«С плохим характером отбор в космонавты не проходят». Беседа с популяризатором космонавтики

Жизнь • Алёна Шпак
Популяризатора космонавтики Филиппа Терехова нет смысла представлять тем, кто почитывает habrahabr.ru и geektimes.ru. Достаточно сказать: Захабренный, Легенда, Старожил. О себе Филипп говорит так: «Работаю тестировщиком. Пишу научно-популярные статьи и поглядываю в телескоп с балкона». KYKY беседует с Филиппом о том, почему проект Mars One скорее мёртв, чем жив, а также о том, почему Луна – привлекательное место для создания научной базы.

KYKY: Филипп, пока я составляла вопросы для интервью, Илон Маск заявил, что в 2024 году отправит человека на Марс, и даже настроен продемонстрировать подробный план по колонизации Марса на Международном конгрессе астронавтики.
Как считаете, это из области реальности или научной фантастики?

Филипп Терехов: Любопытно будет посмотреть план. За историю космонавтики таких планов было много, но у Маска действительно могут быть интересные идеи. Что касается технологичности, человечество может отправить человека на Марс уже… лет сорок как. Правда, есть два самых актуальных вопроса. Во-первых, это дорого, а во-вторых — целесообразность? Я тут запасся цифрами для сравнения, чтобы не быть голословным. Итак, программа «Аpollo» — это примерно $100 млрд (по ценам 2010 года), «Space Shuttle» — $200 млрд (за 40 лет), МКС — $100 млрд, но изначально её оценивали в $10 млрд, то есть ошиблись в десять раз. А состояние Маска оценивается в $10-12 млрд. Некоторые сотрудники NASA оценивают миссию на Марс не менее чем в $100 млрд – скорее всего, это заниженные оценки.

Понимаете суть проблемы? Нужно ещё несколько миллиардеров, просто чтобы хватило средств. Или помощь государства – известно, что Маск не только свои деньги вкладывал в космическую программу, были гранты NASA. Далее, даже если предположить развитие идеальной ситуации, в которой Маск находит необходимые средства, то сроки всё равно отодвинутся. Если вспомнить анонсы SpaceX касательно полёта Falcon Heavy и пилотируемого Dragon, то их полёт был запланирован на 2013 год… Сроки в таких вопросах часто «съезжают вправо».

KYKY: Что у него есть на данный момент?

Ф. Т.: У него есть «летающий грузовик» Dragon и средне-тяжелая ракета Falcon, но это не всё, что необходимо. Нужен ещё как минимум посадочный модуль, а на данный момент нет даже его проекта. Ранее задача посадки на Марс решалась, но по-другому, на уровне небольших аппаратов. Тот же Curiosity гораздо легче, чем пилотируемый модуль. А нужен ещё перелётный модуль — на Марс лететь долго: полгода туда и полгода обратно. Перелётный модуль должен обеспечивать жизнедеятельность людей на это время. Главные проблемы такого полёта — большие сроки и большие риски. Надо понимать, что МКС, например, находится на земной орбите, и в случае аварии космонавты и астронавты садятся в «Союзы» и имеют возможность спастись. Это технически предусмотрено. В самом худшем случае через сутки они будут дома, потому что плоскость орбиты должна оказаться в районе посадки, но на исправном «Союзе» можно подождать. Соответственно, если у нас случается авария на траектории по пути к Марсу, то, чтобы вернуться, нам нужны месяцы, потому что это элементарная баллистика.

Филипп Терехов

Что касается радиации: придется столкнуться с её количеством. Когда Curiosity летел в 2012, у него был датчик, который отвечал за запись данных о радиационной обстановке. Он насчитал где-то половину зиверта (русское обозначение: Зв; международное: Sv — единица измерения эффективной и эквивалентной доз ионизирующего излучения в Международной системе единиц (СИ), используется с 1979 года – прим. KYKY). Получается, полёт туда-обратно — 1 Зв, плюс ещё сколько-то от нахождения на поверхности. С одной стороны это плохая новость, потому что 1 Зв – это начало лучевой болезни. С другой стороны, это хорошая новость, так как лучевая болезнь начнётся только если 1 Зв вы получите сразу. Если вы получите его за период больше года, то лучевая болезнь не начнётся, но повышается риск появления болезней, на которые влияет радиация. Именно в 1 Зв оценивается максимально допустимая накопленная доза (за всю карьеру) для американских астронавтов. Таким образом, радиация — проблема, но не фатальная. При наличии денег и добровольцев, готовых к тому, что придётся регулярно проверяться на онкологию.

