Доула как профессия: «Лесбиянки, чайлдфри и религиозные — все оказываются равны перед родами»

Жизнь • Алёна Шпак
До встречи с Еленой Шевчук я ни одной доулы никогда не встречала. Слышала, что есть такие женщины, что-то вроде акушерок, но не акушерки. Помощница в родах мне подробно рассказала, как сделать, чтобы «чудо рождения» не становилось «конвейерной продукцией», и почему бояться материнства — это нормально.

KYKY: Скажи пожалуйста в двух словах, кто такая доула? Такая акушерка-помощница? Или даже так: акушерка-помощница-психотерапевт? Столько толкований слова существует, выбирай какое нравится.

Елена Шевчук: На самом деле, доула с греческого переводится примерно как «рабыня». Доула не оказывает акушерской помощи в принципе. Её главная функция «оказать женщине поддержку» другого плана – материнско-психологического. Это некоторая такая отправка к родам в кругу семьи, где главную роль когда-то играла мама, свекровь, приходящая старшая женщина. В первых родах, когда женщина не вполне понимает, что с ней происходит (она в шоке, в ужасе), ей просто нужен рядом человек, который поможет, поддержит и скажет, что все будет хорошо. Задача доулы – привести к тому, чтобы женщина ощущала ответственность за собственные роды, и в то же время чувствовала любовь, заботу и меньше ощущала страх. Доула на родах – это «мама для мамы».

Как выбирать «маму для мамы»

KYKY: Доула не оказывает акушерской помощи потому, что не умеет или потому, что не должна?

Е. Ш.: Потому что не должна уметь. Доула именно сопровождает женщину в родах, она не принимает роды – хочется еще раз это подчеркнуть. Если доула приходит на «домашние роды», она ни в коем случае не приходит с целью их принимать. Функции доулы будут одинаковы как в домашних, так и в родах в условиях стационара в роддоме. Доула может не иметь медицинского образования. Помимо прочего, её задача — помощь технического плана. Всю «грязную» бытовую работу доула берет на себя. Тем самым это помогает родным «быть в родах», почувствовать роды, быть с малышом и женщиной, а не трудиться санитарами и заниматься суматохой, если женщина рожает дома. Доула — доверенное лицо, имеющее представление о физиологии родов, об их естественном течении. Подчеркну, роды – не патология, не операция, не потенциально опасное состояние, это естественный и положительный процесс.

Елена во время работы

KYKY: Как ты пришла в профессию?

Е. Ш.: Наверное, через собственные роды. Первого своего ребёнка я рожала в роддоме, естественно, платно и по договорённости, и всё же после осталась незавершённость. Я училась в медицинском колледже и в духовном училище в Чебоксарах одновременно. Тема появления нового человека меня интересовала. Через какое-то время я познакомилась с женщинами, которые этим занимались. Так совпало, что моя подруга должна была рожать, и, по сути, это были первые роды, которые я сопровождала. Я была с ней дома, пока нарастала родовая деятельность, поддерживала, подбадривала, затем мы вместе поехали в роддом. Это было очень здорово, так просто, хорошо, без пафоса. После этого, я поняла, что доула — это моё. Стала больше интересоваться, ездила на конференции, где получила дополнительные знания о естественных физиологических родах, о потребностях женщины в их процессе. Вот уже четыре года я этим занимаюсь. Второго своего ребёнка я рожала дома, это были домашние соло-роды. Акушерки не было, но были две доулы, которые меня поддерживали.

KYKY: Когда доула идёт на роды, то это вместо мужа или вместе? Муж в такой ситуации уже, получается, лишний?

Е. Ш.: Всё зависит от многих факторов: уровня доверия в паре, возможностей роддома и, в первую очередь, от желания самой женщины. Лучше – когда не приходится выбирать: мужа или доулу. Но если нужно сделать выбор, то необходимо выбрать того, кто сможет лучше помочь.

KYKY: А как персонал роддома реагирует на присутствие доулы?

Е. Ш.: Очень по-разному. Бывает негативная реакция, возможно, от того, что врачи чувствуют элемент контроля за их работой. Однако чаще неприятные истории происходят не с врачами. Здесь можно сказать о несоблюдении элементарной этики медицинским средним и младшим медперсоналом, с которым непосредственно приходится сталкиваться, ведь роль доулы – обеспечить комфортное пребывание роженицы в условиях зачастую непростого человеческого фактора роддома.

KYKY: На что следует обратить внимание, выбирая доулу? Что может или должно насторожить женщину?

Е. Ш.: Напор! (смеётся) Если человек кажется вам авторитарным, возможно, это повод рассмотреть и другие варианты. Но каждая женщина должна ориентироваться на себя. Женщине с доулой вместе придётся провести много времени. Бывает, роды и по 30 часов длятся – должно быть чувство спокойствия и комфорта. Да, доула должна внушать доверие. Должна быть совокупность профессиональных и личных качеств, совпадение взглядов на условный сценарий родов.

