Cовладелица студии «Кубик в кубе»: «У меня хорошо получаются гопницы, психопатки и президенты США»

Культ • Екатерина Ажгирей
Оля Кравцова – совладелица студии озвучки «Кубик в Кубе», а также мастер жанра инстасторис. Всё это Оля затеяла после того, как у неё не вышло счастливых отношений с радио. Теперь её студия конфликтует с «Амедиатекой», сотрудничает с «Яндексом» и продолжает озвучивать характерные сериалы с крепким английским юмором. Разве можно было упустить такого героя?

Однажды мы нашли в Instagram страницу Оли и начали смотреть десятки её сторис прямо из студии озвучки. Во-первых, это дико затягивает, потому что интересный голос можно слушать, как океан, – то есть вечно. Во-вторых на пятом или десятом видео ты вдруг узнаёшь в её голосе героинь и даже героев «Отбросов», «Настоящего детектива», «Во все тяжкие» и даже South Park. А начиналось всё очень просто – с журфака и неудавшейся карьеры радиоведущей.

«Мы не сделаем вас умнее, мы научим вас думать»

KYKY: Оля, вы заканчивали журфак и вряд ли мечтали стать специалисткой по озвучке. Или именно такой запрос и был?

Оля Кравцова: Я поступила на журфак, потому что мечтала стать веселой и жизнерадостной радиоведущей. А росла в малюсеньком городе на 50 тысяч человек во времена, когда не было интернета. Зато у меня была магнитола, которая чудом ловила эфиры московской «Европы Плюс». И люди, которых я слышала там, были такими классными, жизнерадостными, остроумными. Они делали мою жизнь веселее, и я хотела быть как они. Уже на третьем курсе университета попала на радио: у меня была возможность работать, как я мечтала: в прямом эфире, весело и задорно. Но я эту возможность просрала. Оказалось, что веселиться потоком, генерировать хорошее настроение в прямом эфире я тупо не могу. Оперативности, ума не хватает. И уверенности в себе. Да и в то время я просто не чувствовала себя классной, а без этого жизнерадостной радиоведущей быть не получится.

То, что всё в итоге вылилось в озвучку сериалов – очень забавно. Как будто мироздание спрашивает такое: «Ты хочешь работать голосом? Хочешь радовать людей? Но стесняешься говорить то, что думаешь? Окей. На, тогда, озвучивай сериалы. Там текст уже заранее написали остроумные сценаристы – читай его».

 

KYKY: Пригодилось ли вам это образование? На государственные ВУЗы принято жаловаться.

Оля: У моего вуза – НГУ [Новосибирский государственный университет] – охренительный слоган: «Мы не сделаем вас умнее, мы научим вас думать». Именно это там с нами и делали. Навык думать мне пригождается ежедневно.

KYKY: При этом 80% актеров дубляжа и закадра по профессии актеры. Тяжело ли выстоять конкуренцию?

Оля: Мы как «Кубик в кубе» с коллегами не конкурируем. Озвучиваем вдвоем, с другим актерами не пересекаемся. Но поскольку этим летом я поучаствовала в нескольких проектах для других студий, могу сказать вот что… Во-первых, актерское образование не решает.

Руководители студий говорят, что большая часть актеров, которые приходят на кастинги, не могут работать у микрофона. Решает опыт.

Чем больше у тебя опыта, тем круче ты работаешь, и тебя все хотят. Плюс, мне кажется, слово «конкуренция» не очень уместно в нашей сфере. Например, у меня низкий голос и определенный темперамент… Не знаю, как его описать. У меня хорошо получаются злобные дамочки, ведьмы, гопницы, психопатки, жесткие тётки типа руководителей ФБР и президентов США. Я, конечно, озвучиваю и девственниц, и отличниц. Но если речь идёт про проект, где на роль отличницы будет пробоваться нежная девушка с высоким голосом, то возьмут ее. Мы не конкуренты. Просто мы разные, и она подходит больше.

 

KYKY: Как вообще происходит поиск проектов в вашей профессии? В одном из постов вы писали, что, как певцы, отправляете компаниям «демки».

