Белорусские фотографы рассказывают о своем лучшем снимке

Герои • редакция KYKY
Несмотря на то, что фотографы своим лучшим снимком считают фото, сделанное завтра, мы предложили тем людям, чьи имена у всех на слуху, выбрать один самый важный снимок из сделанных вчера. И рассказать KYKY его историю.

Александр Tarantino Жданович

— Люблю эту фотографию, как, впрочем, и саму группу Neuro Dubel. Снимок сделан в феврале 2011 года, на концерте «Рок-Коронации». Это было последнее выступление Neuro Dubel перед большой аудиторией. Сразу после него попытки организовать концерт заканчивались для Neuro Dubel запретом по всем понятным «техническим причинам». Впереди была разлука со зрителем, депрессия и невозможность делать любимое дело. Мне кажется, что Куллинкович понимал это в тот момент. Возможно, понимали и зрители: посмотрите, как бережно обнимает его голову рука поклонницы.

Алексей Валаханович

Алексей Валаханович

— Эта фотография моей племянницы, она была сделана на рассвете в Средиземном море, куда мы выходили на яхте. Отец приготовил дочке утренний бутерброд с маслом и вареньем. Ей нельзя это есть, тут жирное и сладкое одновременно. Но так как ребенок любит поорать с утра, то «запрещенный мамой» бутерброд — единственный способ сделать так, чтобы сама мама выспалась.

Коноплев+Лейдик

Канаплев + Лейдик

— Этой фотографии около полутора лет, но мы ее пока нигде не выкладывали. Это одна из зарисовок к будущему проекту, для которого всех приходится раздевать. Мы снимали Настю в пять утра, со вспышкой на длинной палке, которая привлекает внимание. Подъехала машина. Менты стали спрашивать, зачем мы фотографируем, да еще и с голой грудью. Мы сказали, что у Настиного парня День рождения, и она хочет сделать фотосессию на месте, где они познакомились. Они не понимали, зачем с голой грудью. Что за штука на палке, их мало волновало, зато грудь – очень. Они еще долго кружили. Наверное, им приказ дали: тогда была очень актуальна ситуация с Femen.

Виктория Щербакова

Виктория Щербакова

— Один из первых снимков, после которых я начала профессионально заниматься фотографией. Это личная история — моя бабушка. В тот день мы много говорили, бабушка рассказывала о своем детстве и юности. Ее звали Зинаида Ивановна, она была старшей из тринадцати детей в семье. В живых осталось всего шесть девочек, сама бабушка чудом выжила, даже платье для похорон уже было пошито. После войны ее не взяли в институт, по ее мнению, из-за деревенского происхождения и белорусского языка. Грамоте ее научил отец, бабушка осталась в Минске, в результате стала главным бухгалтером. Родила троих деток, потом появилось пять внуков. Еще более важным этот снимок стал для меня в прошлом году, когда бабушка ушла.

Сергей Гудилин

Сергей Гудилин

— Этот кадр я снял в августе 2010, во время своей службы в армии. Он где-то шумел, получал призы. Фотография остается моей любимой, потому что один кадр может рассказать все про Беларусь лет за пятнадцать. Он реален, я эту ситуацию видел целый год, когда сам служил, наблюдая солдатский быт, ребят от 18 до 27 лет, у которых складывается мужская военная субкультура. Один из пунктов распорядка дня в армии — просмотр информационных программ, БТ и его «Панорамы». Иногда разрешали DVD, «Бригаду» мы смотрели раз восемь. Все это проходит в комнате досуга и информирования. Стены в ней покрашены в цвета флага, а портрет президента висит выше карты мира.

Екатерина Шумак

Екатерина Шумак

— Все фотографии, которые я считаю лучшими, были сняты на купленную за 10 баксов мыльницу, которая до сих пор позволяет не думать, а чувствовать. Девушка на фото — моя подруга Олеся Лазарева. Она профессиональная модель и мама двух прекрасных детей. Эта фотография не отражает личность Олеси, потому что здесь скорее мой внутренний мир: снимок был сделан в квартире, которую я снимала на Площади Победы, и фото, скорее, про меня. Если говорить про Олесю, то она сама нежность.

Владимир Скоморощенко

Владимир Скоморощенко

— Портрет «Иваныч» я сделал в 2003 году. Дедушка, который работал столяром в Академии искусств, оказался отличной моделью. Я фотографировал на старенький Киев, ч/б пленку, сам проявлял, и как-то запомнилось то время, проведенное в красной комнате. Самому Иванычу я тоже распечатал этот снимок, но он остался безразличен. Только сказал: «Детям покажу».

Павел Поташников

Павел Поташников

— У фотографов есть хобби. Кто-то собирает марки, катается на скутере и бреет налысо голову, а я всегда увлекался экстремальными видами спорта: катанием на досках, скалолазанием и стрельбой. Когда у меня был один из первых зеркальных фотоаппаратов, я занимался съемкой в горах и на воде. Однажды посчастливилось побывать на тренировке нашей сборной по водным лыжам. Меня посадили в катер и началось. Брызги, волны, качка, все трясется, большая скорость. Удалось сделать несколько замечательных кадров, как спортсмен Дмитрий Аксиневич делает сальто на воде. Этот снимок участвовал в конкурсе спортивной фотографии, выставлялся на выставках. Потом я узнал, что Дмитрий, спортсмен на фото, погиб. Отличный парень, который не только показывал в сборной РБ хорошие результаты, но и любил в шутку прокатиться голыми пятками по воде.


Максим Шумилин

Максим Шумилин

— Фотография — одна из плоскостей нашей реальности, и перенесенное в нее переживание сразу же фальшивит, превращается в символ и уходит из твоего сердца. Мне кажется, не правильно говорить о своих самых сильных снимках. Можно просто выбирать истории, актуальные в эту минуту. Моя история такова: застывшие на мгновение водомерки на поверхности холодной бегущей речки. Ощущение от этой фотографии лучше всего описано в стихотворении Велимира Хлебникова:

Годы, люди и народы
Убегают навсегда,
Как текучая вода.
В гибком зеркале природы
Звезды — невод, рыбы — мы,
Боги — призраки у тьмы.
(1915)

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Вижу вилы, направленные в грудь, и надпись «Убей в себе колхозника!»

Герои • редакция KYKY
Редакция KYKY собрала минчан в Ў-баре, пригласив для равновесия журналистку из Москвы. Обсуждали сюрреалистическую тему белорусской провинциальности. Вышло как в басне про лебедя, рака и щуку: каждый из героев тянул воз в свою сторону, советуя в следующий раз для беседы о провинциалах звать пацанов из Серебрянки.