапочки, чтобы прокормить ребёнка? Плати дань. И нечего Вконтакте прятаться, найдём, укажем, размажем.

То ли дело – государственная контора. По пять человек в 7-метровой комнате на разваливающихся стульях. Выполнение трудовых обязательств не относится к госслужбам, это ведь не частник, подобный дойной корове, а всего лишь аппарат власти – способ управления людьми. Носить чулки дамам бесполезно, они рвутся о рыхлые старые деревянные столы. Компьютер старый, как твоя прабабушка? Радуйся, что вообще выделили личный (восклицательный знак) компьютер. Коленки упираются в системник, и для обработки почты надо прождать полчаса – двадцать первый век, детка, не про тебя.

Обеспечивать людей в учреждениях простейшими бытовыми нуждами – ненужная растрата государственных средств. И если в туалете есть жидкое мыло, то ты вообще шикуешь.

Делилась знакомая Настя. Работала в государственном учреждении, довольно крупном – более тысячи человек в компании. Надо было подписать договор у главнокомандующего. Работа для нее была новая, плана действий Настя ещё не знала. Ей объяснили схему: несёшь документы Иванову, который отдаёт их Петровой, а та несёт секретарю, а секретарь уже отдаёт главному. Настя, как человек ещё не погребённый его величеством системой, спрашивала: «Зачем мне Иванов с Петровой, если я сама могу отнести документы секретарю?» На ум приходит сцена из старого доброго кинофильма «Девушка без адреса», снятого в далёком 1957 году, где герой в лице актёра Сергея Филиппова рассказывал о важности и нужности его конторы, как связующего звена между верхней конторой и нижней.

Кадр из фильма "Девушка без адреса"

Прошло полвека, ничего не изменилось. Настя получала ответ: «Нельзя!»

Люди имитируют работу, получают зарплату. Система налажена годами по простой кальке. Главное – быть ближе к начальству. У начальника есть заместитель, у заместителя – заместитель замначальника, далее: завотделом номер один, завотделом номер два, каждому полагается по секретарю, ну а ниже есть работники, бегающие хомячки, своего рода собаки Павлова. Уровень оплаты обратно пропорционален. Если ты хомячок, остаётся либо смириться, что на большее ты не способен, либо наглеть и брать лучшее, что даёт чётко работающая система: прорываться наверх, подошвами по головам. Если ты остался работать на государство, у тебя всего два выхода. Ты можешь быть несчастным, осознающим ущербность системы, либо поддаться, медленно разлагаясь до полного отупения. Зато ты реально ощутишь привкус счастья, и может даже организуешь корпоратив, скинувшись по сорок баксов на дешёвый ресторанчик.

Правило третье. Видеть счастье в телевизоре

Деградацию масс нужно постоянно поддерживать, достигаемый эффект – вера в то, что любые действия властей правомерны. Ведущий новостей с презрением в глазах рассказывает о том, как на границе остановили контрабандиста, пытающегося провести на территорию Беларуси ящик Мартини. Ты как честный и порядочный гражданин должен радоваться и требовать наказания для злостного нарушителя закона. Среди благостных новостей о сборе урожая, строительстве нового ледового дворца и повышением пенсии нелегальный провоз продуктов выглядит как преступление против человечества.

Кто эти люди, смотрящие наше ТВ? Для кого поёт Хлестов, Ланская, группа Топлесс? Кто выбирает участников для Евровидения, чтобы потом всей стране было мучительно стыдно за исполнение, поведение и интервью?

Они шепелявят, картавят, отличаются полным отсутствием харизмы и должного уровня образования. Они чтят и лелеют собственное эго лишь на основании того, что пенсионеры знают их лица. Белорусские звезды считают себя элитой, эту идею поддерживают тележурналисты, все вместе создают попсовую реальность и якобы шоу-бизнес, который должен быть.

Настоящему таланту тесно в этой сжатой сельской яви, и он рвётся в Киев, Москву, Лондон, чтобы развиваться и доказывать себе, что способен на нечто большее. Оставшиеся звезды прутся остервенело на Евровидение. И совершенно не обижаются, когда в молодёжной передаче «Пин-код» показывают сюжет: на улице подходят к прохожим и показывают их фотографии с вопросом «кто это». Прохожие пожимают плечами и пытаются угадать, постоянно промахиваясь. Казалось бы, делай вывод, герой. Нет. Наш герой улыбнётся и скажет: «Подстава, мои поклонники меня знают».

Вспоминается первая серия английского сериала «Чёрное зеркало»: все население Англии прильнуло к телевизорам, чтобы увидеть отвратительнейший половой акт во имя спасения человека. Телевидение – способ управления людьми, магия и волшебная палочка, позволяющая не нарушая нашей свободы и не навязывая до тошноты нужную идеологию, подчинить себе население по собственному желанию.

Даже с Рождеством и Новым годом нас поздравляет… кто?... Фирма Модум?

