«Либо государство начнёт массовые аресты, либо они должны будут считаться с народом». Интервью с анархистом

Герои • Алексей Карамазов
Видели вчерашний сюжет на БТ, представляющий собой кашу из балаклав, коктейлей Молотова, «прослушки» лидеров оппозиции и украинских проблем? Герой нашего интервью – анархист Дмитрий Полиенко. Который ходит на протесты против декрета о социальном иждивенчестве и готов, не скрывая имени, рассказать, чего добиваются анархисты и стоит ли их так сильно бояться.

Эти ребята давеча стали героями сюжета Белтелерадиокомпании, где было сказано: от черного флага и плаката со сжатым кулаком до поджога дома профсоюзов как в Одессе один шаг. Так ли это? Кто вообще такие – эти анархисты, которых мы видим на митингах против Декрета №3, рядом с привычными фигурами оппозиционного движения и бело-красно-белыми флагами? «Современная анархо-тусня началась с разных умных и не очень дядек, которым не хотелось ни доброго царя, ни злого, ни вообще какого угодно царя», – пишет энциклопедия Lurkmore. «По мнению анархистов, общественные отношения и институты должны основываться на личной заинтересованности, взаимопомощи, добровольном согласии и ответственности (исходящей из личной заинтересованности) каждого участника, а все виды власти (то есть принуждения и эксплуатации) должны быть ликвидированы», – вторит Википедия.

В Беларуси анархисты возглавили протест «нетунеядцев». Все началось с «Марша рассерженных беларусов» 17 февраля. Неожиданно мероприятие стало массовым, привлекло более двух тысяч человек и положило начало протестным акциям, которые сейчас проходят по всей стране. Последняя акция, которую мы видели в новостях, прошла 5 марта в Бресте. Во главе колонны шли анархисты с плакатом: «Чиновник – главный тунеядец». Другие их лозунги: «Государство социальным не бывает», «Власть грабит народ», «Власть порождает паразитов». Шествия анархистов сопровождаются бойким ритмом барабанов. Вообще, создается впечатление, что они – самая организованная часть митингов, в отличие от оппозиции, которая часто не знает, что делать с протестующими, – ведь многим «нетунеядцам» ближе красно-зеленый флаг, а не БЧБ.

Одного из участников «Марша рассерженных беларусов зовут» Дмитрий Полиенко. Про него уже писали беларуские СМИ – то Диму арестовали в время акции велосипедистов, то обвиняли в распространении порнографических материалов (при этом страница Полиенко Vkontakte была удалена до того, как на ней «появился» материал, предъявленный в качестве обвинения). Рассказывал он прессе об условиях содержания в СИЗО и планах на изучение беларускай мовы на курсах «Мова нанова». Раньше Дмитрий был нацболом, а после 2014 года стал анархистом. Об уголовных преследованиях и увольнении с работы Дмитрий говорит: «Это не самое ужасное. Самое ужасное – жить при этой системе, просто сидеть дома и молчать».

KYKY: Дима, расскажи нашим читателям, как ты относишься к беларуским националистам?

Дмитрий Полиенко: Тут двусторонний вопрос. Смотря что подразумевать под беларуским национализмом. Я позитивно отношусь к людям, которые выступают за независимость страны, чтят свою культуру, историю, язык. Но есть и такие, которые выступают за великого Зенона Позняка, навязывание «национальных» символов, кричащих «хто не скаче, той маскаль» – к таковым, естественно, позитивно не отношусь.

KYKY: Под национализмом традиционно принято понимать идеологию, которая служит интересам национального государства. И исторически так сложилось, что национализм обеспечил переход от феодализма к капитализму. И, насколько мне известно, анархисты – противники любого государства, а национализм, по сути, пропагандирует классовое единство на национальной почве. Поэтому переформулирую вопрос: ты хорошо относишься к беларуским националистам или ты поддерживаешь определенные аспекты национально-освободительного движения?

Дмитрий Полиенко, фото: Belsat.eu

Д. П.: Национализм как искусственная идеология, оправдывающая государство, – само собой, вещь неприемлемая. Однако многие забывают о желании многих людей сохранить свою идентичность, привязанность к этнической культуре, народные особенности. И в этом нет ничего плохого. То есть национальные черты в срезе культурном могут присутствовать как выбор каждого. Политический национализм, само собой, неприемлем.

KYKY: Недавно в Беларуси прошли массовые протесты против налога на тунеядство. Анархисты приняли в этом заметное участие. Как ты оцениваешь текущее состояние этого протеста?