KYKY: А сама доула может отказаться работать с конкретной будущей мамой? Такое бывает?

Е. Ш.: Да, такое бывает, но редко. Роды — стихийный процесс. Мы можем заранее обозначить основные пожелания и моменты, но в родах женщина должна будет их принять, принять именно в их «стихийности и индивидуальности». Импровизировать, прислушиваться к себе, не подгонять роды под шаблон. А доула должна подстроиться: организовать пространство, применить свои навыки и знания творчески. Помощь в родах — своего рода искусство. Так что отказ минимален. Скорее, мы ищем именно тот вариант родов, который действительно наиболее близок этой женщине. Не основан на моде или страхах.

«Как можно требовать от женщины стать «ведической же-ной», если она феминистка или лесбиянка?»

KYKY: Ну, хорошо. Выбрали, договорились, а дальше что происходит? Готовитесь как-то вместе к родам, или встречаетесь непосредственно в день Х?

Фото: Kate Kennedy

Е. Ш.: Очень хорошо, когда доула встречается с женщиной несколько раз на протяжении беременности, хотя в моей практике были случаи, когда я встречалась с женщиной уже непосредственно в роддоме. Мне важно понимать, как женщина оценивают свою беременность, чего ждёт от родов. Роды — это праздник, в котором женщина должна почувствовать себя хозяйкой положения. Доула должна ей в этом помочь. Случается, что женщина психологически не готова к родам, это бывает по разным совершенно причинам, которые берут своё начало в самой беременности и условиях её наступления. Чайлдфри, гомосексуальные женщины, решившие родить ребенка, религиозные женщины — все оказываются равны перед родами. Зачастую женщины из условно «более благополучных» категорий испытывают те же трудности и страхи перед родами, как и те женщины, которые рожать вовсе не планировали. Перед родами все равны, и «горе от ума» у женщины, имеющей завышенные ожидания, порой сложнее проработать, чем проблемы, связанные с нежеланной и по тем или иным причинам не прерванной беременностью.

Роды и беременность — это рождение нового человека. Нет смысла романтизировать его или, тем более, делать частью социальной политики.

Это часть интимной жизни, а над интимной жизнью контроль может иметь только непосредственно сам человек. Он достоин индивидуальной поддержки. Женщина достойна того, чтобы её приняли любой, и, главное, чтобы она сама смогла принять себя. Роды — не тоже самое, что собачку завести или вещь купить. Мама вынашивает автономного человека, ребёнок вторгается в её жизнь, очень сильно вводит в ступор. Обо всём этом с женщинами нужно говорить. Иногда нужно сказать: это норма, так бывает почти со всеми.

KYKY: Но ведь для этого и проходят различные курсы и школы подготовки к родам. Разве нет?

Е. Ш.: Здесь важно не попасться на удочку «позитивной мотивации» и «подмены понятий». На женщин на протяжении всей беременности осуществляется давление. Где-то пассивное маркетинговое, а где-то – довольно агрессивное. Женщина «должна быть счастливой мамой», и никому не интересно, какая у неё ситуация. В женскую консультацию зачастую приходят женщины, не имеющие информации вразумительнее, чем разрозненные статьи из интернета. Дамы либо не взаимодействуют с докторами, либо сваливают на них беременность и роды полностью. Пытаются с врачами конфликтовать, отстаивая некие взгляды, порой откровенно мракобесные. Доктора вынуждены, получая подобные запросы, не взаимодействовать с беременной, а буквально нянчиться. Да, бывает, что иной раз в такой ситуации приходится «припугнуть, перестраховаться и надавить».

В школах подготовки к родам порой перебарщивают с идеологической составляющей, и помимо советов о здоровом образе жизни беременной, ущемляют «свободу совести». Женщина приходит в школу, а там ей навязывают что-то, что совсем не вяжется с её образом жизни и религиозными взглядами. Йога, бассейн, правильное питание… Всё это здорово, если этого хочется. А если нет? Как можно требовать от женщины стать «ведической женой», если она феминистка или лесбиянка? У неё совершенно противоположный взгляд на вещи! Как мы можем требовать соответствовать каким-то «стандартам качества»?

KYKY: Ты хочешь сказать: что бы женщина ни делала во время беременности, она чувствует, что что-то « не доделывает»?

Е. Ш.: В принципе да, Так и начинают формироваться комплексы, и страх того, что всё неправильно и плохо. «Комплекс плохой пионерки», такой женщины славянки, извечный вопрос которой: «Что я сделала не правильно?»

