Живем один джаз. Будущему концерту Kekko Fornarelli Trio посвящается

Культура • Алиса Петрова
Знаете ли вы, что в 70-е в минском Дворце Спорта (тот, где сегодня продают шубы, и куда с концертом приезжает Стас Михайлов) восемь раз подряд выступил Дюк Эллингтон? Беларусы всегда любили джаз, несмотря на запреты советской власти, а сейчас он, кажется, снова становится модным. Кто делает джаз в городе сегодня и как попасть на итальянских джазменов в это воскресенье 12 марта – обо всем этом в материале KYKY.

Джаз называют музыкой чернокожих, потому что он появился на стыке веков (прошлого и позапрошлого) благодаря бывшим рабам из Африки, которые не могли получить музыкальное образование, а потому играли, как чувствуют. Джаз – слияние африканской ритмичной музыки и европейских инструментов. Главное в джазе – свобода ритма. Французский bmx-ер Стив Магро хорошо выразился по этому поводу: «джаз – это когда пять парней играют одновременно разные песни». Конечно, новый стиль критиковали приверженцы классики. Тем не менее, джаз был настолько популярен в Америке, что его имя носит целая эпоха – период между Первой мировой войной и началом Великой депрессии.

В СССР джаз появился примерно в это же время. В 1920-х власти его даже приветствовали: мол, будем солидарными с угнетенным чернокожим народом! Но недолго музыка играла – в конце десятилетия с подачи Максима Горького джаз стали сильно критиковать, а потом вовсе запрещать. Но джаз, как и секс, в СССР все равно был, хотя вплоть до 1991 года государственная идеология и джазмены боролись за сферу влияния. Здесь сформировалась своя школа джаза, музыканты участвовали в международных фестивалях. В Москве под эгидой комсомола даже открылся джаз-клуб – кафе «Молодежное» (советский нейминг – вещь беспощадная).

Кафе «Молодёжное», Москва. Фото: РИА

У беларуского джаза есть своя история. Его «отцом» был Эдди Рознер – музыкант из Германии, который после прихода к власти нацистов переехал в Польшу, а в 1939 году – в БССР, вместе с джазовым оркестром. «Папа» у беларуского джаза не промах: в 1934 году его похвалил сам Луи Армстронг и подарил ему свое фото с надписью «Белому Луи Армстронгу» (не очень скромно, конечно, но легенде простительно). Вскоре после приезда в Беларусь Рознер познакомился с тогдашним первым секретарем компартии – Пантелеймоном Пономаренко – и под его покровительством возглавил большой джаз-оркестр. Вскоре он получил статус Государственного джаза БССР. Но несмотря на все почести и привилегии, после войны Рознер попал в лагеря на 10 лет, а в 1970-х уехал назад в Германию. Имя Рознера стали вычеркивать отовсюду – так на основателе беларуского джаза отразились запреты.


Однако история беларуского джаза контрастна – были в ней и светлые пятна. Например, в 1971 году в Минске выступил сам Дюк Эллингтон со своим оркестром – они дали восемь концертов подряд во Дворце спорта. Говорят, там было не протолкнуться. Музыкант «Песняров» Борис Бернштейн вспоминал: «Я был на первом и последнем концерте и, несмотря на отвратительное озвучивание, был полон впечатлений. Сам Эллингтон время от времени подходил к микрофону и произносил низким сипловатым басом «Я вас бежумно луублу». А после одного из концертов музыканты вышли с инструментами на проспект Машерова и, играя на ходу, шли к Ленинскому (теперь проспекту Независимости).

Дюк Эллингтон в Минске, фото: Getty

Кто делает джаз в Минске сегодня

В Минске есть большое комьюнити любителей джаза – в последнее время он из музыки «для знатоков и избранных», как говорил Познер, становится более массовым. Пожалуй, самым знаковым джазовым событием для Минска стали «Джазовые субботы у Ратуши», где летом на площади собирались до 10 тысяч человек. Четыре года подряд по субботам мы приходили в старый город, чтобы послушать музыкантов из США, Германии, Дании, Польши, Италии и, конечно, Беларуси. Один из организаторов – концертное агентство «Эквилибриум Артс»: они договаривались и работали с музыкантами. Их первым проектом был фестиваль «Джазовый мост»: зарубежный солист выступает с беларускими музыкантами. Он крут хотя бы тем, что в 2012 году в его рамках вместе с беларусами Apple Tea выступал джазист Грегори Портер – ныне обладатель двух «Грэмми» за лучший джазовый альбом (кстати, ему понравилось работать с беларуской группой).


