«Я поняла, раздевать бойцов спецназа — лишнее». Как создавался фотопроект с элитными бойцами армии

Культ • Ася Поплавская
Юлия Мацкевич стала первым фотографом, который попал в сердце беларуского спецназа. Она хотела снять голые торсы наших «срочников» и выпустить календарь. Но, посмотрев им в глаза, выбрала документальную съемку. Без постановки и пафоса. Как есть. Юлия дала KYKY единственное интервью, в котором рассказала о том, как попала в спецназ.

Юля даже не мечтала о том, что ей удастся сделать фотографии бойцов белорусских сил специальных операций, ведь на их жизни стоит гриф «секретно». Она хотела сделать достойный ответ английскому ВВС и французским пожарным, которые оголяли торсы. Почему у них есть такие календари, а у нас — нет? Таким вопросом задавалась фотохудожник, вынашивая идею «голого» календаря: «Мне хотелось и наших пацанов раздеть, они у нас достойные!»

«Пожарные мне отказали, а полковник спецназа сам предложил поснимать парней»

Реализовать задуманное помог случай. Юлия уже полтора года работает над фотопроектом «23. Армия меняет», который она задумала и реализовывает вместе с Андреем Шубадеровым, менеджером по специальным проектам компании Wargaming, полковником запаса. Фотограф показывает, как армия меняет беларуских парней. Но об этом проекте психологического портрета мы расскажем позже, когда он будет готов.

«Вселенная посылает нам людей и возможности, — рассказывает Юля. — Как только я задумала, что хочу снять наших бойцом с голыми торсами, я начала искать моделей. Наши пожарные мне отказали, сказав, что давно бы уже сделали это, если было бы можно... Я полтора года работаю над проектом о том, как меняет людей армия, снимаю парней как раз в спецназе. Ко мне там давно присматривались. И однажды подошел Сергей Андреев, полковник, заместитель командующего силами специальных операций Вооруженных сил по идеологической работе с предложением сделать такой проект. Для меня это было большой честью! Сколько у нас фотографов, а они впервые за историю спецназа приоткрыли для меня забор, чтобы я поснимала бойцов».

Юлии давали абсолютную свободу, не мешали делать кадры. «Хочешь раздевать — вперед!» — говорили ей. «Я записала фото на диск и положила их в архив», — признается Юля. Когда она осуществила задумку, поняла, что нужно снимать беларуских военных иначе: «Все у наших военных с телами в порядке. Но когда мужчина раздевается, всегда возникает вопрос: а зачем он это сделал? И когда наша военная элита — силы специальных операций (не путайте с ОМОНом и милицией, прошу вас!) — раздевается, непонятно, зачем они это делают. Меня никто не отговаривал, но сама решила, нужно сделать иначе — снять военных во время несения службы».

Во время беседы Юлия несколько раз повторила, что благодарна своим кураторам за то, что они не мешали ей в работе. Попросили лишь дать раскадровку, чтобы понимать, какие локации для съемки понадобятся. Когда фотограф рассказывает о том, как проходил отбор парней для календаря, у нее загораются глаза: «Меня привезли в часть и выстроили передо мной тридцать человек с голыми торсами. Ты только представь! Элитные бойцы, мышцы, татуировки…» После работы в каждой локации фотограф отобрала 13 парней. Выбирала их по принципу «есть искра или нет». Все согласились участвовать в съемках добровольно.

«Я их несколько раз предупредила, что после публикации снимков на форумах и в комментариях будет очень много грязи, потому что наши люди любят пообсуждать фотографии и чуть ли не в трусы залезть».

Никто не отказался. Все участники фотографий — «срочники», представители офицерского состава свои лица не показывают, и если они случайно попадали в кадр, Юля удаляла снимки, потому что ее главное задачей было не навредить.

«Один из спецназовцев приготовил для меня болотную лягушку»

Во время съемок Юля беседовала с каждой своей моделью. «Ты не представляешь, как быстро они раскрывались, потому что я разговаривала с ними не как с мальчиками, не как с солдатами, а как с людьми. Это подкупает. Нам всем хочется искренности и неподдельного интереса. Они доверились мне, увидели во мне не только фотографа, но женщину, ради которой стоит этим всем заниматься. Общаясь с ними, я поняла, что в юности любила не тех парней, не по тем парням страдала, не тех оплакивала… Настоящие мужчины — там. Ждать и любить нужно вот таких парней — сильных, честных и прямых», — делится собеседница.

Юля работала над проектом два месяца и получила невероятную энергетическую подпитку. Постановочных кадров в календаре нет. «Я наконец увидела быт бойцов спецназа, поняла, чем они живут. Когда работала над проектом «Армия меняет», съемки проходили в учебном корпусе, а сейчас меня пустили дальше. Я с ними ела в столовой. Один из бойцов, которых я снимала, приготовил для меня на огне болотную лягушку, и я ее съела. У них есть школа выживания, где они живут в полевых условиях, поэтому умеют делать такие вещи. Лягушка такая, с болотным запахом, а на вкус напоминает мясо курицы, но только более сухое». Еще Юлю удивило, как спецназовцы поют песни, когда идут из столовой. Особенно запомнилось, как парни исполняли «Пад ясным сонцам» на беларуском языке. «Когда я слушала, у меня были мурашки по коже. Они поют от души», — вспоминает фотограф. Девушка продолжает общение со своими моделями — пишет им бумажные письма. Календарь «Аповесць пра сапраўдных хлопцаў» издан ограниченным тиражом, он не поступит в продажу.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Звук гладкий, как морской камешек. Конрад Ерофеев хвалит новый альбом Akute

Культ • Конрад Ерофеев
Płastyka – четвертая пластинка рок-группы Akute из Могилева, и первый альбом, в записи которого участвует барабанщица Вики Фейтс. «Гитара приобрела широту, объем, и – особенно в сочетании с партитурами, в хорошем смысле напоминает Эджа из U2», – пишет музыкальный критик KYKY, благосклонно принявший трансформацию группы от пост-панка в интеллектуальный поп.