Правило четвёртое. Не читать книг

Однажды в компании двадцатилетних девушек я процитировала абсолютно к месту Андре Моруа. Ну, люблю я читать. Молчание, воцарившееся после, дало мне ощущение, что я дура. Собственно, не отрицаю. Уверена, найдутся милейшие комментаторы, которые скажут, с каким высокомерным презрением я осуждаю тех, кто не читает книги, предпочитая серфинг в фейсбуке. Людям стало чуждо погружение в глубину, будь это эмоции, разговоры о прочитанной книге, переживания о любовниках, разбитом сердце или боль от утраты. Люди хотят намеренно огородиться от усложнения жизни, это происходит плавно, органично – плотность внутренней пустоты поглощает всех, кто обладает духовностью, эмпатией, интеллектом. Мол, если ты не вор и убийца, остальное неважно. Но господа, с таким мироощущением мы не заметим, как станем зомбированной массой, не способной ни думать, ни взаимодействовать друг с другом. Это и будет тем самым Апокалипсисом. Не библейским судом, где праведных – в рай, а грешников – в ад, а нечто вроде пелевинского Апокалипсиса, который еще и покажут по телевизору: тупые поглотят последнюю каплю душевности, и мы станем стройным рядом, безвольными солдатами, выполняющими приказы по первой команде.

Хотя тупость пыталась завоевать мир всегда. Эту зацикленность на себе, пренебрежение чувствами других и рациональную ограниченность описывал еще Достоевский в романе «Идиот». Но это не было столь глобально, так ярко выражено и показушно, как в нынешние времена. Ведь у современников Федора Михайловича не было такой игрушки, как интернет.

Когда читаешь новости о том, что на создание школы магии в духе Хогвартса собрали 250 тысяч долларов на одном из интернет-стартапов, а мать не может собрать и двадцати тысяч евро на лечение своего ребёнка, нужно принять только одно – выживут в этом мире только тупые. Мы станем квадратными аватарками наших социальных страниц, будем убеждены, что всем интересно, какого цвета наша обувь, что мы едим на завтрак, и наши котики-собачки. Мы будем подсчитывать лайки, игнорируя наших детей, не слыша вопросов, почему небо голубое, почему у кота есть усы.

Правило пятое. Жить в интернете

Да, нужно обязательно зарегистрироваться в инстаграме. Программа окунет вас с головой в мир бесконечного селфи. Нужно обязательно читать очередной абракадабра.ру, потому что там опубликовали статью «Десять заповедей счастливого человека». Несмотря на то, что в мире есть действительно интересные люди, фотографии, на поверхность всплывает лишь рекламное дерьмо, которое топит страницы самых популярных персонажей. Бесконечная реклама о похудении, ожирении, рекламное предложение об обмене взаимными лайками (даже представить себе не могу, зачем) – люди целыми днями гадят на страницы популярных пользователей, потому что это их работа. В этот момент ты понимаешь, что есть на свете вещи, за которые стыдно. Вот эта работа – постыдна.

Однажды вы обнаружите, что первым делом после пробуждения хватаетесь за мобильный. Посмотреть, сколько лайков вам поставило многомиллионное население. Потом вы будете висеть в инста, укладывая ребенка спать. Не читать ему сказки Джанни Родари, Андерсена и Пушкина, а показывать картинку: «Смотри, какая смешная собачка у Оли». И вот ваша жизнь – это паузы между погружением в интернет, делающим существование примитивно счастливой. Заменив настоящие эмоции и общение на чёрную дыру, сделав нас человеко-квадратиком.

Но поверьте: разглядывание чьих-то ног или трусов, увы, не делает нас умнее.

Это как: «Давай с тобой встретимся, поговорим». А тебе в ответ: «А давай лучше по Вайберу спишемся, а?» И как же мысль о том, что собеседнику нужно смотреть в глаза? Вся эта переписка подобна виртуальному сексу: один раз в новинку, второй раз в прикол, третий – сплошная искусственность.

Фото: Audrey Wollen

Удивительно интересно находиться в компании с людьми старше на двадцать-тридцать лет. Они обсуждают театр, кинофильмы, актёров – не поверхностно, как мы сейчас: «Ходил в кино на новую Бондиану?» – а с неким критичным анализом, трепетным восхищением, погружением в детали. Ты сидишь рядом с ними и вдыхаешь диалоги: «а помнишь, как там, у Куприна»… Эти люди не сидят на Одноклассниках, не посещают тренинги, семинары, коллоквиумы по развитию личности, ума, доверию, сексуальности. В них есть даже некоторое смущение, от того, что они далеки от этого вашего интернета. И делается это не напоказ, с нелепой попыткой бравировать культурными знаниями. Это глубокое воспитание, данное ещё в мохнатые советские годы, когда люди впитывали в себя любое явление. У меня нет ностальгии по СССР, да и не может быть, я застала его предсмертные судороги. Но очевидный факт, что тогда люди, несмотря на запреты, читали Довлатова и Булгакова, передавая из рук в руки самиздат, я знаю.

Желание развиваться – это не снимок пироженки с вишенкой на пластиковом столе. Внутреннее культурное развитие было борьбой с тупой советской системой, с тупостью тех, кто хотел всё общество превратить в строй человечков в серых однообразных костюмах.

Как однажды сказала одна знакомая «сейчас все в домах ставят пластиковый плинтус, а раньше всегда был деревянный», ты понимаешь – это о людях. Пластмассовый мир, в котором можно быть счастливым. Но при одном условии – ты тупой.