Глухонемая актриса Яна Новикова: «Днями репетировала, старалась вжиться в образ героини-проститутки»

Культура • Алёна Шпак
Яна Новикова стала известной после роли в фильме «Племя» Мирослава Слабошпицкого. Фильм описывает жизнь глухонемых и слабослышащих подростков, живущих в специализированном интернате, на самом деле больше напоминающем тюрьму. Слоган к фильму говорит: «Для любви и ненависти слова не нужны». Действительно, за весь фильм вы не услышите ни одного слова — только язык жестов и мимики. Все актеры, участвующие в картине, действительно глухонемые.

Взрослых в фильме практически не видно – подростки живут в собственном жестоком мире совсем не по детским правилам. Старшеклассники организовывают банду, промышляют воровством и сутенерством, «продавая» девчонок дальнобойщикам на парковке. Девчонки мечтают уехать в Италию, чтобы там дальше заниматься проституцией, но подальше от родины. Картина полна шокирующих сцен – это и подпольный аборт, и изощренное насилие, законам которого подчинена целиком и полностью вся жизнь обитателей интерната. Любовь настигает главных героев неожиданно и вносит в развитие сюжета существенные коррективы. Болезненное, жестокое чувство, ранящее молодых людей, как острая бритва, добирается и до зрителя. Чувство безысходности не покидает до самого финала. Хочется верить, что такого не бывает в жизни, однако в последних кадрах фильма отчетливо видна рука бывшего репортера криминальной хроники, который остался в Слабошпицком навсегда. И мы понимаем – бывает.

Что вы прочитаете ниже? Это трудное интервью, созданное целиком при помощи текста. Яна читала вопросы и отвечала на них письменно. Иногда было трудно правильно понять смысл, эмоцию, и тогда приходилось переспрашивать и переспрашивать снова. Возникало ощущение, что общаешься с человеком на иностранном языке: необыкновенные конструкции, построение фраз, предложений. Человек, который никогда не сталкивался с темой глухих и слабослышащих людей, наверняка не задумывался над тем, что существуют два параллельных мира: «мы» и «они». Благодаря таким людям, как Яна, иногда наши миры пересекаются.

KYKY: Яна, я хочу спросить тебя о тишине. Ведь ты, как никто другой, знакома с этим понятием. Как жить в мире, где нет звуков? Можно ли представить звук?

Яна Новикова: Тишина – это пустота. Самое тихое место в мире сведет вас с ума. Но всегда есть чувственное познание. Представьте сами, вы слышите мои мысли?

KYKY: Ты потеряла слух в раннем детстве. Отличалась ли твоя жизнь от жизни норматипичных детей? Чувствовала ли ты, что существует мир «глухих и слабослышащих» и мир «обычных людей»? Да и существует ли?

Я.Н.: Я с детства жила со слышащими родителям, иногда представляла себе, как будто они живут немного в другом мире, особенно если говорить об умении общаться и чувствовать. Они (слышащие люди – прим. KYKY) могут говорить друг с другом, а глухие общаются при помощи языка жестов. Получается, слышащий человек с глухим может общаться только через переписки либо при помощи мимики. Это сложно и иногда не очень удобно. Я уже привыкла к этому, но такому общению научили меня родители. Я чувствовала, что существуют «два мира»: у меня была одна жизнь, в которой была семья со слышащим родителями, и даже в детстве у меня были слышащие друзья, и вторая жизнь – школа с глухими.

KYKY: Мечта стать актрисой была с детства или это случайность, стечение обстоятельств?

Я.Н.: Я помню, как посмотрела «Титаник». Тогда подумала, что хотела бы вот так, как эта актриса. Представляла, как камера снимает меня и я играю… Потом уже не думала, что могла бы стать актрисой. Когда я училась в колледже, мечта вернулась. В какой-то момент я твердо решила, что хочу попробовать стать актрисой. Можно сказать, я мечтала и добилась своей мечты.

KYKY: А почему тогда решила изучать машиностроение?

Я.Н.: Получила бы специальность «Технолог», это не было моё желание. Я была вынуждена поступать в какой-то техникум, потому что для глухих мало вариантов обучения. Поэтому я выбрала, как мне казалось, неплохой вариант – машиностроительный колледж.

Яна Новикова, фото: PAN Photo / Vahan Stepanyan

Яна Новикова, фото: PAN Photo / Vahan Stepanyan

KYKY: И что было бы потом? Работа на производстве – единственное, что ждет глухонемых в нашей стране сегодня? Какое-то безрадостное будущее.

Я.Н.: Да, это просто жесть.

KYKY: Расскажи как ты познакомилась с Мирославом Слабошпицким? Если не ошибаюсь, то именно с этого знакомства началась твоя карьера в кино?

