«Нужно спрятать понты «мы снимаем кино» и работать»

Культ • Андрей Диченко
Зачем студенту идти на режиссерский факультет в стране, где национальное кино упивается походом по кладбищам, фильмы про войну рождаются ежегодно, и каждый новый приговорен к смерти еще от рождения? Организаторы независимых фестивалей и режиссеры, которые живут с надеждой снять своего «Ребенка Розмари» вместо мертвого ребенка под названием «Авель», пытаются дать ответ на вопрос.

Ігар Падалінскі: «Застаюцца ў прафесіі ці то фанатыкі, ці то алкаголікі — хрэн разбярэш»

Нарадзіўся ў Менску ў 1987. Скончыў у 2012 годзе курс А. Яфрэмава ў Беларускай акадэміі мастацтва. Мае две дыпломныя працы і марыць стварыць поўны метр.

Ігар Падалінскі

Першая праблема у беларускім кіно — яно нікому не патрэбна, а ні гледачам, і, як часта бачна, ні стваральнікам. Нашае кіно вечна косіць пад некага, ці то Расеі ў кан'юнктурны рот глядзець, ці то пад Захад маляваць. Трэба сваё ствараць — беларускае. Асабліва смешна, калі пачынаюць нешта пад Галівуд касіць. Нахалеры спаборнічаць з монстрам, якога ўсё роўна на яго полі не пераможаш? Смешна глядзець толькі будзе. Як там? — «Нешта не так». Але гэта пра душу. А канкрэтыка вось якая — грошы, сцэнарыі і элітарнасць. Ў савецкія часы быць акторам — о! Рэжысёрам — у! Кіношнікам — ваў! А зараз? А ні грошаў, а ні статуснасці не засталося… Вось зачаста і застаюцца ў прафессіі ці то фанатыкі, ці то алкаголікі — хрэн разбярэш. Кіношніка трэба расціць і балаваць.

Мне падабаецца «Акупацыя. Містэрыі» Кудзіненкі. Можа ў гэтым фільме не хапае якой тэхнічнай якасці, крутых спецэфектаў ці што там любіць сучасны маскульт, але гэтае кіно — беларускае, якое ставіць да вайны нашыя, беларускія пытанні.

Ну канешне можна ўзгадаць якую махровую класіку як «Цераз кладбішча» ці «Да заўтра», але хто гэта памятае без спецыяльнай адукацыі? «Белыя росы» Дабралюбава люблю таксама — нягледзячы на тое што ў фільме замала беларускіх актораў — вельмі беларускі фільм атрымаўся.

Кадр из фильма Андрея Кудиненко 'Оккупация. Мистерии'.

За поўны метр на Беларусьфільме, калі б была такая прапанова, я б узяўся. Як не круці, «Беларусьфільм» — адзіны монстр, які мае поўны цыкл вытворчасці і здольны зрабіць поўны метр. Звер гэты канешна хворы — але абіраць няма з чаго. Абедзьве свае навучальныя працы здымаў на Беларусьфільме. Цяжкія цікавыя часы! Дарэчы, я маю права падаваць на дэбют, бо дыпламаваны. Увогуле, наш «дэпламірованы рэжысёр» розны бывае. Менавіта ў мяне — рэжысура мастацкага кіно. Маіх сакурснікаў было яшчэ чатыры штукі, акрамя мяне. Дэбютавала толькі адна з «Белымі росамі 2» ці як там. Астатнія, не ведаю, можа сідзяць у творчай дэпрэсіі, можа грошы робяць: шлюбы, карапаратывы і іншае мурзілкаванне… Тэлебачнікам, можа, прасцей — каналаў замнога, а тэлебачанне гэта молох які заўсёды хоча жэрці. Там кантэнт трэба (і не абавязкова палітчны). Плюс размеркаванне ніхто не адмяняе — куды пашлюць там жыццю і радуйся. Я сам год прасядзеў у нікаму непатрэбным цэнтры, вядучы кінакружкі.

