Есть ли чувство юмора у людей, исследующих «язык вражды» в беларуских медиа

Жизнь • М. Войтович, П. Свердлов
Публикация сайтом Mediakritika рейтинга «языка вражды» спровоцировала всплеск «языка вражды» в комментариях и соцсетях. Особенно досталось KYKY, который с отрывом занял в рейтинге первое место. Мы разыскали создателей рейтинга и попросили объяснить, что с нами не так, а заодно попытались понять, почему наши любимые стёб, ирония и троллинг людей без чувства юмора — это тоже «язык вражды».

В июле на сайте Mediakritika.by появился материал «Гендерные аспекты языка вражды в белорусских медиа». Несколько месяцев специалисты Центра гендерных исследований ЕГУ анализировали публикации десяти печатных и online-изданий, разыскивая в них «язык вражды». Кто финансировал проект, что авторы понимают под «необоснованной иронией», и есть ли у них самих чувство юмора? Журналист KYKY встретилась с главредом Mediakritika.by Яниной Мельниковой и одной из авторок (оказывается, так правильно!) исследования Алиной Крушинской.

Наши медиа поливают бензином пылающий дом

«Почему сегодня? Наверное, потому что сегодня «язык вражды» не просто стал более заметным, чем, скажем, пару лет назад, а превратился в настоящее информационное оружие, – объясняет Янина Мельникова. – Тут, конечно, надо сказать «спасибо» гибридным войнам, и в особенности «информационной перестрелке» между Россией и Украиной. Казалось бы, причем здесь белорусы? Нас «язык вражды» цепляет не меньше. Увы, но белорусская толерантность – миф. Мы с радостью делим мир на «своих» и «чужих», на «мы» и «они». Причем «мы» всегда лучше знаем, лучше понимаем, имеем более значимый опыт. Мы кажемся себе цивилизованнее, терпимее, добрее. Но попробуйте завести разговор о цыганах из соседнего дома. Или о мусульманах. Спросите, стоит ли пускать к себе беженцев. Вы удивитесь.

Впрочем, даже спрашивать необязательно. Достаточно почитать форумы и социальные сети, комментарии людей на чувствительные темы. Сейчас каждое сообщение о терактах в Европе вызывает девятый вал ненависти к «ним». Причем, под «ними» понимается весь мусульманский мир. Все его представители становятся недалекими дикими варварами, не достойными того, чтобы жить рядом с «нами». И, знаете, медиа вольно или невольно прикладывают к распространению языка вражды свои ручки. То в запале опубликуют непроверенную информацию, то дадут откровенно расистские и националистические комментарии в эфир безо всякой редакционной подводки и без мнения в противовес. Это как полить бензином пылающий дом. Вроде как просто слова, но для некоторых они становятся сигналом к действию: смотрите, мне каждый день показывают, что «эти» убивают «наших», и никто нас не может защитить, значит, надо самому… Ну, и дальше схема простая».

Янина Мельникова, фото из ФБ

Почему в исследовании именно такая подборка СМИ? Оно пилотное, это раз. И понятно, что мы не могли включить в него всех, это два. Если вы спросите меня, почему в исследовании появился конкретно KYKY, я скажу, что причина в провокационных и резонансных публикациях авторов. Мы хотели пропустить их тексты через фильтры определения языка вражды и понять, это ли действительно он, или просто читатели сами заводятся. Ну и получили то, что получили. Отсутствие в рейтинге «Свабоды», «Еврорадио» и Naviny.by никак не связано с финансированием, а, скорее, со временем, которое требуется на проведение такой работы.

«Naviny.by дал бы приблизительно такую же картину, как и Tut.by. – Добавляет Алина Крушинская. – Почему? У этих новостных сайтов такая специфика подачи информации. Читая Tut.by, мы не анализировали Lady.tut.by, потому что невозможно охватить все. И да, я действительно встречала на Lady.tut.by высказывания, содержащие «язык вражды», но в исследовании мы ограничились только главной лентой новостей».

Не менее важны вопросы финансирования исследования. Отвечает Янина Мельникова: «Проведение исследования инициировал ресурс Mediakritika.by. О том, кто его финансировал, я бы предпочла промолчать. Одно скажу: заказ такой работы заинтересованными со стороны Беларуси маловероятен. Это связано не только с финансовыми затратами, но и с возможностью самих заказчиков попасть в поле критики. Как показывает опыт, в Беларуси к этому пока готовы не все».

Дискриминация «синяков на тестостероне» и «одиноких кошатниц»

В каких текстах KYKY нашёлся «язык вражды»? К нашему удивлению — в самых безобидных. Ни экстремизма, ни нацизма, ни разжигания религиозной розни. Например, «зашкварился» текст про одиноких кошатниц, живущих в Сухарево (да, именно там, где секса нет). «Справедливости ради стоит сказать, что до захода солнца в магазине праздных синяков на тестостероне не наблюдается» и «Если вы мужчина, вам здесь точно повезет. Судя по количеству еще не обанкротившихся в нынешних условиях зоомагазинов, в Сухарево живет очень много одиноких кошатниц», — это, по мнению авторов исследования, и есть примеры самого настоящего «языка вражды». Тут вы должны спросить: им что, делать нечего там, в Центре гендерных исследований ЕГУ? Ну, у нас тот же вопрос.