Я.Н.: Мы с Мирославом Слабошпицким познакомились в Киеве. Там проходил набор в театр мимики и жеста для глухих «Радуга», который готовит будущих студентов для Академии циркового и театрального искусства. Жюри не взяло меня, я очень расстроилась. Тогда меня случайно Мирослав заметил и спросил: «Ты можешь приехать на кастинг фильма «Племя» для глухих?» Конечно, я заинтересовалась. Он дал мне визитку, и я приехала на кастинг, и… прошла.

Кадр из фильма «Племя»

KYKY: Не жалеешь, что не поступила тогда на обучение в Украине?

Я.Н.: Нет.

KYKY: Роль в фильме «Племя» принесла тебе известность. А трудно было на съёмках? С чем пришлось столкнуться?

Я.Н.: Я непрофессиональная актриса, это был мой первый опыт в кино. Мне пришлось похудеть. Целыми днями репетировала, работала над ролью, старалась вжиться в образ моей героини-проститутки. Режиссер и его жена всегда предлагали мне посмотреть разные фильмы. Так я увидела фильм, который теперь стал одним из них моих любимых – «Жизнь Адель» (фильм Абделатифа Кешиша – прим. KYKY), и уже была готова к работе.

Каждый раз нужно было заново переживать эту боль: плакать, выдавать нужную эмоцию. Кроме того, я испытывала и физическую боль… В итоге все получилось.

KYKY: Физическую боль?

Я.Н.: Да. Вот например, сцена аборта. Я там на решетке лежала, пришлось сделать много дублей, у меня на спине в итоге образовалась мозоль… Но не это самое сложное было, самое сложное – показать боль так, чтобы это выглядело, как настоящая эмоция.

Кадр из фильма «Племя»

KYKY: Картину высоко оценили на Канском кинофестивале, на фестивале «Лістапад» фильм взял Гран-при. Это жесткое, правдивое, шокирующее кино. А чем этот фильм был для тебя?

Я.Н.: Для меня это был великий шанс.

KYKY: Ты и твоя героиня – вы похожи? Она мечтает об эмиграции, а ты? Хочешь ли уехать из Беларуси?

Я.Н.: Мы с ней совсем не похожи. Она жестокая, эгоистка и равнодушная. Она проститутка и думает только о деньгах. Эмиграция? Мне не важно, где жить, в каком городе, стране… Мне важна работа: если где-то можно сниматься в кино или в рекламе, то я уеду на работу туда. В Беларуси для меня нет перспектив, поэтому нельзя просто сидеть здесь.

KYKY: Тяжело было играть «любовь» в кадре? Ведь открыть зрителю пришлось не только тело, но и душу. Полностью.

Я.Н.: Было сложно. Для меня было проблемой быть голой вместе с партнером в кадре. Мы много репетировали, чтобы это действительно было похоже на настоящую любовь. На съёмках я отдавала душу полностью. Я должна была «показать» любовь так, чтобы зрители её почувствовали.

Кадр из фильма «Племя»

KYKY: После фильма «Племя» ты стала членом Европейской киноакадемии. Насколько мне известно, ты первая актриса из Беларуси, удостоенная такого звания. Что это даёт тебе?

Я.Н.: Это было просто невероятно, для меня это открыло дверь в мир кино.

KYKY: Предлагали ли тебе сниматься беларуские режиссеры?

Я.Н.: Никто. Может быть, беларуские режиссеры не имеют идей роли для меня? Я уже говорила, что в Беларуси нет такого кино, как в Европе или Голливуде.

KYKY: Какие у тебя планы на ближайшее будущее?

Я.Н.: Я теперь учусь на курсе фотографии в Москве, меня всегда поддерживает жена Мирослава. Недавно я получила вторую роль, снималась в фильме «Полина» как актриса. Моя роль – принцесса викингов. Фильм снял бельгийский режиссер Олиас Барко. Скоро премьера. Съемки проходили в Киеве…

Яна Новикова на съёмках фильма «Полина»

KYKY: Знаю, ты хочешь снимать кино сама. О чём будет твой первый фильм?

Я.Н.: Если я расскажу своё желание, то оно не сбудется. Я должна сохранить его в секрете и продолжать идти по своей дороге.

Паўночны аргазм. Скандинавское кино, обязательное к просмотру

Культура • Евгений Синиченко
С 19 по 25 апреля в Минске пройдёт кинофестиваль стран Северной Европы и Балтии «Паўночнае ззянне». Пока вы думаете, на какой из фильмов лучше сходить, KYKY решил разобраться, почему скандинавское кино так мощно влияет на целый свет и почему больше никто не достоин поднять этот молот Тора.