Почему Беларусьфильм делает мультики «в стол»

Культура • Анна Перова
Вы ничего не слышали о белорусских мультфильмах? А они есть. На Беларусьфильме работает целая студия анимации: художники, прорисовщики, аниматоры, режиссеры… Все они приходят сюда каждый день и работают с утра до вечера. Почему же при этом белорусский мультик не может увидеть ни один ребенок?

Аниматор Валерий Козлов приносит новые кадры на утверждение режиссеру Елене Туровой. А она недовольна: «Разве так должно быть? Что это за взгляд [у героини мультика] такой отрешенный? Она же обижена! Она говорит: «А я не хочу!». Елена вживается в роль нарисованной девочки и показывает, как она должна говорить. Так идет работа над новой картиной «Звезды седьмого неба» — кстати, первым анимированным мюзиклом в Беларуси. Весь диалог занимает минут десять. За это время тандем утверждает две маленькие сценки с двумя героями.

Мультфильм будет готов месяца через три. Но вот на вопрос: «Где его можно будет увидеть?» — тут только пожимают плечами. Все мультики создаются «в стол». И дело даже не в том, плохая анимация или хорошая. Просто по-другому здесь быть не может. Государство заказывает мультфильмы, потому что есть студия. Сценарий подписан, фильм выпущен вовремя, деньги выделены и потрачены — план закрыт. По идее, ещё на уровне утверждения картины неплохо бы позаботиться о том, что с ней будет дальше. А на деле это не очень кого-то интересует.

«150 гигов у меня на компьютере. И никто из детей этого даже не видел»

Молодые режиссёры Руслан Синкевич и Марина Лукьянова выглядят вполне современно. Руслан — с бородой, в очках, с сережкой в ухе. Марина — с модной короткой стрижкой. Только вот «коворкинг», в котором они работают, слегка поношенный. Но разве это имеет значение для творческих людей? Марина считает, что заставлять детей смотреть белорусский мультик не пришлось бы. Да, у наших и зарубежных картин разная стилистика: Запад делает простые и понятные фильмы, а мультики «Беларусьфильма» это «искусство-искусство». Но советские мультики тоже сильно отличались от диснеевских — а сегодня с их гениальностью никто не спорит.

Марина Лукьянова

«Детям все равно такое тоже нравится, — говорит Марина, — просто они этого не видят. На самом деле, сколько там есть фильмов… 150 гигов у меня на компьютере. И никто из детей этого даже не видел». Ни прокат, ни телевидение, ни продавцы дисков на «Ждановичах» не предлагают никаких мультиков, кроме зарубежных.

«Ребята, ну надо же, чтобы хоть кто-то его смотрел!»

Возможно, белорусская анимация — потенциальный хит. Но пока об этом никто знает. «То, что дети не смотрят наши мультики — неправильно, — продолжает Марина. — К европейскому и американскому просто есть доступ. Там есть прокат, есть реклама, в интернете можно найти. А наше нельзя найти, нельзя посмотреть».

Фильм выпускается и просто «лежит» — им никто не занимается. Создатели — от художников до режиссёра — не имеют прав на свою картину. Права принадлежат киностудии.

У Руслана последний мультфильм вышел осенью прошлого года. Режиссер признается, что хотел бы его хоть бы в интернет выложить. Запросы делал, просил: «Ребята, ну надо же, чтобы хоть кто-то его смотрел!». Не разрешили.

Руслан Синкевич

Мы дозвонились до отдела реализации Беларусьфильма, но поговорить по сути вопроса не удалось: начальник в отъезде, а остальные сотрудники «давать комментарии не уполномочены». Зато мы поговорили с прокатчиками: говорят, что белорусские мультики не входят в их дистрибьюторский пакет. А с предложениями к ним никто с киностудии не обращался. Возможно, прокат белорусских мультфильмов в кинотеатрах рассматривается как априори убыточный. Но зачем-то же Минкульты выпустил в кинотеатры «Авель»/«Мы, братья»/«Код Каина». Не верится, что анимация, созданная на «Беларусьфильме», может быть хуже.

