Фоторепортаж: художник снял картины со стен в баре и разрисовал их акрилом

Культ
Стены «Хулигана» около месяца украшали не просто картины, а художественные принты, которые носят название «Danse macabre» и являются выставкой арт-группы an angelico. Пару дней назад художник Игорь Тишин разрисовал принты маркерами и красками — получилось круто. Pr-менеджер экспозиции Ольга Мжельская рассказала, как an angelico разрешили покуситься на их труд, кто такой Тишин и является ли акция культурным событием для Минска.

Стены «Хулигана» около месяца украшали не просто картины, а художественные принты, которые носят название «Danse macabre» и являются выставкой арт-группы an angelico. Пару дней назад художник Игорь Тишин разрисовал принты маркерами и красками — получилось круто. Pr-менеджер экспозиции Ольга Мжельская рассказала, как an angelico разрешили покуситься на их труд, кто такой Тишин и является ли акция культурным событием для Минска.

Игорь Тишин

Художник родился в 1958-м в Васильполье Гомельской области. С 1986 до 1991-го работал преподавателем Минского училища. С 2000 года живет в Брюсселе (Бельгия). Работы Игоря Тишина не стандартны по своей эстетике и подаче: в них сочетаются приёмы концептуального искусства, абстракции, сюрреализма и дада, экспрессионизм, панк и элементы комикса. В данный момент можно увидеть его свежие работы не только в баре «Хулиган», но и в проекте «Suma Sumarum» (в «Центре современного искусства»).

На несколько часов пространство бара стало мастерской художника. Попытка совместить в одной работе двух диаметрально разных художников — та еще история. Кто знает, как оно получится, что из этого выйдет. Художники — они такие: мало ли кому что не понравится. Разругаются у тебя на глазах, а тебе решай, на чьей стороне быть. Типичная ситуация.

Из-за акции в «Хулигане» переживал каждый ее участник. Тут же мало того, что стили у Anton Snt и Игоря Тишина разные, но и возраст разный, взгляды на жизнь, поведение. Антон мне кажется более рациональным, Игорь, хоть и уже достаточно взрослый человек, — как ребенок.

Давно слежу за работами Тишина, они мне настолько по душе, что я будто вижу себя в этих абстрактных кляксах и штрихах, на этих друг на друга наклеенных обрывках чертежных ватманов с ровными линиями, циферками, обрывками сухих, вырванных из контекста слов. Полный хаос! А при этом видишь перед глазами цельную самостоятельную свободную работу, без подражаний или заигрываний со зрителем. Красиво, трогательно и зачастую очень по-бунтарски.

Надо сказать, что Игорь Тишин работал преподавателем в минском художественном училище им. Глебова в конце 80-х начале 90-х, где участники группы an angelico, будучи первокурсниками, постигали азы искусства.

Я сама ждала этого вечера. Это и знакомство с Игорем Тишиным, культовым художником для Беларуси, который уже лет десять живет в Брюсселе, и возможность посмотреть на то, как он пишет свои работы. А тут ведь создание своей работы на поверхности чужой. Выходит это должна получиться какая-то третья работа, вычёркивающая собой существование в себе и Игоря Тишина, и Anton Snt… А в то же время консервирующая их обоих в себе. 

В итоге на принтах графических портретов одного из участников группы an angelico появилось совершенно сумасшедшее, будто бы ворвавшееся с улицы, абстрактное граффити Игоря Тишина.

Конечно, можно было бы увезти портреты из бара в мастерскую, запереть там Игоря Тишина на ключ, сказать «твори, дорогуша» и вернуть принты через какое-то время обратно в пространство бара. Но идея как раз и была в том, чтобы делать работы внутри атмосферы бара, создав временное энергетическое поле для творчества, вырвав обстановку бара в параллельное искаженное пространство.

Разложив все на полу, стоя на коленях перед объектом собственного «вандализма», согреваясь водочкой и с прищуром улыбаясь безумному хаосу линий, пляске пятен и клякс, он как будто вчитывался в собственное зашифрованное послание. Это было настоящее шаманство. Мне кажется, Игорь во время работы перестает быть человеком, он мифическое существо, честно!

Вот что говорит по этому поводу художник Игорь Тишин:

«Всегда интересно соединить несоединимое. Мы с Антоном и Виталиком (Anton Snt и Vitaz27 — участники an angelico group — прим. ред.) разные художники, пути художника неисповедимы. Мы, возможно, попробуем продолжить наше сотрудничество в дальнейшем. В баре было много людей, но когда художнику что-то мешает, это же ему и помогает. Снующие туда-сюда мешают и помогают одновременно. Про результат лучше спросить у Антона. По-моему — хорошо».

Напоследок спросили у Антона (Anton Snt, участник группы an angelico):

«Изначально была инициатива организовать совместную выставку, но вскоре меня осенила более дерзкая идея — совместного творчества. Работы Игоря Тишина несколько лет назад трансформировались от больших полотен к небольшим эскизам с меньшим количеством фигуративных элементов и более абстрактно-экспрессивной технике. Это скорее наброски, визуальные заметки в дневнике, фиксирующие абстрактные события. Вместе с абстрактной составляющей там появлялись либо гротескные персонажи, либо сцены бессмысленного насилия. Это выглядело как выплескивание бурлящих эмоций на поверхность бумаги. В этих работах подкупает правдивость высказывания.

«Тишин — это единственный художник чье творчество нам близко и интересно, хотя и является полностью противоположным нашему холодному сверхрациональному творчеству, намеренно балансирующему на грани искусства и дизайна. Мне было очень интересно соединить две практики, два взаимно противоположных подхода в искусстве. Пока мы не видим возможности совместного творчества с другими художниками, не зависимо от поколения или техники рисования. Я имею в виду белорусских художников. Игорь Тишин осторожно пошел нам на встречу. На это понадобилось несколько лет и воля случая».

Выставка «Danse macabre» продлена в баре «Хулиган» до 31 декабря.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Мы должны стрелять в пианиста за то, что он играет как умеет

Культ • Конрад Ерофеев
«У нас хватает молодой шпаны — и это прекрасно, но нет стариков, которых надо было бы смести с лица Земли. Музыканты исполняют, как могут. Критики защищают это исполнение — уже по факту того что это наша, родная, музыка, что другой у нас нет. Публика за неимением иного научается любить и это. Дьявольский круг местечковости замыкается». Конрад Ерофеев начал за здравие Дэвида Боуи и Брайана Ферри, выпустивших новые альбомы, а закончил сожалением о том, что в белорусской музыке нет седовласых мэтров.
Популярное