«Плохая пионерка» — диагноз нашей женщины, женщины которая себя не знает, не любит и, кроме того, не знает, зачем нужно детей рожать.

Это такой продукт системы, которому говорят: с тобой мы ничего не обсуждаем. Мы знаем, как тебе выносить, как тебе родить – только слушайся и будь «хорошей пионеркой». Врач может «родить за женщину» в условиях стационара. Но стоит гуманизировать эту область, ведь по сути, если присмотреться, то можно наблюдать поток «разраживания коров».

Речь не идёт о физиологических, естественных родах. Многие роды стимулированы, подогнаны под конкретные временные рамки. На самом деле, управляет родами ребёнок, и об этом врачи не упоминают, а женщины забывают. Женщина помнит только о том, что нельзя быть «плохой пионеркой»: нельзя кричать, нельзя требовать… Всё, что по сути система требует от женщины — не мешать врачам провести «программированные роды».

KYKY: Получается «порочный круг»? Женщина, которая не понимает, как родить приходит к врачам, которые «знают, как», и у них это поставлено на конвейер. Она становится частью этого конвейера, а после, когда все проходит, начинает самоанализ, так как осталась неудовлетворена результатом?

Е. Ш.: Часто — да. Чтобы этот круг разомкнуть, необходимо выйти за его пределы.
А для этого важно, чтобы кто-то женщине помог понять, что именно она хочет получить. Необходимо просто попытаться услышать себя настоящую, неважно, если ты при этом «совсем плохая пионерка». Я могу привести примеры очень образованных и культурных в обычной жизни женщин, которые во время схваток матерились, рычали… Если это происходит, и от этого легче – значит для конкретной женщины это также является нормой. Кому-то хорошо в воде, кому-то – висеть. Во время моих вторых родов я просто попросила открыть мне окно. Была зима, а я легла под окном и вдыхала всю эту свежесть в себя. У меня спрашивали: «В какой позе ты родила?» Если честно, даже не могу ответить – точно не помню. Это был просто космос. Хорошо помню вечер этого дня. Мы всей семьёй вместе с новым малышом лежим на кровати и смотрим сериал, так, как мы делали и день назад. Роды – это день из жизни, который мы прожили все вместе. И мы хорошо поработали, чтобы прожить его именно так.

KYKY: Роды — это работа?

Е. Ш.: Безусловно. Роды – достаточно непростая совместная работа матери и ребенка. В идеале они вовсе не требуют ни малейшего вмешательства извне, и это вовсе не утопия, и не некая «сверхспособность» наших прабабок. Более того, излишние вмешательства в роды могут весьма негативно сказаться. Стимулированные роды, особенно стимулированные до начала активной родовой деятельности и без веской причины – неоправданный риск травматизма матери и ребенка. К сожалению, местами используются и запрещенные практики наподобие «выдавливания» или «потянуть за пуповину» в третьем периоде родов. Все это может обернуться тяжелыми последствиями. Совершенно непонятно, почему эти варварские традиции никак не канут в лету. Роды в странах СНГ непременно требуют гуманизации, возрождения из области ужасающих процедур в человекоориентированный праздник жизни, физиологический процесс, не угрожающее состояние, а достаточно безопасный и радостный момент жизни.

Домашние роды, первый час жизни малыша. Мария, Игорь и малыш Федор

Существуют ли противопоказания к домашним родам

Е. Ш.: У меня все каверзно-этические вопросы еще в запасе, но скажи – а доуле самой необходимо готовиться к родам? Ведь исход не всегда благоприятный… Доводилось ли тебе на практике сталкиваться со смертью новорожденных? Как это воспринимается? Работает ли доула с женщиной «после», если что-то пошло не так?

Елена: Невозможно быть готовой к родам на 100%. Начиная от того, что неизвестно точно, когда всё начнётся и когда закончится. Бывает так, что ты среди ночи выезжаешь, быстро пристраиваешь собственных детей куда-то, но ты должна приехать и дать почувствовать, что ты уже рядом. У меня не было неблагоприятных исходов, но, безусловно, я понимаю, что никто не застрахован. Всё может пойти не так и в домашних родах, и в роддоме. Единственное, к чему доула должна быть готова – если ситуация изменится в ходе родов, она должна объяснить женщине, что происходит. Женщина имеет полное право, исходя из собственных убеждений, распоряжаться собственным репродуктивным здоровьем, беременностью и родами.

KYKY: Раз уж коснулись этой темы, домашние роды — спорный момент. Всё-таки сейчас 21 век, и, по идее, надо доверяться технологиям и врачам? Многие пары практикуют домашние роды, и вместе с тем, есть негласная точка зрения медиков, что домашние роды – это не совсем нормальное явление.