Оля: Да, актеры, чтобы работать с разными студиями, отправляют туда демки, потом приходят на кастинги. Но большая часть работы находится все-таки по знакомству. Сфера узкая, все друг друга знают.

«Грустно, когда компании покупают лучшие сериалы планеты, а потом вставляют «чёрт» вместо f***ing shit»

KYKY: Сейчас вы будете озвучивать сериалы на «КиноПоиске» и «Яндексе», причем без цензуры. Это была ваша инициатива или их предложение?

Оля: На «КиноПоиске» уже лежит пять сериалов в нашей озвучке. По поводу цензуры: сериалы бывают разные. Есть семейные, для эфирных каналов, в них нет мата, мы их озвучиваем «цензурно». Есть сериалы для кабельных платных каналов, 18+, там показывают кровь, расчлененку, пенисы и наркотики. Мы материмся там, где есть мат в оригинале. Грубо говоря, у нас проститиутки говорят языком проституток. Еще Гоблин этому учил.

Для нас – несказанное счастье, что «Яндекс» и «КиноПоиск» (сериалы можно смотреть по подписке – Прим. KYKY) тоже это понимают. И взяли нас такими, какие мы есть, с нашим привычным подходом к работе. Потому что это реальный дофамин, когда переводчику не надо цензурировать материал. Грустно, когда компании покупают лучшие сериалы планеты, а потом замыливают там соски и вставляют «черт» вместо f***ing shit. Фактически, портят замысел создателей. На «КиноПоиске» мы такого не делаем.

KYKY: С «Амедиатекой» у вас дело почти дошло до суда. Или дошло? Расскажите подробнее, что за инцидент?

Оля: Ребята из одной компании, с которой мы дружим и работаем, написали мне: «Оль, а ты в курсе, что «Амедиа» на вас в суд собирается подавать?» Меня бросило в холодный пот: прислали скрин, где высокопоставленный сотрудник «Амедиа» действительно пишет, что на нас собираются заводить уголовку. Мы выложили скрин в нашу группу в «Вк», через час про это написали журналисты и многие миллионные паблики типа MDK и «Пикабу».

 

Был вечер пятницы, я вообще не знала, что в такое время кто-то новости публикует и читает. А их мало того, что читали, под каждой такой заметкой были тысячи комментариев. Тогда мы поняли, что, кажется, нас смотрит гораздо больше людей, чем мы думали. В общем, внезапно вышел скандал, которого ни мы, ни «Амедиа» не ожидали. Ситуация развивалась пару недель, всё было довольно абсурдно. «Амедиа» не связывалась лично, они давали комментарии только через СМИ или свои соцсети, терли комменты наших зрителей, банили людей. Нам посоветовали тоже не обращаться лично в компанию, которая собирается заводить на нас уголовное дело. Мы нашли представителя – адвоката Алису Образцову – через нее отправили им предложение: что мы хотим озвучивать для них, какое промо можем предложить, статистику по запросам, как много людей ищет нашу озвучку в поисковиках. Короче, попытались объяснить, что нас выгоднее нанять, чем сажать. Но «Амедиа» ответила отказом.

По иронии судьбы я летом сотрудничала с одной студией, мне предложили там пописать сериалы «для телика». Прихожу на запись, сажусь, а на экране вотермарка «Амедии». То есть это сериал для них, копия, которая еще не вышла в эфир, – она есть только у тех, кто делает локализацию. Поскольку на нас долго висел ярлык «любителей», мне стало интересно, что будет, если я озвучу этот сериал? Проверить, подхожу ли я им на профессиональном уровне? Оказалось, подхожу. В титрах мой голос не указали, но зрители его узнали, порадовались. В общем, на профессиональном уровне наши голоса «Амедиа» подходят, но работать с нами, как с «Кубик в кубе», они брезгуют, видимо. Ну и бог с ними. В любом случае, мы перестали озвучивать сериалы, на которые «Амедиа» купила эксклюзивные права на пять лет. Ищем хороший материал вместе с «Яндексом». А что будет через ещё лет пять – увидим.

