Как немец за год выучил беларуский – взгляд на отечественное образование с дрезденской колокольни

Жизнь • Светлана Баксичева
Вы когда-нибудь слышали, как гражданин Германии поет песню на беларускай мове? Студент Рубен Бивальд начал учить мову XVII века в Дрезденском университете. А потом приехал в Минск на стажировку – дивиться социалистическому порядку улиц и смущать местных девушек знанием обоих государственных языков.

О том, что на филфаке БГУ появился немец, изучающий беларуский, я узнала от соседки. Согласитесь, выбор языка нетривиальный. К нам часто приезжают студенты за практикой русского — кого-то манит общая дешевизна товаров, других прельщает перспектива побывать в стране «последнего диктатора Европы». «Мілагучная мова» привлекает немногих, но в их числе оказался Рубен Бивальд. Он поделился со мной общими впечатлениями и рассказал, как живется в беларуской стороне.

Язык, на котором не говорят

«Я учусь в Дрезденском техническом университете. «Магдебургское право в землях Беларуси в ВКЛ и Речи Посполитой» – название моей магистерской работы. Предмет исследования – даже не современный, а старобеларуский язык. В общем тот, на котором говорили в XVII веке. Дополнительно изучаю русский, беларуский и чешский, при этом знаю основы польского, сербского и словацкого.

Как я сделал свой выбор? В один момент нужно было определиться, какой из славянских языков добавить в программу обучения. У нас есть русский, чешский и польский, однако хотелось чего-нибудь еще. Моя преподавательница закончила филологический факультет БГУ по специальности «немецкая филология». Она подала эту идею и порекомендовала приехать на стажировку. Так и оказался здесь.

Беларуский язык интересен мне даже тем, что на нём почти никто не говорит. Конечно, в основном я практиковался в университете. У меня есть одна подруга в Беларуси — с ней образовался тренировочный тандем. Я учил ее немецкому, она, в свою очередь, помогала мне. Еще я пел в народной хоровой капелле БГУ — это расширило круг знакомых. Дополнительно ходил на курсы русского языка. Там учились китайцы, которые заканчивали третий курс, но языком владели гораздо хуже. Это было с одной стороны смешно, а с другой – невероятно скучно. Странно наблюдать это, ведь люди приехали издалека, чтобы получать знания.

Рубен Бивальд

Соседи у меня были из разных стран. Однажды жил с россиянином— мы часто беседовали, и однажды он рассказал, что хочет стать президентом России.

Потом добавил, что это почти невозможно, и тогда можно рассмотреть вариант правления в Лихтенштейне. Всё это произносилось серьёзно, хотя, конечно, больше похоже на странную шутку. В общем, разные люди попадались.

Университет как семья

Система обучения в БГУ, конечно, отличается от немецкой. На мой взгляд, она немного устаревшая. Дело даже не в использовании компьютеров и проекторов – с этим проблем нет. Наши студенты гораздо больше желают наладить контакт с преподавателем. Здесь ситуация более односторонняя. Следует добавить больше общения, больше заданий, где нужно думать, а не слепо повторять учебник. Конечно, в Германии тоже не идеально – не все хотят учиться, многие ленятся выполнять задания. Еще в БГУ довольно строго всё в плане прогулов, сложно уйти с пары, которая тебе кажется бесполезной. В Германии обязательное присутствие не нужно, главное —показать полученные знания на экзамене.

Мы тоже уважаем наших лекторов, обращаемся к ним на «вы», но в то же время не боимся их. Бывает, даже собираемся вместе – тогда становится очень уютно и по-семейному. Например, каждый год в Дрезденском университете проходят вечера славистики — там мы поем песни на славянских языках, танцуем, едим, даже бухаем вместе с учителями. Бывает, переходим из-за этого на «ты», но на следующий день все снова достаточно официально. Та самая преподавательница с филфака БГУ частенько приносит беларускую водку и очень много пьет.

Задушевность в поездах и мечты беларуских девушек

За это время я много путешествовал по Беларуси. Поэтому естественно, только побывал не только в Минске, но и в других городах. Что удивило? Именно в поездах очень открытые люди. Можно поговорить на абсолютно разные темы, мне это очень нравится. У нас по-другому: все едут молчаливые и серьёзные. Пить в дороге тоже любят, это я заметил.

Как-то с другом ехали в Брест, и напротив сидели две девушки. Они не подумали о моём вероятном знании языка и начали активно обсуждать нас. Мол, было бы хорошо за немца выйти замуж и уехать жить в Германию. В итоге мне позвонила подруга. Я говорил по телефону на русском и наблюдал их реакцию. Девушка закрыла лицо руками и начала причитать: «О, боже мой, он говорит по-русски». Мне было очень смешно, но им, видимо, не очень.

Лекция о беларуском из уст немца

В «Минском фестивале языков» я участвую уже второй раз. Он проводится на филфаке БГУ и включает в себя лекции о разных языках мира. Они разделены на блоки, из шестидесяти вариантов можно посетить только шесть. Приходится тщательно выбирать. Каких презентаций там только нет: от всем привычных английского, немецкого, русского до малоизвестных— кантонского, адыгейского, кумаони, кашубского.

В прошлом году, когда я был в Минске, организатор Антон Сомин пригласил меня и предложил выступить. В итоге зрители увидели и услышали мою лекцию «Беларуский как иностранный», которую я, естественно, провёл на мове. Наверное, многих это впечатлило. Говорил о беларуско-немецких языковых параллелях и представил несколько интересных книг, как, например, «Живую мову» Юрася Бушлякова.


Социалистический минский порядок

Негативных моментов было мало. Но абсолютно без них не обошлось. Во время учебы я жил в общежитии. Хочется сказать, что это было ужасно. Дело не в людях, а в правилах. Очень странно, что нельзя принимать гостей на ночь. Ко мне приезжало много друзей, и всегда возникала проблема: где им остановиться? Были моменты, когда я ночевал один. Казалось бы, никаких трудностей. Но у администрации иное мнение.

Скажу банальность, но в Минске все очень чистое. Кроме воздуха. Особенно сильно это ощущается в центре. Но это проблема всех больших городов, ничего не поделаешь. Еще у вас на улицах много закрытых и неулыбчивых людей. Да, поразительное различие по сравнению с поездами. Продавщицы менее вежливые, чем в Германии – это тоже очень заметно. Поначалу не хватало друзей, но это уже сугубо личная проблема. А так – все у вас есть. Хотя нет, вспомнил один момент. В Германии продаются очень вкусные булочки на завтрак, которые я не нашел в минских магазинах (улыбается).

Порядок — слово, которое у меня ассоциируется с Минском. Я имею ввиду общее впечатление.

Знаете, когда гуляешь по городу, проходишь Площадь Победы и Колоса — всё расположено каким-то особым образом. Такой социалистический порядок. Еще слово активность. Последним пусть будет удивительность. Есть такое слово? На немецком я бы сказал «die Pracht». Сейчас посмотрю в словаре. Роскошь, великолепие. Это подходит? Тогда можно заменить на «необыкновенность». В основном я отношу это понятие к архитектуре. Много зданий и сооружений, непривычных для европейцев.

Буйный пьяница с саблей на боку. Семь стереотипов о шляхте

Жизнь • Тамара Колос
В Речи Посполитой шляхтой было 13% населения – уникальное для Европы число дворянства. Правда, если собрать все мифы о шляхте, получится образ заносчивого дворянина без сапог, который считал себя равным королю. KYKY побеседовал о беларуском шляхетстве с аспирантом кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени истфака БГУ, магистром исторических наук Александром Петуховым.