Д. П.: Очень здорово. Это показывает, что власть-маразматичка сама себя загоняет в угол подобными декретами. Благодаря этому на улицу уже выходят не завсегдатаи, оппозиционные активисты, а именно граждане, у которых «накипело». Спасибо гражданину Лукашенко за это. Анархисты подключаются к протестам во всех крупных городах. Настроение протеста только нарастает, посмотрим, что будет 25-го марта. Лукашенко не может вечно играть в демократию, поэтому либо государство начнёт массовые аресты и репрессии, и протест пойдет на спад, либо они должны будут считаться с народом. Если так называемые законодатели с чиновниками, конечно, не самоубийцы.

KYKY: Какое отношение к анархистам в этом протесте у обычных людей? Как бы ты его оценил?

Д. П.: Мы удивлены – но очень положительное. Достаточно посмотреть на марши в Минске и Бресте, где анархисты возглавили колонны. Люди активно поддерживали наши лозунги, потому то они были социальные и тематические. Вступались за активистов, когда тех задерживали сотрудники карательных органов. У людей всё меньше доверия, как к власти, так и к оппозиционным лидерам, что, конечно, не может нас не радовать.

Марш в Бресте, фото: Svaboda.org

KYKY: Какие отношения у анархистов с остальными политическими представителями оппозиционного движения Беларуси?

Д. П.: Никаких. Для нас не имеет значения, кто эти представители. Потому что их цель всегда одна – смена существующей власти и приход новой. Однако, выходя на протест, мы поддерживаем не представителей оппозиционных сил, а выдвигаемые совместные требования.

Конечно, мы сторонники именно своих акций. Но не выходить на акцию, если кто-то из лидеров оппозиции вам несимпатичен, – не самое разумное решение.

KYKY: Что тебе больше всего запомнилось на марше рассерженных беларусов?

Д. П.: Отсутствие массовой оппозиционной атрибутики – хороший показатель того, что на акции стали выходить не рядовые активисты, а обычные граждане, которые вообще впервые участвуют в уличной демонстрации. Большое количество людей – 2000-2500 тысяч человек. Символическое сожжение писем «с налогами» на ступенях министерства. Достаточно яркий марш, впечатления хорошие.

KYKY: Какие, на твой взгляд, перспективы у этого протеста? И как ты видишь анархистскую инициативу в нем?

Д. П.: Первое – это отмена декрета! А после необходимо показать людям, что не стоит сидеть сложа руки. Каждый должен выходить на улицу и выражать своё недовольство. Только так можно изменить ситуацию. Примеров – море. Та же Котовка и Куропаты. Анархисты всегда были в авангарде социальных протестов.

KYKY: В Беларуси анархисты больше всего прославились благодаря акциям «прямого действия». Возможно ли что-то подобное в ближайшее время, если власть не отменит декрет?

Марш рассерженных беларусов, фото: revbel.org

Д. П.: На мой взгляд – вряд ли. Нужно понимать, что столь радикальные акции и были направлены специально для привлечения внимания СМИ и общественности. Однако последствия таких акций были очень печальными – репрессии, массовые аресты активистов, тюремные сроки, раскол и апатия в анархических кругах.

KYKY: Часто ли ты попадал под политические репрессии со стороны государства?

Д. П.: К сожалению, в странах, где царит диктатура, тотальная слежка, репрессии неизбежны. Не буду описывать подробности, однако скажу, что прошёл их достаточно. Стоит лишь отметить, что они никак не повлияли на спад протестного потенциала, а наоборот, прибавили ещё больше злости.

KYKY: Анархистское движение, как известно, не монолитно, а анархистский дискурс идеологически разнообразен. Какой ветви анархизма ты придерживаешься?

Д. П.: Именно из-за идеологических разногласий в анархической среде постоянно происходят ссоры. Я всегда был сторонником совместных действий, несмотря на разногласия. Как говорил субкоманданте Маркос, «Когда ты мечтаешь в одиночку – мечта остается мечтой, когда ты мечтаешь с другими людьми – ты создаешь реальность». Сам придерживаюсь либертарных взглядов, социального анархизма. Конечная цель анархистов в Беларуси – установление социально-ответственного общества, без присутствия вертикали власти. Прежде всего, мы хотим донести до народа правду о событиях в Беларуси, открыть ему глаза и способствовать борьбе общества и личности за свои права.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Люди думают, я женщина-огонь на коне с саблей или умалишенная художница». Интервью с Никой Сандрос

Герои • Ася Поплавская
О чем думает девушка, которая после престижной работы в рекламе и маркетинге бросила всё и выбрала другой путь: начала рисовать, вести блог и стала одной из самых ярких и привлекающих внимание минчанок? Довольна ли она собой и тем, что делает, тешит ли свое «эго» появлением на билбордах? Об этом и многом другом — в откровенном интервью KYKY.