Если вернуться к целесообразности освоения Марса, то сейчас там настоящее робо-пати. Мы имеем возможность следить за всем, что происходит на красной планете. И пока… для нас там ничего особо интересного и полезного.

С 50-х годов человечество мечтало о Марсе. Считалось, что Марс старше Земли, а Венера — младше, это была давняя ошибка астрономов. На Марсе мы ожидали увидеть следы погибшей цивилизации марсиан, а на Венере – динозавров, доисторических женщин… На самом деле, единственное, что мы можем «найти» на Марсе — бактерии и никаких артефактов древней цивилизации. На Венере всё совсем грустно – там 100 атмосфер и + 500 градусов, жить там ничего не может. Древними путешественниками, как известно, двигала коммерческая выгода. Колумб хотел найти удобный путь из Европы в Индию и… нашёл Америку, что тоже было выгодно, так как там было много золота и можно было обращать жителей в рабов.

Полёт на Марс не мотивирует человечество, так как на сегодняшней день коммерческой выгоды в этом нет. Помните полёты на Луну? Есть такой термин «флаговтык»: прилетели, воткнули флаг, набрали камней, и всё — вернулись назад. С одной стороны, есть полученные интересные научные данные, но вот уже больше сорока лет люди не прилетали на Луну. И с каждым годом это становится всё печальнее. Разговоры о том, что нам нужна космическая колония, пока остаются только разговорами, это огромные средства…

KYKY: Получается, освоение космоса сегодня не прерогатива частных компаний и отдельных личностей?

Ф. Т.: Большие космические проекты возможны только при сотрудничестве технологически развитых государств. Не одного государства и, тем более, не персоналий. Например, масса МКС – свыше 400 тонн, больше 15 лет на ней непрерывно находятся люди, проводятся научные эксперименты. МКС — это не прибыльно, однако это сейчас огромное достижение человечества. Есть интересные цифры, как распределялся бюджет NASA по программам c 1995 по 2015 год.

Первое что здесь бросается в глаза — это бюджет Apollo. Они получали больше, чем кто-либо потом. Финансирование этой программы было политическим решением: мы летим! Мы обгоним СССР! Речь Кенеди об этом была просто зажигательная. Он поставил отличную цель: изучать космос вопреки тому, что это сложно, так как за этим изучением было желание получить конкретные выгоды. Сначала политические, затем, возможно и экономические.

KYKY: Если вспомнить о проекте Маrs One, очень много вокруг него было разговоров, несколько белорусов даже прошли предварительный отбор (посмотреть «итоговый» отбор, кстати, можно здесь), мы ждали, надеялись и… проект провалился. Но провалился тихо, имитируя то, что «взял паузу». Собственно, вопрос: почему никто этот провал не спешит обсудить? И всё таки, проект скорее «мёртв, чем жив»?

Ф. Т.: Сейчас у Mars One щекотливая ситуация. Последнее публичное выступление руководителя проекта Баса Лансдорпа состоялось в августе 2015 года на конференции Марсианского общества, когда он сказал: «Мы ищем инвесторов — денег нет». И отодвинул сроки ещё на два года. С уверенностью больше 95% можно сказать, что они никуда не полетят. Оборудования нет, денег нет. «Публичной поркой» никто не занимается по ряду причин. Например, кто-то считает, что всё это авантюра. Если он скажет: «Это авантюра!», кто-то ответит: «Нет, всё по-настоящему». Получится, что мы имеем мнение против мнения.

В 2011-2012 году по интернету носились толпы адептов с криком: «Мы завтра полетим на Марс». Однако ни подробных планов, ни отчётов о проделанной работе от Mars One мы так и не дождались.

Первые скандалы начались в 2015 году, когда 16 марта на платформе medium.com появилось интервью участника программы Джозефа Роше, PhD физики и астрофизики, профессора Дублинского университета. 19 марта появился ответ Баса Ландсдорпа о «реализуемости» миссии Mars One, где он естественно обвиняет Роше во лжи и рассказывает о некоторых конкретных задачах на 2015 год. Кто из них лжёт на самом деле? Я сравнил обещания и реальность. Видно, что обещания не выполняются. Мне лично очень бы хотелось, чтобы всё, что касается Mars One было, более прозрачным: удачи и неудачи, чтобы это негативно не сказывалось на репутации других космических проектов. На сайте же Mars One по-прежнему можно купить кружечку и майку (смеётся) вместо подробных отчётов о деятельности. Я не хочу погружаться в расследование: мечтатели они, которые не рассчитали свои силы, или мошенники. Я за то, чтобы даже из этого извлекать пользу, например, серьезные расчеты, эксперименты, приборы и тренировки.