«Вот поэтому и стрельнули «Кураж», «Сыендук» и мы»

KYKY: Сложно ли копировать интонацию другого героя? Как прокачивать голос, как мышцу? Есть ли у вас своё голосовое «кардио?»

Оля: Для работы я прокачиваю не «мышцы голоса», а мышцы лица: щеки, губы, язык. Сложно ли? Там все, как в спортзале. Сначала сложно, а потом получается. Тренировки решают всё.

 

KYKY: Что отличает любительскую озвучку от профессиональной?

Оля: Я не знаю, где проходит эта грань. Когда начинали, мне казалось, что мы звучим достойно. Но сейчас я слушаю наши работы за первые два года – это и смешно, и стыдно. Точнее не стыдно… Наоборот. Круто, что они есть, и слышно, как мы выросли!

KYKY: Как думаете, почему в свое время так выстрелила озвучка от «Кураж-Бамбей»? («Кураж» озвучивал сериалы «Как я встретил вашу маму», «Теория большого взрыва», фильмы «Не грози Южному централу», «Убойные каникулы» и еще много лент – Прим. KYKY)

Оля: Давайте я опишу, как выглядит рабочий день обычного актера озвучания. Ты встаешь, в день тебе надо объехать две-три студии, на каждой записать по паре сериалов, нескольких персонажей. Ты не выбирал эти сериалы, не выбирал переводчиков, которые делают текст. Некоторые сериалы тебе нравятся – ты стараешься, некоторые нет – читаешь, уткнувшись в листок. Самое страшное, если это многоголоска, ты почти всегда не в материале. Видишь 20% серии максимум. И если рядом не сидит режиссер озвучания (дубляжа), получается, что актер читает текст почти вслепую. Даже если он умничка, талант, ответственный, старательный, но он не видит целиком сцену – он озвучит ее не так хорошо, как она должна звучать.

 

А теперь, как выглядит рабочий процесс у Дениса Колесникова («Куража»). Он выбрал сериал, который ему точно нравится. Он выбрал переводчика. Если тот перевёл плохо, он его поменял. Он знает всех своих персонажей. Он полностью включен в работу: от и до, он знает и любит свой материал. Над ним не стоит редактор, он может позволить себе какие-то вольности – вставить бугагашечку, сырники от Тети Глаши. Потому что ему так нравится, его прет. А в конце серии звучит его имя. И люди знают, что это он сделал так классно. Люди чувствуют, когда работа сделана с любовью. Они придут к «Куражу» в соцсети и скажут ему «спасибо». Ну круто же! Это совсем другой процесс – труд и творчество, самореализация с огромной отдачей от публики. Вот поэтому и стрельнули «Кураж», «Сыендук» и мы.

KYKY: Можно ли стать профессионалом озвучки с речевыми особенностями? Например, если ты картавишь?

Оля: Руслан (Руслан Габидуллин – мужской голос «Кубик в кубе» – Прим. KYKY) с детства не выговаривал букву «Л». В 16 лет поступил в театралку, год занимался – и теперь сами знаете, чем дело кончилось. Стал одним из крутейших голосов страны.

«Сейчас часто спрашивают: «C чего начать?» Меня это бесит» 

KYKY: Сколько зарабатывает актер дубляжа и можно ли на эти деньги содержать семью? Вы воспитываете ребенка без супруга, основной доход – озвучка, или всё же реклама из Instagram?

Оля: Мой доход всегда состоял из трех равных частей: 33% – алименты от Руслана (Ольга и Руслан, создатели студии, были женаты и развелись – Прим KYKY). 33 % –  сериалы. 33% – работа в офисе или копирайтинг (тексты за деньги писала). Сейчас вместо работы в офисе – Instagram. Если все пойдет такими же темпами, то скоро на нем я начну зарабатывать больше, чем на сериалах. И это прекрасно. Потому что Instagram – это только моя зона ответственности, мой маленький бизнес и моя независимость. Точных сумм называть не буду, потому что для кого-то они большие, люди будут завидовать и осуждать, что я много про***ваю [трачу]. А для кого-то маленькие – и люди будут смеяться, что я неэффективно использую ресурсы.