«Фильм должен быть или образовательным, или национальным»

Порядок сейчас таков, что при утверждении сценария режиссёры не присутствуют. То есть они в буквальном смысле не выбирают, что снимать. В итоге выходит так, как вспоминает Марина: «Вот вам сценарий «Детский сад». Будете делать или нет?» Руслан считает такой подход неправильным.

Утверждают сценарии Министерство образования и Министерство культуры. Чтобы «запуститься» с фильмом, нужно подавать заявки и часто ждать больше года. Фильм должен быть или образовательным, или национальным — больше вариантов нет. Авторское кино на студии можно снять, если ты режиссер с именем. Такой исход, по словам режиссёров, редкая удача: «В основном, всё — заказ. Госзаказ».

При этом режиссеры умудряются исхитриться, чтобы мультик был не сильно похож на нудную лекцию. Во всяком случае, так они говорят про свой нынешний проект. «Изначально предполагалось, что мультфильм будет про детский сад. Обычный, человеческий. Но нам показалось, что со зверями всё-таки поинтереснее, — рассказывает Руслан. Я выступаю ещё и как художник, Марина — аниматор. Музыку нам пишет и исполняет Света Бень, и сами ребята из «Серебряной свадьбы» участвуют в записи. Мультик образовательного толка. Через персонажей (в нашем случае это зверята) мы показываем, что можно, а что нельзя».

Запретили работать по выходным. Аниматоры готовят петицию!

Факторов, уничтожающих мотивацию, на «Беларусьфильме» очень много. Но люди не уходят: «Здесь работают больные кино люди. Они будут работать, даже если им перестанут платить, — объясняет Елена Турова. — Очень много случаев, когда задерживается зарплата, бывает (в это время одна художница перебивает Елену: «Постоянно задерживается!» — прим. KYKY), гонорары смешные… Всякие случаи».

В описанных условиях с зарплатами следующая «беда» может показаться невероятной. Недавно сотрудникам запретили приходить и работать по выходным. В здании просто закрываются двери — и без вариантов. Сейчас сотрудники студии готовят петицию, чтобы им вновь разрешили работать по выходным. Петицию. Чтобы работать по выходным. А про сверхурочные тут никто и слыхом не слыхивал. «Люди приходят и не требуют ничего! Они просто хотят, чтобы их пустили за свой рабочий стол, чтобы сидеть и делать продукцию, и то, что им запретили, — это нервный срыв», — рассказывает Елена Турова.

«Беларусьфильм» предлагает творческую реализацию хотя бы в каком-то виде, а других вариантов немного: на всех 2D-художников работы в Беларуси не хватит.

Дайте детям белорусские мультики!

В условиях секретности мне показали аниматик фильма «Звезды седьмого неба», из которого более или менее понятен сюжет и можно оценить звуковое сопровождение. После прослушивания захотелось сразу нацепить «уличные» шорты и вылететь во двор гонять с друзьями в московские прятки.

Может, я уже старпёр, который совершенно не понимает современных детских вкусов, но, честно говоря, я бы посмотрела такой мультик. Но сейчас у ребенка нет выбора между белорусским мультиком и западным.

Кто-то скажет, что это нытье непризнанных гениев, кто-то — что жалко талантливых людей, ставших заложниками ситуации.

Только... разве не сами дети должны определять, насколько хороший продукт делают белорусские режиссёры?

Программист, который побеждает в профессиональных конкурсах фото

Культура • Юлия Волчек
Максим Сарычев зарабатывает на жизнь разработкой программного обеспечения, чтобы иметь возможность взять отпуск на три месяца и доделать серию. Обладатель Гран-При конкурсов «Беларусь Пресс Фото 2015» и «Прафота 2016» снимал портреты охотников, разделил местный интернет на две части проектом про собаку-инвалида, фотографировал на улице молодых людей, после чего пришел к выводу, что уповать на племя молодое незнакомое, которое все в стране поменяет, глупо.