KYKY: Например, какую пользу?

Ф. Т.: Под эгидой Марсианского общества реализуется проект Mars Desert research Station: люди на земле выживают в приближенных к Марсу условиях. О нём мало пишут, он работает много лет уже, и новостью не является, но пользу приносит неоспоримую. Попасть туда вполне можно, в 2013 году на станции работала команда из России.

KYKY: Почему актуально популяризировать космонавтику сегодня? И как правильно об этом писать, чтобы Вани-Тани снова захотели стать пилотами космических кораблей? Очень многие «околокосмические проекты» сегодня приводят к обратному — к дискредитации темы. Мечты о космосе оставляют учёным и фрикам, не побоюсь этого слова.

Ф. Т.: Совершенно очевидно, что человек знающий – лучше, чем человек не знающий. Сон разума рождает чудовищ. Мне известны люди, которые в Плеядах (звездное скопление, видимое невооруженным глазом, начиная с конца лета) видели летящие строем корабли пришельцев и утверждали это на полном серьёзе. Второй пример: все ждали Нибиру в 2011 году, и где она? Человек грамотный просто не будет поддаваться на такие глупости. В социальных сетях живут одни и те же мемы: про Марс, который можно увидеть на небе невооружённым глазом 27 августа. Это неправильно переведённый текст, из которого выкинули часть слов. Первоначальный текст, который стал прототипом мема: «At a modest 75-power magnification Mars will look as large as the full moon to the naked eye». Про телескоп выкинули – и получилась ерунда. Не будет видно невооруженным глазом Марс как Луну ни 27 августа, ни когда бы то ни было, так как это просто невозможно. Почему же это ходит по интернету? Потому что нажать «лайк» и «репост» проще, чем проверить информацию. Если бы те, кто лайкает и репостит, хотя бы вышли посмотреть на небо 27 августа…

Что касается популяризации, то космонавтика сама по себе – штука классная и интересная. Земля из космоса, Марс из Космоса, звезды и туманности – это очень красиво. Взлетающая ракета – просто симфония прогресса. Героическая история, которая вдохновляет. Даже космонавты няшные (а отбора по внешности нет), и я знаю, почему. Просто люди с плохим характером отбор в космонавты не проходят. Сегодня существуют очень реалистичные (с научной точки зрения) симуляторы космических полётов, такие как «Orbiter», к примеру. Так что если хотите полететь в космос почти по-настоящему — вам именно туда.

Писать о космонавтике нужно качественно, наглядно, просто и актуально. Знаете же байку, как учёный изнасиловал журналиста?

Часто что-то такое получается, когда пишут о предмете, не понимая сути, спекулируя фактами. Самая большая сложность в написании научно-популярных текстов: знающему получается очевидно, а незнающему – непонятно. Нужно как-то извернуться и совместить интересное, новое и познавательное, когда для тебя это привычно и очевидно. Из-за этого сложно предсказать «успех» того или иногда текста. Никогда не знаешь «выстрелит или нет». Хотя, сейчас в целом пошла мода на научпоп. Много появляется порталов тематических, энтузиастов, лекций, geektimes.ru часто радует неплохими текстами.

KYKY: Какие хорошие фильмы и книги о космосе вы бы посоветовали тем, кому эта тема интересна? Есть ли некий «космический мастхэв», который необходимо увидеть и прочитать?

Ф. Т.: Конечно! Я даже знаю, как «заболеть космосом», чтоб наверняка. Что касается художественных фильмов, рекомендую обязательно увидеть «The Right Stuff» – фильм про первый отряд американских астронавтов. Он основан на реальных событиях, на книге журналиста Тома Вулфа, общавшегося с астронавтами, с него вполне можно начинать «вхождение» в тему.

«Apollo-13» – фильм 1995 года, наверное, самый известный из списка. Фильм про аварию по дороге к Луне. Взрывается кислородный бак, и миссия превращается в трудное выживание и тяжелую дорогу домой.