Еще один знаковый организатор джазовых концертов – джаз-клуб Евгения Владимирова. Работает с 1995 года: привозит музыкантов из США, Европы и России, организовывает концерты беларуских джазменов. С 2012 года делает фестиваль Jazz in Minsk. Правда, Владимирова критикуют за то, что около имен музыкантов в афишах часто есть слова «великий», «уникальный», хотя едва ли можно найти о них какую-то информацию в гугле. Да и джаз в Минске можно послушать не только пару раз в год у Владимирова – в принципе, каждую неделю в каком-нибудь из заведений проводят такие концерты. Например, каждый четверг играют джаз в ресторане «Публика», старом добром «Граффити» постоянно проходит «Jazz-среда», периодически джаз можно послушать в Ў баре и в Loft-cafe. А для тех, кто хочет не просто выпить бокал вина и поговорить под приятную музыку на фоне, проходят «Джазовые вечера в филармонии».

Беларусы, которые играют джаз

Беларусы не только привозят музыкантов из-за границы, но и сами умеют играть джаз. Главный джаз-бэнд – группа Apple tea, их называют визитной карточкой беларуского джаза. Группа исполняет авторский современный джаз с элементами фьюжн, джаз-рока и фолка. За 22 года у «яблочного чая» вышло пять альбомов. В 2000-х катались по разным фестивалям: в Германии, Литве, Латвии.


Представитель «неклассического джаза» – группа Morfe, чья музыка – это синтез армянских, татарских, еврейских, балканских народных мотивов с джазом и авангардом. Основал группу перкуссионист и композитор Оганес Аванесян. Пока у группы вышел только один альбом с семью треками – «Ziziaq». Зато Morfe в этом июне будет выступать на двухдневном джазовом фестивале в Гамбурге Elbjazz Festival – вместе с Грегори Портером и группой норвежского саксофониста Яна Гарбарека, между прочим.


Трио Константина Горячего – проект клавишника группы Apple tea, которого в музыкальной тусовке знают буквально все. Выступает с контрабасистом Вячеславом Сергиенко и барабанщиком Тимофеем Бирюковым. Трио давало концерт в 2015 году на джазовых вечерах у Ратуши. Правда, сам Горячий был замешан в неприятной истории. В июле молодечненская милиция задержала трех музыкантов по подозрению в хранении наркотиков – среди них были вокалист Botanic Project Клим Моложавый и Костантин Горячий. По словам второго вокалиста «ботаников» Андрея Богомолова, Горячий пошел на сотрудничество со следствием и все обвинение против Моложавого строилось только на показаниях клавишника.


Послушать джаз на этой неделе на концерте Kekko Fornarelli Trio

В 2013 году у Ратуши выступал Kekko Fornarelli Trio вместе с Роберто Керилло в качестве вокалиста. Тогда нынешний организатор минского концерта Никита Шатёр познакомился с Кекко и снял про него небольшое видео – музыкант позже позвал Никиту в Италию сделать документальное видео про свой новый альбом «Outrush» в итальянском городе Бари. Прошло несколько лет – Кекко написал, что будет в Риге и может выступить в Минске с презентацией того самого альбома. Что представляет собой эта музыка? Она сложная, может быть как меланхоличной, так и агрессивной: на смену резким аккордам приходят спокойные и философские мелодии.


Ценители и эстеты говорят, что джаз невозможно не любить. Пока «массовая» культура только формируется – к нему постепенно присматриваются новые слушатели. Можно сетовать, что из-за количества теряется качество, но в такую музыку не получится за раз погрузиться – она непростая, для нее надо подготовиться и даже подрасти (в прямом и переносном смыслах).

Комета над Минском. Взлет и падение минского общества истории и древностей

Культура • Антон Денисов
Что делают люди в период кризисов, войн, хаоса и неразберихи? Маргиналы и социопаты начинают захватывать власть, грабить и присваивать себе чужое, используя самый действенный и доступный для них аргумент – насилие. Другие занимаются махинациями и сколачивают капитал в мутной воде революции. Третьи пытаются подняться на пене беспорядков и народных волнений. Большинство законопослушных граждан просто пытаются выжить, часто уходя из городов, бросая дома и, покидая страну, становятся беженцами.