Толерантность, стрит-фуд и культ Бродского. За что любить хипстеров

Жизнь • Алиса Петрова
Употреблять слово «хипстер» последние лет пять считается моветоном. Якобы Хипстеры вымерли в 40-е в Нью-Йорке, и если вы хотите назвать таким словом минского модника в джинсах с завышенной талией – не смейте. Тут как у Раневской: жопа есть, а слова нет. KYKY вспоминает все достижения цивилизации, которые были бы невозможны без хипстеров. Может, это повод гордиться собой?

Если вы носите найки с платьем или чиносы с брогами, недавно купили себе ромпер и лоферы, ходите в «Svobody, 4» и катаетесь на круизном велосипеде на выходных, то вы – классные и модные. И вам это нравится. Но если кто-то скажет вам, что вы хипстер, наверняка начнете отнекиваться. Понятие «хипстеры» девальвировалось. Общество видит в них обыкновенных потребителей и псевдоинтеллектуалов. Хипстерская культура начиналась как противовес мейнстриму, однако стала им (хотя, конечно, гопников и любителей Dozari все равно больше). Многие субкультуры (те же эмо) «умирали» через несколько лет, но хипстеры уверенно держатся с конца нулевых. Более того, манера одеваться, музыка и стиль жизни хипстеров вышли еще дальше за пределы «тусовки». Приведем несколько примеров.

Открытое сознание

Начнем с главного. Хипстеры – толерантные ребята. Среди них нет гомофобов, сексистов, расистов или фашистов. Если вы увидите на хипстерской тусовке коротко стриженую девушку в мешковатой одежде, никто не будет показывать на нее пальцем. Скорее, даже не обратят внимания. Понятие гендера среди хипстеров вообще смазанно: внешний вид девушек и парней приходят к общему знаменателю. Хипстеры ставили радужный фильтр на аватары в фейсбуке, когда в США разрешили однополые браки. Они на генетическом уровне понимают: если ты не такой как большинство, это не значит, что ты чем-то хуже и что у тебя должно быть меньше прав. Ввиду «продвинутости» эти ребята понимают, что феминизм – движение за отсутствие дискриминации по половому признаку. Встретить хипстера, который декларирует что-то вроде «место женщины на кухне» можно разве что на сцене театра в абсурдном спектакле. Среди хипстеров, как и среди любых социальных категорий, есть гомосексуалы, они могут рассказать о своей ориентации «тусовке» – отношение к ним не изменится. Представить такое в других социальных группах крайне трудно.

Хипстеру как минимум наплевать на различия, потому что он самоутверждается за счет других вещей – образования, прочитанных книг или путешествий, в крайнем случае, последнего айфона. Среди хипстеров можно найти патриотов, у которых дома на столе стоит бчб-флаг, в шкафу лежит вышимайка и скачаны песни NRM и Ляписов. Это не имеет негативного подтекста – просто он, как беларуская интеллигенция 20-21 века, подчеркивает свою беларускость.

Свобода, унисекс и масс-маркет

Главная фишка хипстерcкого стиля в одежде – простота и небрежность. Хипстеры своим примером показали, что можно покупать вещи в масс-маркете, но при этом выглядеть классно. Этот стиль стал популярен в гардеробе многих: практически каждый второй подворачивает джинсы, вчерашние студентки носят рубашки оверсайз, шапку с огромным помпоном может надеть даже 35-летний бизнесмен. В бутиках висят винтажные джинсы, которые наши мамы в 90-х покупали на рынке Динамо, модели на показах Chanel выходят в платьях с кроссовками. А помните, раньше ни в одно приличное заведение нельзя было прийти в кедах? На входе в бары висела табличка «в спортивной обуви нельзя». Сейчас, если человека в кроссовках не пустят в кафе, у места появится клеймо «морально устарело». Туда либо не будут ходить вообще, либо станут жестоко троллить в соцсетях.

Благодаря хипстерам в моду вошли вещи унисекс. Одинаковые зауженные джинсы, рубашки, мокасины, кардиганы, тренчи или шляпы могут быть надеты как на парня, так и на девушку – разве что размер разный. А ведь ещё пару лет назад девушка, которая не носила каблуки и юбки три раза в неделю, воспринималась неженственной пацанкой. Кроссовки или кеды «позволялись» разве что на пробежку или в поход. По большей части хипстерская мода коснулась девушек, потому что для них правила в одежде были жёстче. Но к парням тоже пришла одна важная фишка – борода. Оказалось, что мужчина с бородой – это сплошной секс, а ведь до этого пределом мечтаний была трехдневная щетина (позже могли поинтересоваться, не собрался ли он поступать в духовную семинарию). Хипстеры доказали: смотрите, если за бородой ухаживать, она может украсить любого. Даже бизнесмена в костюме Hugo Boss.

Бродский и арт-хаус

Уважающий себя хипстер читает достойную литературу, интересуется искусством (особенно современным), ходит в театры и на различные лекции, смотрит арт-хаусные фильмы, стремится получить хорошее образование. Вконтакте появились литературные паблики вроде «Лучшие стихи великих поэтов», «Шедевры литературы», «Книги» – там несколько миллионов подписчиков. Иосиф Бродский, Чак Паланик, Джек Керруак, Рэй Бредбери, Айн Рэнд – эти авторы есть в списке «must read» у каждого хипстера. Хипстеры смотрели все фильмы Вуди Аллена, Стенли Кубрика и Микеланджело Антониони. Люди, создававшие интеллектуальный продукт «не для всех», стали практически поп-иконами.