 

 

KYKY: Вы озвучивали кучу сериалов: «Чёрное зеркало», «Отбросы», «Идеал»). Какие из них любимые? Что хотелось пересмотреть, а не только озвучить?

Оля: Peaky Blinders, Misfits, Luther, Breaking bad, True Detective, South Park, True Blood, Black Mirror, How to Make It in America, Glow. В общем, мне нравятся в основном, британские сериалы – глубокие и дерзкие, где нет шаблонов.

KYKY: Цитирую: «У нас дома был микрофон, но не хватало шнуров, чтобы его подключить. Где их взять? Сп****ть [украсть] с работы, с которой тебя уволили!». Расскажите подробнее, как открывали свою студию «Кубик в Кубе» – про рабочую пятидневку, потом желание «своего проекта», те самые шнуры.

Оля: У нас не было момента, чтоб мы такие вот сели, взялись за руки и сказали: «Всё! Мы сейчас сделаем свою студию озвучки, и она всех порвет!» Нас просто уволили с радио, мы захотели попробовать озвучивать сериалы и начали с того, что было. А было у нас мало: комп, один монитор, один микрофон. Обычно сериалы озвучивают по монтажкам: перед актером экран, на бумажке напечатан текст. У нас не было принтера и тем более – денег, чтобы его купить. Поэтому решили читать с экрана. Монитор у нас был один. На одном мониторе невозможно открыть прогу для записи звука, текст и видео. Мы начали искать программу звукозаписи, в которой можно одновременно и видео открыть, и где субтитры будут отображаться. Сейчас меня часто спрашивают: «Подскажите, какие программы вы используете, с чего начать?» Меня это бесит. Нужны программы – ищи, устанавливай, пробуй. Вот бы мы так ждали ответа от «Лостфильма», чтобы они нам рассказали все свои секреты производства!

 

 

KYKY: Как вы относитесь к цензуре в озвучке? Вы материтесь, но при этом приводите пример, что ребенок осуждает вас за слово «жопа».

Оля: Если в фильме есть мат, то, скорее всего, это фильм не для детей. Мы при ребенке не материмся, и сериал «Наркос» ему не показываем. Мы показываем ему «Крайний космос» – талантливый мультик: и взрослым нравится, и приключения там все приличные.

KYKY: Можно ли стать заложником чьего-то голоса, как некоторые актеры становятся заложником какой-то роли? 

Оля: Не знаю, пока таких примеров не было!

KYKY: А вы оцениваете то, как говорят другие люди? Например, вы писали закадровик для передачи со Шнуром – что могли бы сказать о российских ведущих? Можно ли им вообще говорить на центральном телевидении?

Оля: Знаете, когда я оцениваю, как говорят другие люди? Когда они намеренно говорят роскошным поставленным голосом в неуместной ситуации. Например, когда человек знает, что ты занимаешься озвучкой, и начинает при тебе прямо из кожи вон интонировать, продавливать басы… Это очень нелепо. Или еще – у «Кубик в кубе» есть чат в Telegram, где общаются зрители. Все люди как люди, пишут сообщения буквами, но приходит один красавчик и начинает записывать аудио глубоким сексуальным голосом. Девочки сразу начинают: «Боже, какой красивый голос!» А я ржу – так глупо это выглядит. В естественной жизни люди не говорят «красиво». А показуха... Смешно это, в общем.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Маршируй, детка!». Как мир меняют радикалы, которые всех бесят

Культ • Ольга Родионова
Помните, как президент сказал, что разговоры о ненасилии дома – это «дурь, взятая с Запада»? Но Есть очень, очень много людей, которым нужен закон о домашнем насилии – и громче всех об этом кричат феминистки. Журналист Ольга Родионова сходила на встречу «Маршируй, детка», которую придумали активисты для обсуждения этой проблемы. И хотя Оля не верила, как десятки женщин смогут о чём-то договориться, вернулась она оттуда с текстом о том, что только «радикальные шизики» могут перевернуть мир. Безумству храбрых поём мы славу.
Популярное