Сергей Батура: «Нужно спрятать понты „мы снимаем кино“ и работать»

Сергей Батура

Режиссер документального и игрового кино. Родился в 1991-м в Гродно. Окончил исторический факультет БГПУ в 2014. Сотрудничает с европейскими телеканалами MDR, SRF1, ARTE. Редактор портала freeday.by

Белорусское кино даже не труп. Это то, чего не было. В СССР у нас было советское кино. Белорусского мы практически не видели. Поэтому менять нечего — надо создавать. С 2008 года я пытался работать в сфере кино. Поначалу не было образования, все делал на интуитивном уровне. Естественно, фильмы эти часто создавались на собственные средства. Мы пытались показать их в Беларуси: на маленьких, никому не нужных фестивалях, показывали в галерее Щемелева и на андеграундных сборках. Реализоваться в Беларуси не получилось: основная часть моих работ - это документальные ТВ-фильмы для немецких телеканалов.

Кино не может существовать без зрителя. И сколько «не башляй» молодым режиссерам — их кино лучше не станет. Зрителя у нас абсолютно нет. Особенно это касается арт-хаусных фильмов.

Фестивальное или авторское кино вообще сложно назвать популярным, но если в Европе хотя 10–15% смотрят кино «не для всех», то в Беларуси процент будет еще меньше. Кроме того, наши ребята сильно отстают от заграничных коллег. Мы будто оторваны от всей Европы. Но это проблема не «киношная», а общенациональная. Наши трактора и телевизоры хуже зарубежных, наши школьники и студенты не умеют рассуждать, и образование деградирует. Было бы странно, если бы культура стала бы исключением. Честно говоря, за последние десять лет руками белорусов было создано всего 2 стоящих фильма: «Оккупация. Мистерия» и «В тумане». По сравнению с другими странами, где ежегодно создаются десятки прекрасных фильмов, мы — это погрешность, которой можно пренебречь. Хотя я знаю много талантливых ребят. Но у них будущего в Беларуси нет.

Беларусь интересна для некоторых стран. Таких как Польша, Германия, Россия. Многие интересуются нашим кино, потому что наша страна для них — белое пятно на карте Европы. Это обычное любопытство. Но я ни разу не слышал восторженных возгласов по поводу отечественного кино. Мне как патриоту это крайне обидно.

С «Беларусьфильмом» я никак не связан. Но однажды был на съемках в стенах этой студии. Честно говоря, мне, как человеку работающему со съемочной группой из Германии, было дико смотреть на абсолютный пофигизм, царящий на площадке.

Кто-то обязательно что-нибудь забудет взять, надо кого-то ждать, или искать, куда делся актер. Я знаю, как работают чуть западнее от нас — в Польше. Все слажено, все на месте, никто не опаздывает — это вопрос профессионализма. Нужно спрятать понты «мы снимаем кино» и работать. Я считаю, что кино не должны снимать государственные организации. Надо почти все деньги направлять в частные киностудии, которые гораздо разумнее используют средства. Считаю, что следует больше давать возможностей для таких мастеров как Кудиненко. У нас пока есть еще талантливые люди, которые прекрасно, без указки дяди из кабинета, могут снимать хорошее кино, о котором будут говорить.

Артем Лобач: «Нужно любить людей и уметь нести ответственность»

А

Родился в Борисове. Автор музыкальных клипов и документальных фильмов («Гродно. Новый свет» (2008), «Калеты» (2009) «Простыя рэчы» (2012) и пр.) Работает с белорусскими телевизионными каналами.

Благодаря таким фестивалям как Bulbamovie и Cinema Perpetuum Mobile люди во всём мире имеют шанс познакомиться с молодым белорусским кино. Участвовать в белорусских фестивалях кино полезно, так как многие белорусские фестивали не замыкаются внутри страны, и это всегда шанс быть замеченным где-то ещё. Но я пока не делал ставку на фестивали, мои фильмы ещё не достойны. Быть режиссёром — это не просто профессия. Нужно жить режиссёром, наблюдать, любить людей и уметь нести ответственность. Есть ряд законов драматургии, которым нужно научиться, чтобы понятным способом доносить мысль до зрителя. А реализация режиссёра зависит только от него и его команды. Только нужно правильно ставить вопрос: не о себе заявить, а о том, о чём не могу молчать. Тогда молодой автор может искать помощи в создании фильма и найти её. Сейчас у нас есть ряд людей, которые могут помочь в реализации молодым авторам (Юрий Игруша, Андрей Полупанов и другие).

