Десять причин пользоваться белорусской «лацінкай»

Культ • Анна Перова
Осознание ценности культуры и правда «ў заняпадзе»: некоторые, доживая до взрослых лет, даже не подозревают о существовании латинского написания белорусского языка. Какая еще латиница, когда и кириллицей мало кто пользуется в быту? KYKY предлагает полюбить «лацінку» . Держите 10 аргументов в пользу её внедрения.

1. Лучшая передача звучания языка

Нас учат треклятой поговорке «как слышится, так и пишется». Пишем «пацалаваць» – значит говорим так же. Но вместо наполовину [ць], наполовину [ть], звук должен быть мягким, приближенным к польскому [чь]. Да и не «баишся» надо говорить, а «баі[сс]я». Приучиться к таким фишкам было бы проще, если так и писать: «baiśsia pacałavać»!

2. Примирение адептов наркамаўкі и тарашкевіцы

Раз практически все особенности произношения есть на письме, то интересы защитников «тарашкевіцы» вроде как учтены: вопросы мягкого знака и латинизмов такой алфавит снимает. Наркамаўцы тоже должны быть довольны: в «лацінцы» норма одна, разночтений не будет. Надо только вначале решить, пользуемся ли мы обычной латинкой или расширенным вариантом – польским (с ł или без).

3. Иностранцам все-таки будет понятнее!


Появление латиницы в метро вызвало бурление в обществе. Ну как же: вроде делали, чтобы было понятно иностранцам, а нагромоздили всяких ż и ś. Станция Kuncauśćyna вообще стала почти ругательством. На деле, как бы сложно иностранцам ни было справиться с этими надписями, еще хуже они себя чувствуют, когда видят шильды типа «вул. Інтэрнацыянальная». Если о «ś» европеец точно имеет хоть какое-то представление, то об «э» и тем более «ы» – вообще никакого.

4. Примеры других государств

После развала СССР проблема языковой разрозненности затронула не только Беларусь. В Казахстане тоже уже долго идет активная дискуссия насчет введения латиницы. Казахи хотят «поднять статус своего языка и обеспечить его будущее». Из местных источников понятно, что против латинского алфавита выступает в основном русскоязычное население: для них этот алфавит чужд и малоприменим. А вот многие языки, использующие громоздкую кириллицу, легко заменяют ее на универсальную латиницу. Пример тому – перешедшие на новую систему Турция, Узбекистан и Азербайджан. Причем у этих стран существует даже арабская письменность.

5. Глобализация перестанет быть эфемерной

В 2016 году отрицать процесс глобализации просто глупо. Он протекает уже незаметно для нас. Унифицировав письменность на латинице, мы станем проще понимать другие языки, больше не надо будет учить непонятные символы. При этом не потеряем культурную идентичность: лексика останется та же, собственная, изменится только система ее написания.

6. Экономия средств

Аргумент для прагматиков. В одно SMS-сообщение влезет 160 латинских символов, а вот кириллических – только 70. Кажется, лучше написать в два раза больше слов за ту же цену? Да и русифицировать клавиши ноутбуков больше не придется. Покупаете свой «айбук» где-нибудь в Канаде – и не запариваетесь над гравировкой латинской клавиатуры.

7. «К лесу задом, ко мне – передом»

Если вам неприятно, когда Россию называют нашей «старшей сестрой» или причисляют белорусский язык к восточнославянской группе, нанесите ответный удар «лацінкай». Директор Национального института образования и заодно кандидат филологических наук Сергей Важник считает, что белорусский и украинский языки не относятся к восточнославянским. В эту группу входит только русский, особенности которого заметно отличаются от других славянских моў. Так что, используя кириллицу, мы попадаем в «культурное рабство» пресловутого «русского мира».

8. Возрождение традиций интеллигенции

Нынешняя традиция белорусского правописания родилась в 1933, когда упорядочили попытку Тарашкевича структурировать белмову в «Грамматике для школ» 1918-го года. Любой школьник по датам вычислит, что события происходили при активном влиянии коммунистов, а до этого Беларусь и так больше 100 лет уже входила в состав Российской империи. Оба эти государственных образования не стремились сохранить белорусскую идентичность. В XIX веке «использование польского алфавита для печатания произведений на белорусском диалекте» не разрешала цензура. Раньше белорусская речь записывалась у интеллигенции чаще латиницей: вспомним хотя бы «Лісты з-пад шыбеніцы» Калиновского и произведения Дунина-Мартинкевича. Короче, до 1860-х кириллицей вообще никто в своем уме не пользовался.

9. «Ператрах» системы образования и культуры

Если на секундочку представить, что «лацінка» и вправду станет официальным правописанием белорусского языка, то это повлечет за собой большие перемены. Будут переиздаваться учебники, а вместе с тем, возможно, и переписываться с нуля. Будет перепечатана наша литература, что сразу поднимет народную волну внимания к ней. Белорусский язык сможет получить шанс возродиться, как птица Феникс. Здорово? Очень!

10. Da vy prosta pahladzicie, jak heta pryhoža i styliova!

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как Клинтон и Трамп оказались в романе 150-летней давности

Культ • Анна Перова
Журналист The New Yorker Пол Коллинс в сентябре написал рецензию на необычный роман. Книга выпущена в 1875 году, но каким-то удивительным образом напоминает события нашего времени. Пока интернет выясняет, робот ли миссис Клинтон, в «Нью-Йоркере» рассказывают о соперничестве кандидатов на пост президента США в романе из прошлого. KYKY перевел оригинал текста и посмотрел, что еще пишут в западной прессе.