«Гагарин: Первый в космосе» – фильм хороший, практически без технических ляпов, пожалуй, единственное, что режет глаз – когда у корабля включается тормозной двигатель после отделения от третьей ступени (на «Востоках» тормозной двигатель был одноразовым и включался только при сходе с орбиты), и второй – катушка ниток имеет пластиковую втулку, а не картонную, как в то время делали.

«Укрощение огня» – фильм интересный, но мрачный. Биография главного героя собрана из кусков биографий разных ракетных конструкторов, в том числе С.П. Королева, но режиссер зачем-то выдумал и добавил странную и грустную любовную линию. Почему-то в СССР любили мрачный конец, даже «Женя, Женечка, Катюша» — вроде комедия, а в конце все погибли.

«Тарелка» – австралийский фильм начала нулевых, вроде бы не абсолютно космический, про земных людей, и в тоже время отлично рассказывает про незаметную самоотдачу людей, которые обеспечивали полет и трансляцию первой высадки на Луну.

Ну, и конечно, «Октябрьское небо» — фильм про целое поколение людей, которые увидели первый спутник и «заболели» космонавтикой, тогда им было лет по 12. Из них потом выросли космические инженеры, астронавты. Я не читал книгу, но фильм меня очень тронул, многое перекликается с мемуарами астронавта Майка Маллейна. А еще он очень позитивный.

Из научно-популярных фильмов я бы рекомендовал: «Космическая одиссея: век 21» (про жизнь на МКС), «Открытый космос» (об истории космонавтики). «When We Left Earth» (история американской космонавтики), «Moon Machines» – этот фильм советую посмотреть тем, кто сомневается в высадке американских астронавтов на Луну. В фильме есть и рассказ о технике, и забавные байки, например, о том, как сёрферы помогали лунной программе. Оставим интригу, каким образом они были причастны, маленькую подсказку дам — сотовая теплоизоляция.


Фильм «Год на Орбите» также к просмотру обязателен, это такой фильм-отчёт о полёте Михаила Корниенко. Для тех, кто любит сериалы, тоже есть подарок — «From the earth to the Moon». Две серии – создание лунного модуля и про миссию «Аполлона-15» надо посмотреть обязательно. В них создаётся впечатление, что ты попадаешь в некую утопию, созданную Стругацкими, где люди делают свою работу с огромной самоотдачей на благо возвышенной цели.

Что касается программ, наверное, у каждого уважающего себя человека планетарий должен быть на компьютере и в телефоне: идёшь вечером и заодно смотришь на звёздное небо. Рекомендую такие программы и игры, как: Stellarium (планетарий), Space Engine (планетарий-песочница), Orbiter и KSP (симуляторы), планетарий в телефоне Star Chart (android), starwalk (iOS), heavens-above (android).

Книги тоже есть: Б.Е. Черток «Ракеты и люди», дневники Каманина, Том Вулф «Парни что надо», Лоувелл «Потерянная Луна», Майк Маллейн «Верхом на ракетах», Мэри Роуч «Обратная сторона космонавтики».

KYKY: Бородатый вопрос: нам вообще как виду нужно в космос? Мне очень понравилось ваше объяснение, почему человечество не отправило зонды к ближайшим звёздам. И всё же, возможно, человечество не имеет достаточной мотивации? Действительно ли мы ищем ответы?

Ф. Т.: Через много лет космонавтика будет как сельское хозяйство. Такой романтичной драмы первопроходцев, о которой мечтали фантасты, скорее всего не будет. Смотрели фильм «Аватар»? Помните, что там было катализатором интереса к Пандоре? Всё дело в редком минерале, назовём его «шишдостаниум». Вот именно такое вещество, которого нет на Земле, и которое можно залить в бензобак, очень вкусно намазать на хлеб или принять как витамин и получить сверх-способности — и стало бы мотивацией для пилотируемой космонавтики. Пока такого мы не нашли.

KYKY: Сегодня ни одна страна, наверное, не является эдакой «космической державой». Гонки, которая была между СССР и США, вроде как тоже больше нет, и всё же, кто лидирует? Кто летает в космос, и главное — зачем?