Лина Медведева: «Энтузиастов засасывает быт»

Организатор белорусского независимого короткометражного кинофестиваля «Cinema Perpetuum Mobile» и сообщества kinaklub.org

Лина Медведева

Белорусский прокат не радует зрителей — мало того, что нет немейнстримных лент, так и не весь мейнстрим доходит до широких экранов Беларуси. В этой ситуации независимое короткометражное кино становится чем-то вроде шведского стола для тех, кто привык есть «сухой Ролтон». Разнообразно, своеобразно, понемногу, без гурманских изысков. Шанс наесться есть и у простого зрителя, и у изголодавшегося киномана — в программе и игровое, и документальное, и анимация, и экспериментальное кино, и тематические секции (гендерное, квир, треш). За три года проведения фестиваля не было ни одного белорусского режиссера, который бы участвовал во всех трех. Это показательно: режиссеры не работают по специальности, энтузиастов засасывает быт. Нет специалистов, нет денег. Мы пытаемся формировать киносообщество, приглашаем на предпросмотры режиссеров, чтобы они видели реакцию публики. Но может быть сколько угодно тусовок, бесед, дискуссий — если режиссер не продолжает снимать кино, это всё уходит в никуда. Но мы настроены оптимистично — иначе не делали бы фестиваль.

В капиталистической киноиндустрии режиссер становится брендом самого себя и продается, независимо от того, продолжает он делать качественное кино или нет. Но путь тех, кто продается сегодня, лежал через некорпоративные 80-е, стабильные 90-е и кризисные нулевые. Путь режиссера, который начинает сегодня снимать кино, к стабильному заработку на собственных фильмах — непредсказуем.

Естественно, люди из других стран проявляют к нам интерес. Всего (вместе с белорусскими) пришло около 800 заявок из 70 стран мира. Помимо участников, у нас иностранное жюри, а также места показов по всему миру — от Румынии до Малайзии. Надеемся, что лет через десять белорусская секция будет выглядеть не хуже других (сейчас она на много-много голов ниже, чем конкурсная).

Алесь Лапо: «Будучае ў руках моладзі, часцей тых, хто працуе па-за сістэмай»

Алесь Лапо

Рэжысёр дакументальнага кіно, сцэнарыст, гісторык. Пераможца Фестываля альтэрнатыўнага кіно «Кінаварка-2012» і III One Short Fest (2013), лаўрэат ІІ Варшаўскага фестываля беларускіх фільмаў «Bulbamovie-2012», удзельнік конкурсных праграм кінафестываляў у Галандыі, Літве, Польшчы, Расіі, Славакіі.

За апошнія 5–10 год сітуацыя ў беларускім кіно не змянілася. Беларускай школы кінематографа як не было раней, так і не з'явілася. Пакуль з акадэміі мастацтваў будуць сыходзіць найбольш таленавітыя і прафесіянальныя выкладчыкі і не з'явяцца якасныя варыянты недзяржаўнай адукацыі. Дзяржаўных заказаў я не браў. Неяк не набраўся нахабнасці. Рабілася штось згодна з маім сцэнарам на «Летапісе», але не больш за тое.

Беларусь — неверагодная краіна, падарунак для любога творцы. Беларусь знаходзіцца на тэктанічным разломе ва ўсіх магчымых пласкасцях: культурнай, фармацыйнай, нарэшце цывілізацыйнай. Такое становішча спараджае бездань канфліктаў і праблем. Важна іх заўважыць і мець жаданне выказацца на гэтае пытанне. Наконт будучыні… Зараз ў нашай краіне кінематограф нікому не патрэбны і існуе толькі з закону інэрцыі. Будучае ў руках моладзі, часцей тых, хто працуе па-за сістэмай.


Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кто покупает современное искусство

Культ • Саша Романова
«Мне живопись полтора на два метра, холст, масло, чтобы очень ярко, желательно, чтобы это сделал Цеслер за 350 долларов», - кто в Беларуси покупает живопись, сколько люди готовы на нее тратить, и можно ли управлять белорусским художником? Обо всем этом в беседе с директором крамы «Ў» Натальей Гарячей и арт-директором галереи «Ў» Анной Чистосердовой.
Популярное