Белорусский сословный дресс-код. Короли и крестьяне

Культ • Саша Варламов
Почему костюм крестьянского сословия принято считать национальным? Задал себе вопрос модельер Саша Варламов, которого читатели успели обвинить в снобизме после критики уличной выставки «Cула. Непарыўнае» на Карла Маркса. Читаем на KYKY обзоры национальных дресс-кодов шляхты, королей, разночинцев и других белорусских сословий. «Одежда делает человека. Обнаженные люди не влияют на общество или влияют слишком слабо», – цитирует автор Марка Твена.

Я заметил, что в наиболее развитых странах мира практически отсутствует такое понятие как национальный костюм. Точнее сказать, этого понятия стараются избегать, потому что оно не абсолютно корректно. Не корректно по отношению к тем народам, которые достаточно давно живут на данной территории и считают ее своей Родиной, но с чьей культурой, традициями и церемониями или не считаются вовсе, или делают вид, что это все второстепенное. Возникает закономерный вопрос: почему очевидное не замечают?

К примеру, я родился и вырос в Минске. Мои родственники жили и в Одессе, и в Петербурге, и в Минске. Они происходили из разных сословий, исключая крестьянское, имели различное образование и, как писал Карл Маркс, отношение к средствам производства определяло их взгляды на мир. Семь лет своей жизни я посвятил профессиональному собиранию и изучению фольклора, чудом сохранившегося. Порой удавалось записать информацию от носителей фольклора аж 1880 года рождения. Информаторами были совершенно разные люди, кто-то из них все еще находился в крестьянском сословии, кто-то относил себя к пролетариату, кто-то торговал, кто-то был из шляхты...

Именно тогда у меня и возник вопрос, ответ на который я не могу получить по сей день. Вопрос абсолютно простой. Почему костюм именно крестьянского сословия принято считать национальным?

Во-первых, крестьяне – это самое неразвитое и необразованное общество, по сравнению с теми же пролетариями или шляхтой. Во-вторых, костюм какого региона решено было взять за основу, кем это было принято? Когда я в фольклорных экспедициях попадал в Могилевскую область (1982-1986 годы), многие крестьяне жили на земляном полу и без света. И что, именно такая жизнь и сознание дают право на национальное превосходство? Вспомните, как татары в свое время назвали отдельные части Руси: собственно Русь (столица в Киеве), Красная Русь – где жарко и красно (территория Карпат), Черная Русь – гиблое место (Полесские болота), Белая Русь – где холодно (от Полесья на север) – так и мы сегодня все еще пытаемся как-то приспосабливать геополитику к своим желаниям и видеть себя то так, то эдак… Как нам выгодно, так и переиначиваем – объединяем, разъединяем, ищем аргументы.

Саша Варламов в фольклорной экспедиции, начало 80-х

Мне казалось, что этнограф ради профессиональной чистоты должен общаться с информаторами на их языке. Белорусскому меня учили и преподаватели вуза, и авторы специальной литературы… Каким же разочарованиям для меня обернулся этот опыт! В первой же экспедиции в Полесье я обратился к старым деревенским женщинам на белорусском языке. Они долго на меня смотрели, а потом на своем белорусском спросили у меня, а не из Польши ли я? И так было в каждом регионе и в каждой местности… Я лично объехал практически все населенные пункты, исключая города и городские поселки – нет деревни, в которую мы бы не заезжали. Когда же я понял, что и духовная, и материальная культура страны похожи, скорее, на лоскутное одеяло, чем на что-то единое и цельное, информаторы, родившиеся до капиталистических отношений – их уже просто не стало, они ушли…

Потом у меня на глазах стали происходить чудные процессы создания Национальной школы красоты, которая занималась поиском красавиц и обслуживанием «протокольных мероприятий». Появились общенациональные интерпретации непонятно откуда взявшихся «псевдонациональных крестьянских костюмов»... Понятное дело, псевдокрестьянским костюмом прикрывали «псевдопротокольные мероприятия»…

В моде все происходит, по-моему, честнее. Люди придумывают одежду и продают ее тем, кому она нравится.

Именно профессиональное занятие модой (в некотором смысле дресс-кодом) и даёт мне право ставить под сомнение не только само понятие национального костюма, но и право авторов проектов заявлять о том, что именно это и есть национальный взгляд на прошлое... Чье прошлое?

Думаю, что вызову бурю в свой адрес, когда скажу, что и современная вышиванка – это вышитая рубашка, а не костюм. Вышиванка – часть костюма крестьянского сословия, которое занималось земледелием и животноводством. Как только крестьянин покидал свое сословие и переходил в более высокое, одновременно из его костюма исчезали вышиванки. «Деревенщина» – не случайно бытовало достаточно обидное прозвище, которым награждали тех, кто мыслил отстало… Однако развитие общества неизбежно приводит к стиранию границ и различий между народами. На смену полю и деревне приходят компьютер и робот. Большая часть общества сегодня сознательно отказывается в своем костюме от того, что могло бы говорить о его сословной принадлежности. А местная и временная мода на вышиванку – скорее показатель конъюнктурщины, когда можно использовать псевдонациональные стереотипы, чтобы прикрывать ими пробелы в образовании и недостаток таланта. Впрочем, обо всех наших сословиях – по порядку.