Е. Ш.: Важно, чтобы пара была проинформирована о том, как проходят роды, ведь камень преткновения находится именно в делегировании ответственности. Выбирая, например, домашние роды, важно понимать риски: нужно узнать из разных источников, как это происходит. Обдумать и понять, подходит ли это именно тебе. Выбирая роды в роддоме, опять же, важно понимать, что будет происходить. Сейчас практически везде есть возможность выбрать роддом или врача, лояльного к естественным родам, например.

Всё очень просто на самом деле: если тебе нужно рожать в роддоме, то нужно рожать в роддоме, и отличать свои истинные желания от моды. Вопрос ответственности, который у нас немного искажается, – вот он важен. К сожалению, на пространстве, которое можно назвать «пост СССР» женщина часто не понимает, каково её участие в родах, передавая всю ответственность за исход врачу, если речь о роддоме, или домашней акушерке, если речь о домашних родах. Женщина должна понимать, где она чувствует себя в безопасности – в роддоме или дома. Полностью естественные роды сегодня возможны только в домашних условиях. В роддоме практикуют роды с минимальным вмешательством. Стоит добавить, что домашние роды помимо рисков имеют массу положительных моментов, зачастую необходимых конкретной женщине для успешных родов.

Выбор рожать дома, на мой взгляд, не должен маргинализироваться.

Имеет смысл пересмотреть стандарты акушерской практики и легализовать акушерскую профессиональную помощь на дому, перенимая, скажем, опыт стран, в которых подобная практика успешно осуществляется.

Фото: Kate Kennedy

KYKY: А вот кому «сразу нет»? Кому не стоит задумываться на тему домашних родов?

Е. Ш.: Дома рожать могут здоровые женщины с неосложненной беременностью. Обследованные, состоящие на акушерском или врачебном учете. Также те, кто считается «условно здоровыми»: женщины, которых «подвёл» вес или возраст, при условии, что они не имеют других проблем с беременностью. Если есть проблемы и патологии, безусловно лучше и спокойнее рожать в условиях медицинского учреждения. К неблагоприятным последствиям можно добавить и то, что женщина должна четко осознавать: если она решает рожать без акушерской помощи, то доула не сможет оказать ей эту медицинскую помощь. Не сможет и спрогнозировать осложнения. Доула – не акушерка.

«Если представить, что роды — это война, то, чтобы получить положительный результат, нужно сразу сдаться. Расслабиться и довериться инстинкту»

KYKY: А какие просьбы бывают у женщин во время родов?

Е. Ш.: Самые разные, часто совершенно бытовые. Просят участия, помочь принять позу, подержать за руку, даже поцеловать. Женщине в родах может прийти в голову все, что угодно, и мы стараемся воплотить это в ее особенный день. Однажды у меня был случай, когда женщина перед самыми потугами заявила: «Все, я больше не могу». Она «отказывается рожать и ничего не выйдет». Я ей: «Да-да, конечно, все нормально, еще чуток». Она телячьими глазами глядит на меня и выдаёт: «Ты же мне поможешь? Ты обещала, роди за меня!» Но по большей части все банально: попить, поесть, помочь.

KYKY: Если я тебя попрошу подобрать синоним к слову роды, что это будет за слово? Например: «самопознание», ну или, может, реально «война»?

Е. Ш.: По Мишелю Одену идеальные роды должны сочетать в себе три «т»: тепло, темно, тихо. Очень интимно, правда? Роды я бы охарактеризовала словом «секс». Ведь это продолжение интимной жизни. Те же условия, те же гормоны. Начинают работать древние отделы мозга, которые мы не задействуем в обычной жизни. Женщина в родах впадает в состояние, когда мозг отключается, и это состояние – медитативно космическое. Ей говорят: «Приди в себя». А у меня встречный вопрос: «Зачем?» Она же рожает! Во время родов не должны в большом количестве вырабатываться гормоны страха. Если животное, например, спугнуть, когда оно рожает, родовая деятельность может ослабнуть и возобновиться только спустя время. То же самое и с женщиной. Правильные гормоны должны вырабатываться в правильное время. Условия в роддомах часто не согласуются с этими тремя «т», хотя, если сравнить с условиями, в которых нас рожали наши мамы, тенденцию к улучшению невозможно не отметить. А если представить, что роды — это война, то, чтобы получить положительный результат, нужно сразу сдаться. Расслабиться и довериться инстинкту.

Месяц кроссфита: миссия выполнима

Жизнь • Алиса Петрова, Павел Свердлов
Журналисты KYKY закончили эксперимент в зале Club Panda. Пока что кроссфит принёс больше пользу духу, чем телу: подготовка наших «спортсменов» к лету сорвалась, зато появилась уверенность в себе. На десерт Алиса Петрова записала десять гифок с упражнениями, которые мы делаем на тренировках — и которые по силам делать любому, кто созрел, чтобы заниматься собой.