Фоторепортаж. Крах «железного занавеса» и все, что было «…После»

Культ • Павел Чаплин
Уже несколько лет в Минске можно увидеть потрясающий арт-хаус спектакль театра «Инжест». Актеры посредством эзопового языка рассказывают зрителям о том, как всеми нами управляет система. Павел Чаплин сделал фотографии действа.

Спектакль «…После» начинается сценой рождения – из красной движущейся перетекающей липкой биомассы рождается огнедышаще-голое тело. В момент извержения огня перед зрителем опускается пожарный занавес.

Пожарный или «железный занавес» есть в каждом театре. Это огнеупорная конструкция из негорючих материалов, которая в случае пожара опускается вниз, чтобы отделить сцену от зрительного зала (на сцене и в прилегающих к ней помещениях большое количество легко возгораемых материалов – декорации, бутафория, трюм, колосники). Но вернемся к спектаклю. Как только занавес опускается, актеры, сидящие в зале и переодетые в обычных людей, пытаются спастись, но все двери оказываются закрытыми.

Паника и крики настолько правдоподобны, что, говорят, новая сотрудница театра, впервые присутствовавшая в зале и еще не привыкшая к проделкам «ИнЖеста», как-то пробовала позвонить в «101».

После падения «железного занавеса» основное действие спектакля разворачивается непосредственно на нем – в прямом смысле, актеры театра играют на перекрытиях занавеса. Впрочем, в постановках «ИнЖеста» всегда задействуются нестандартные решения.

В какой-то момент герои оказываются во власти страшного голоса. Голос произносит команды, понятные только им, а они вынуждены выполнять его указания, иначе последует наказание.

Героев начитает корчить от боли, трясти как на электрическом стуле, подбрасывает высоко от земли. Порой в занавесе вдруг включается магнит такой силы, что четырех героев со страшным грохотом притягивает к неровной металлической поверхности.

Какие команды дает голос? Можно ли бежать от системы? Что случится с теми, кто не захочет снять штаны или открыть рот, нет, не так, а еще шире?

Иногда занавес засыпает, и в эти моменты на авансцене появляется маска, плавно проплывающая между зрительными рядами. Мысли, которые появляются в голове от взгляда на нее, пугают.

Конечно, герои пробуют спастись, бежать из этого ада и ужаса, но рано или поздно, занавес проснется и заставит их занять свои места в металлических клетках, выходить за пределы которых значит – понести новое наказание.

А потом в зале появляется Шоу-мэн – искрометный весельчак, который рассыпает над зрителями фейерверк из серебристых конфетти, припасенных для такого случая в карманах (практически всегда часть спектакля «ИнЖест» разворачивается в зрительном зале – назовем это еще одним их «коньком»).

Чтобы разбавить напряженную атмосферу, Шоу-мэн начинает заигрывать с героями. Теперь они, как в старой компьютерной игре убегают от появляющихся на занавесе проекций гробов и масок смерти, ловят сокровища под знакомые и давно забытые восьмибитные звуки.



Вот он, дирижер и его марионетки.

Чуть позже возле «железного занавеса» появится Рыцарь на ходулях с увесистым мечом. Рыцарь борется за победу свободы над контролем. Он большой и сильный, у него есть все шансы.

При ударе меча о пожарный занавес сыпятся искры – победа остается за рыцарем. Шоу-Мэн погибает, и до конца представления он будет недвижимо сидеть в углу сцены.


Вроде бы контроль и побежден, Свобода может торжествовать, но тут же появляются школьницы, которые бегут по залу, звонят в колокольчик и возвращают «порядок» на место. Четверо героев устали от системы, они пытаются противостоять школьницам, которые, в свою очередь, делают сальто и кувырки в проходах зрительного зала, разбрасывают героев в стороны, ударяя их о стены и кидая на руки зрителей. А потом «железный занавес» вдруг открывается – так же внезапно, как и опускался. Герои отправляют свои души вглубь сцены, вверх улетают парящие огоньки, а тела неподвижно замирают в случайных позах.

Кажется, звуки песни «The End» Джима Моррисона проникают в тела актеров, поднимая их все выше от земли и утягивая через зрительный зал в холл ДКЖ. Вслед за собой актеры «утягивают» и зрителей.

В холле зрителей поджидает актриса-школьница, зависшая над перилами, и музыкант, играющий на странном инструменте. Актеры перемешиваются со школьницами и пускаются в неистовый пляс под музыку и стук барабанов.

А вот и хозяин сцены – несменный лидер театра «Инжест» Вячеслав Иноземцев в одной из главных ролей постановки «…После», спектакля о невозможности сломать систему.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Пятнадцать главных альбомов октября

Культ • Николай Янкойть
Это был октябрь, каких ещё поискать: за хорошими дисками выходили отличные, за отличными – превосходные. В итоге десятка главных дисков месяца по версии Николая Янкойтя разрослась в полтора раза, так что в этот раз музыки точно хватит на всех.
Популярное