Часть первая: короли и двор

Рассуждая о белорусском сословном национальном дресс-коде, многие часто забывают, что речь, собственно, будет идти о моде. Мода существовала всегда и везде. Возьмем, к примеру, плоеные воротники испанских нобили (иначе – испанской знати). Ничего бы этого не было, не открой Колумб Америку и не привези он оттуда картофель – именно картофельному крахмалу мы обязаны появлением огромных воротников-жерновов.

При чем здесь Беларусь? Резонный вопрос. Отвечу: в своем тщеславном усилии выглядеть не хуже своих соседей, одежда Короля, Великого Князя или им подобных всегда была на удивление модной.

Генрих III

Ян III Собеский с семьёй

Мало того, что модой были оговорены даже самые маленькие детали служебного костюма, так еще нужно было, чтобы придворные не повторяли моду первых лиц государства. Король и его двор – все дресс-коды отличались между собой в соответствии с занимаемой ими ступенькой на служебной лестнице. Ничего не было ужаснее, чем увидеть костюм, аналогичный своему. И все портнихи, как и полагается, были привозными, из за границы. Желательно, из Парижа. То есть королевский служебный дресс-код должен быть импортным, неповторимым.

Рассуждая об импортном происхождении костюмов королевских или императорских дворов и их челяди, не обязательно иметь ввиду лишь импорт как таковой. Вокруг резиденций и поместий всегда располагались всевозможные ремесленные мастерские, в которых трудились и швеи, и обувщики, и модистки… И у них всех было одно непременное предписание – их изделия должны быть уникальными по модели и идеальными по исполнению. Тиражировать ранее созданные образцы позволялось лишь для заказчиков более низких сословий и кругов.

Париж как столица моды для королей

В кругах нобили (благородного сословия) было строго-настрого запрещено включать в свой сословный костюм элементы одежды плебеев – людей неблагородного происхождения. Это стало так во времена Наполеона, который специальным законом запретил всем странам завоеванной Европы производить предметы роскоши, ткани, обувь и аксессуары для высшего света, кроме как во Франции. Нужно ли говорить, насколько это было важно тогда? И сегодня столицей моды считают Париж, хотя с тех пор прошло уже столько времени.

Ян Матейко, Проповедь Скарги

Войцех Герсон, Прощание Яна III

Беларусь – европейская страна, расположенная на географическом европейском перекрестке на пути с востока на запад и «из варяг в греки». Собственно, это расположение и позволило в свое время сформироваться костюмному своеобразию территории, непременно включавшему в себя те или иные элементы одежды своих соседей. А соседями были и есть, мягко говоря, непростые государства: справа – просторы многоголосой Российской империи; слева – экономически развитые и доминирующие не только в культурном плане центрально-европейские государства; на севере – граница с Литвой, наследницей Великого Княжества Литовского; на юге – многочисленные и разнообразные по языку и культурным особенностям славянские страны. И в совершенной близости с нашей страной находится родственная нам Польша, частью которой нынешняя территория Беларуси была вплоть до 1939 года. Это соседство, собственно говоря, и наложило отпечаток на белорусскую культуру в целом и на национальную моду в частности.

Жорж Беккер, Коронация императора Александра III и императрицы Марии Федоровны

Карл Брож, Придворный бал в Николаевском зале Зимнего дворца

Национальный дресс-код Республики Беларусь (территории которой в прошлом – и часть ВКЛ, и часть Речи Посполитой, и часть Российской империи) нельзя назвать преимущественно крестьянским. Потому что здесь были костюмы коронованных особ и придворных, магнатов, шляхтичей и разночинцев.

Как только у кого нибудь из более низкого сословия появлялись свободные деньги, он тотчас же покупал себе одежду, более не соответствующую крестьянскому сословию.

Впрочем, была у нобили на территории современной Беларуси одна возможность появиться в одежде плебоса – во время пасторальных представлений. В таких мистериях титулованные особы переодевались в одежду обитателей альпийских лугов и олимпийских полян, чтобы ощутить романтизм идиллического момента соединения с природой и богами древней Греции. Насколько пасторальные костюмы соответствовали реальной крестьянской одежде того времени? Лучше всего говорят об этом пасторальные сюжеты в изобразительном искусстве.

Франсуа Буше, Фонтан Любви

Франсуа Буше, Летняя пастораль

Антуан Ватто, Деревенский танец

И последнее. Основным занятием для женщин благородной крови была вышивка. Вышивкой увлекались все дамы. И порой они делали это весьма искусно. А так как няньками у благородных дам, как правило, были женщины простого происхождения, то достаточно часто заимствовались приемы техники и сюжетов, но об этом не в этот раз.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как оправдаться, если ты смотришь Евровидение

Культ • Анна Перова
Есть суббота в мае, когда все соцсети забиты упоминаниями о попсовых певцах из Беларуси, Болгарии, Австралии, России и Украины. Евровидение – это что-то вроде похода с девушкой по магазинам: вроде не очень часто, но бесит, и надо перетерпеть. KYKY рассказывает, зачем смотреть конкурс и как при этом даже отдохнуть.
Популярное