Ф. Т.: Отвечу сначала на последний вопрос: зачем? Человечество в космосе решает те задачи, которые выгодно. Еще человечество тратит какие-то деньги на то, что не прибыльно сейчас в надежде, что когда-нибудь это «выстрелит». Условно космонавтику можно разделить на две ветви: прикладную и фундаментальную. К прикладной космонавтике относятся отрасли, которые прямо сейчас являются прибыльными в экономической смысле: это связь, телевидение и интернет. Мы запускаем спутники, они на геостационарной орбите лет за 7 окупаются, затем ещё лет 8 работают и приносят прибыль. Выгодно. Это привело к тому, что на геостационарной орбите уже сложно найти место, чтобы что-то разместить. Есть вещи, которые не приносят прямой экономической выгоды, но при этом очень полезны: метеоспутники, спутниковые карты, навигация, зондирование земли.

На днях, например, при анализе данных со спутника учёные сделали вывод о том, что постепенно затапливаются Нидерланды, информация неприятная, но полезная.

Кстати, тут ещё хочется затронуть вопрос – военная отрасль и космонавтика. Получается, что из-за военного проекта мы в мирное время имеем прекрасную возможность пользоваться навигацией. Также, например, размер телескопа Хаббл определялся длиной и шириной военных спутников разведки. Даже на базе Фау-2 после войны делали геофизические ракеты.

Фундаментальная космонавтика — это межпланетные станции, пилотируемые космические корабли, научные эксперименты. Для человечества это такая «работа на послезавтра». О лидерстве в космической отрасли можно сказать в стиле кота Леопольда: лидером сегодня является сотрудничество, и МКС — самый главный этому пример. Например, на американском марсоходе Curiosity стоит российский прибор – детектор нейтронов DAN, очень известный, кстати, факт. Спутники сегодня сумели запустить в космос самостоятельно на своих ракетах всего десять стран. Великобритания является одной из десяти стран, которая потеряла свои ракетостроительные технологии. Англичане сейчас участвуют в Европейском Космическом Агентстве, не сильно активно, их астронавты на МКС бывают довольно редко. Интересно кстати, что на смену космической гонке СССР-США, пришла гонка…кого бы вы думали? Китая и Индии. Гонка к Луне и Марсу. Раньше ещё Япония участвовала, но сейчас из-за экономических проблем «сошла с дистанции».

Космонавты на МКС

KYKY: Космонавтика сегодня, ровно как и 52 года назад, предлагает человеку единственный вариант попасть в космос — ракетный запуск. Даже человеку, далёкому от научного сообщества, очевидно, что необходимо развитие неких иных технологий. Обыватели передают «из уст в уста» легенды о прорывах в квантовой физике… А что происходит на самом деле? Если «альтернативные» технологии существуют (даже в теории), то о чём стоило бы упомянуть?

Ф. Т.: Квантовая физика пока не особо тут причем. Человечество, почти как птица-говорун, отличается умом и сообразительностью, и разными способами пыталось прорваться в космос. Первое, что мы пытались сделать — решить проблему многоразовости ракет. Тот же Space Shuttle фактически провалился, так как ожидалось, что уменьшится стоимость доставки 1 кг груза на орбиту, но, как мы видим, этого не произошло. Для многоразовых ракет нужно, чтобы ракеты стабильно возвращались, и их послеполетное обслуживание было дешевым. Вот мне говорят, нельзя сравнивать Space Shuttle с тем, что придумал Маск: у Маска вcё лучше, проще. А я и не говорю о буквальном сравнении, нет, я говорю о том, что с Space Shuttle серьёзно ошиблись со стоимостью послеполётного обслуживания.

Кроме того, пытаются пускать ракеты с летающих платформ, экспериментируют с универсальными или максимально простыми и дешевыми ракетами, разрабатывают более фантастические проекты.

KYKY: Существует ли принципиальная разница в подготовке космонавтов времён, ну, например, Алексея Леонова и современных?

Ф. Т.: Сейчас можно обладать немного худшим здоровьем (раньше были нужны абсолютно здоровые люди), снизились требования к росту (чтобы поместиться в корабле). Сейчас нужно высшее инженерное образование. Например, в первом отряде советских космонавтов все были военными лётчиками, а американские – летчиками-испытателями. Они были выпускниками колледжа, тоже не высшая ступень в их образовательной системе. Сейчас гораздо больше науки. Своего полёта космонавты сейчас могут ждать и по 10 лет, первый полёт запросто может произойти в 40 лет, зато предельный возраст для полётов в космос тоже увеличился — сейчас можно летать и в 60.