Дальше — текст о том, что жениться нужно на красивой. Признан дискриминацией всех остальных женщин. «Это серые мышки или девочки с комплексами неполноценности ставят рекорды в чужих постелях, доказывая себе и всем вокруг, какие они желанные.

Фото: Dazed & Confused

Вспомните опять-таки свои студенческие годы – кто была самая главная «давалка» на курсе? Красавица? Никогда. Обычно средняя по внешности, но очень активная девушка», — так, по мнению авторов исследования, писать нельзя. «Серым мышкам» и «давалкам» не место в СМИ. Только в жизни!

Индусы у нас «интеллектом не блистали», «гопники» и «хипстатёлочки» — это уже само по себе «язык вражды», как и то, что дети «бывают откровенными сволочами». Перед употреблением этого оборота автор — учитель Андрей Григорьев — извиняется, но это ничего не меняет. Как-то так получается, что, по мнению исследователей, «язык вражды» — это сама жизнь, явления из которой запрещено называть реальными именами. Нужно подбирать стерильные синонимы, чтобы никого случайно не обидеть. Даже если говоришь очевидные вещи.

Есть ли у исследователей «языка вражды» чувство юмора

«Мы любим посмеяться и пошутить сами. Я не могу отвечать за всю исследовательскую группу, но мне нравятся шутки про классовую борьбу, – говорит Алина Крушинская. – Часто ради забавы и тренировки воображения просматриваю паблик «зеркало сексизма». И люблю смешные картинки вроде этой.

Фото: VK

А еще я думаю, надо понимать, что есть разница между иронией в персональной коммуникации и ироничным высказыванием, опубликованным на медиа-площадке с многотысячной аудиторией, для которой это медиа является авторитетным источником, выразителем неких ценностей».

Привести пример иронии, которая никого не обидит, собеседница не смогла («пока затрудняюсь»), что неудивительно, ведь даже судя по комментариям, которые читатели оставляют под статьями, один и тот же факт кому-то кажется смешным, а кому-то оскорбительным. «Методологию исследования разработала моя коллега, – продолжает Алина. – Нам нужно было определиться, как трактовать «язык вражды», какими количественными и качественными методами можно пользоваться, проводя анализ СМИ. Поскольку для русскоязычного региона эта тема достаточно новая, мы использовали англоязычные источники. Совместно с Mediakritika.by определились со СМИ, которые будем анализировать и принялись за работу. Ежедневно с января по март я читала онлайн-источники, моя коллега – печатные».

«Юмор и сатира – это прекрасные инструменты, через которые можно смотреть на мир, – добавляет Янина Мельникова. – С их помощью часто удается показать истинную природу вещей. Но, знаете, когда KYKY публикует фотографию с расстрелом и оставляет под ней ироничную подпись, мне бы хотелось услышать обоснование такой позиции редакции.

Фото: Эдди Адамс

Потому что, на мой взгляд, у всего есть границы. И ирония не должна ранить, не должна унижать достоинство и порождать все то же чувство превосходства и вседозволенности».

Обоснование позиции редакции

Фото, о котором говорит Янина Мельникова, появилось позже, чем было опубликовано исследование. Главред KYKY Саша Романова комментирует: «Идея публикации возникла после новости о том, что фотография секса в Сухарево, которую напечатали все белорусские медиа – фейк. Мы решили довести до абсурда доверчивость граждан и СМИ, которые не склонны проверять информацию. Для этого мы собрали великие снимки ХХ века и подписали их заголовками беларуских новостей. Мы выбирали те снимки, которые не опознает лишь невежда – для того, чтобы сарказм публикации был очевиден. Фото вьетнамского командира, датированное маем 1967 года, помнят все. Мы проявили высшую степень идиотизма, написав, что «бригадир на строительстве гостиницы Пекин наказывает работника» – не потому, что нам было смешно, а потому, что это в принципе грустно – не знать истории, не знакомиться с первоисточником и принимать фейки за чистую монету. Именно невежество, по мнению KYKY, является источником бед. После того, как читатели объявили нам, что не хотят видеть фото командира на сайте, не хотят думать о боли и страданиях, мы снимок удалили.

Беда KYKY в том, что мы четко соблюдаем «водораздел» и пишем для людей со схожими либеральными ценностями, чувством юмора и любовью к свободе, порой не задумываясь о десятках тысяч самых разных читателей, которые открывают сайт. У кого-то может не быть того самого чувства юмора, кто-то может мечтать об империи и не особенно хотеть свободы, которая начинается прежде всего со свободы смеяться над собой».

P. S. Извините за «язык вражды» в этом материале. Видит бог – мы хотя бы старались.

Джаз, любовь и суп в семилитровой кастрюле. Четырнадцать детей Виктории Оноховой-Журавлевой

Жизнь • Ольга Родионова
В белорусском обществе приняты две забавы: терпеть самому и осуждать другого. В редкие минуты, когда не ноешь. KYKY разыскал женщину, которая плывет против течения. Виктория Онохова-Журавлева прошла процедуру усыновления («хотелось, чтоб у ничейных детей был тот, кто поправит одеяло»), процедуру развода («бывший муж быстро утешился в объятиях моей бывшей подруги»), и вышла замуж снова. Чтобы читать статьи про «брошенку с прицепом» с удивленно приподнятой бровью.