KYKY: А наши знания о космосе изменились? С момента как я, например, закончила школу, Плутон лишили статуса планеты, которым он обладал 76 лет. Но это все знают, а вот что ещё новенького, и важного, произошло за последние 10 лет?

Ф. Т.: Фундаментально нет, не изменились. А вот кстати про Плутон, он почему перестал называться планетой?

KYKY: Из-за своей малой массы…

Ф. Т.: Не совсем. Скорее, из-за того, что он не «расчистил» свои границы. Есть такая порядочная планета как Юпитер, например. Она «выела» всю массу своей окрестности, да ещё и на соседние покусилась. Так, например, согласно современной космологии считается, что маленькой массе Марс обязан Юпитеру, который эту массу просто «съел».

KYKY: После «Космической Одиссеи» трудно припомнить фильм, претендующий на такие острые общественные дискуссии. А вот «Интерстеллар» обсуждали долго и в разных кругах. Что вы скажете об этом: сказка ложь да в ней намёк? Или такая альтернатива реальна для человечества?

Ф. Т.: Скажу честно, фильм мне не понравился. Я вот перед интервью пересмотрел его специально ещё раз. Всё очень мрачно. Из научно-реалистичного, могу сказать, что чёрная дыра действительно будет выглядеть именно так, исходя из наших теперешних знаний о ней. Рендер сделан отличный, сразу видно, что в этом вопросе сценаристы привлекали физика. Но всё остальное очень странно. Когда возвращается Купер, он видит что? Человечество обосновалось на орбитальной станции Сатурна. Человечество почему-то не отправилось осваивать другую галактику. Прогресса просто не видно, люди «скопировали себе землю» без какого-то улучшения. Я не знаю, ну хоть бы белковый синтезатор изобрели, чтобы мясо в чане росло! Дальше – полный логический парадокс. Купер улетает к доктору Бранд. Получается, можно спокойно добраться до этой колонии, но никто этого не делает. Почему? Относительно реальности: в случае глобальной катастрофы альтернатив для человечества не очень много. Плана А у нас просто нет, план Б… Сколько людей сможет улететь и создать колонию? Каковы гарантии того, что люди не деградируют в условиях изоляции? Мы этого пока не знаем точно, да и техника межзвездные полеты пока не потянет. А вот «Марсианина» я с удовольствием смотрел, хоть фильм тоже не лишён «ляпов».

Съёмки фильма «Марсианин»

KYKY: А вы верите, что где-то кроме нас кто-то живёт, хоть в каком-нибудь виде?

Ф. Т.: Есть такая формула Дрейка. Я подставил в нее параметры, которые мне нравятся. Здесь подробнее можно почитать про эти вычисления, и получил… 3000 цивилизаций. Галактика очень большая, я не удивлюсь, если мы найдем кого-нибудь. Не удивлюсь, если не найдем. Пока что мы не нашли свидетельств существования инопланетян.

KYKY: Верите ли вы в «светлое будущее» мировой космонавтики? Каким оно может быть?

Ф. Т.: Верю. Однозначно будет развиваться выгодная прикладная космонавтика. А если говорить о глобальных дорогах, на сегодняшний день у нас есть два реальных места для потенциальных колоний: Луна и Марс. До Марса необходимо лететь полгода, до Луны — три дня, расстояние всего 1 световая секунда. Резервов для аварийного возвращения может хватить. Проблема с Марсом состоит в том, что для существования на его поверхности или под ним нужны искусственные условия. Да, у Марса есть атмосфера, но её качественный состав таков, что хочешь или не хочешь, придётся выходить в скафандре. Как, собственно, и на Луне. А разница? Наличие у Марса атмосферы может быть даже вредным, потому что посадка на Марс сложнее, чем на Луну. А на Луне можно тренироваться строить постоянную базу и заниматься наукой, например, построив оптический и радиотелескопы.

Мотолько против БТ: в Верховном суде решается, можно ли «брать» чужие фото из интернета, если очень хочется

Жизнь • Павел Свердлов
Блогеру Антону Мотолько надоело, что фотографии из его ЖЖ расходятся по сети, и некоторые «популяризаторы» его творчества не дают себе труда указать их автора. Антон решил поиграть в Дон Кихота и подал иск против всемогущей Белтелерадиокомпании — 9 июня в Верховном суде начался уникальный процесс о защите авторских прав.