Кадр из фильма Вуди Аллена «Энни Холл»

Или брендом, как Apple или Topshop, которым можно козырнуть перед друзьями. Собственно, поэтому на хипстеров и повесили ярлык «псевдоинтеллектуалов» – они просто рисуются друг перед другом. Проверить, так ли это, поможет только время: мода – вещь непостоянная. С другой стороны, нельзя не говорить о том, что даже «псевдоинтеллектуальность» неплохо повысила уровень массовой культуры. Двадцатилетние девушки читают не «50 оттенков серого», а, например, Бунина, видят разницу между стихами Ес Сои и Александра Блока. Молодой и малоизвестный художник имеет больше шансов, что на его выставку заглянет хоть кто-то. И чем дольше это продлится, тем лучше.

Музыка: торжество инди

Во второй половине 20 века на музыкальном рынке господствовали крупные звукозаписывающие лейблы. Их интересовали в первую очередь деньги, поэтому они «лепили» одинаковых поп-исполнителей, которые хорошо продавались. Тонкие натуры, которых это не устраивало, стали делать свою, независимую музыку. Появились так называемые «инди-лейблы» – маленькие студии, где записывались первые «инди-группы». От конвейерного мейнстрима устали многие, поэтому инди-музыка постепенно становилась популярнее. Сегодня жанр инди коммерчески успешен, а группы собирают тысячи фанатов на своих концертах. В наших широтах количество поклонников инди-групп росло пропорционально увеличению количеству хипстеров на квадратный километр – то есть где-то с конца нулевых.

Ситуация с музыкой похожа на ситуацию с литературой и искусством: продукт, изначально созданный для небольшой группы людей, вышел в мейнстрим. При этом на качестве это не сказалось – скорее, наоборот, потому что появились деньги и возможности нормально записываться. Более того, музыканты зарабатывают деньги, а не пашут на заводе, чтобы купить новый бас. Правда, у инди-групп есть недостаток – если ты не хипстер со стажем, то отличить одну от другой бывает крайне трудно. Но это гораздо более приятная для ушей музыка, чем примитивная попса или русский рэп.

Кухня

Хипстерская культура нашла отражение даже в еде. Во-первых, среди них много вегетарианцев, поэтому в «хипстерской кухне» много блюд из овощей или ягод. До хипстеров мы не знали, что такое смузи, и что фалафель – это обалденно вкусно, хоть там нет мяса. Особенно хипстеры любят купить еду в какой-нибудь небольшой лавке или «окошке» на улице. Заметьте: последний год тема развития стрит-фуда в Минске – одна из актуальных. Хоть пока трудно представить себе стоящие вдоль проспекта Независимости вагончики с китайской лапшой или митболами, прогресс уже есть.

Фестиваль Vulitsa.Ezha, фото из FB

Например, фестиваль Vulitsa Ezha, который проходил в Минске два раза, – очереди там были ого-го. А в остальное время к культуре стрит-фуда можно приучаться на Комаровке или в «Лаўке», самой что ни на есть хипстерской лавке города.

iOs-приложения

Как нельзя представить программиста без компьютера, рабочего без станка и бармена без шейкера, невозможно представить хипстера без смартфона. Когда хипстер купил свой первый айфон, он сразу установил на нём Twitter и Instagram. На эту тему даже появились анекдоты. Смартфон используется контингентом больше как развлечение – разработчики просекли эту фишку и поняли, что на развлекательных приложениях можно заработать. У хипстера стали появляться Snapchat, Shazam, фитнес-трекеры, MAPS.ME, MSQRD и Prisma. Так что беззаботность хипстеров стала двигателем прогресса: технологий, что используются во многих приложениях, раньше просто не существовало.

Соул-бизнес

У бизнеса появилась новая целевая аудитория с новыми потребностями. Хипстеру нужно пить фраппучино в кофейне, ухаживать за бородой, иногда чинить айфон, иметь «свое» место для тусовок. Когда в Беларуси стали появляться хипстеры, предложение для них практически отсутствовало. Для предпринимателя это непаханое поле: смотри, что есть в европейских городах или в той же Москве, и приноси бизнес-идею сюда. К тому же хипстеры подсказали бизнесу новый способ общения с целевой аудиторией: через соцсети и хэштеги. Надо ли говорить о том, что чаще всего бизнесмены, которые зарабатывают на хипстерах, сами являются хипстерами, а потому работают для души?

Минский барбершоп Chop-Chop, фото: Анастасия Рогатко

В Минске с начала 2010-х появилась куча кофеен, лофты, коворкинги, креативные пространства, барбершопы. Улица Октябрьская превратилось в одно из главных тусовочных мест города, а создателям приложения MSQRD позвонил Цукерберг. К тому же, если грубо предположить, что все «хипстерские бизнесы» являются одним рынком, окажется, что в Беларуси он ещё не насыщен. Хотя каждый год открываются новые проекты: например, «Корпус8», сникер-химчистка, клуб «Верх» и многое-многое другое.

Ждули. Как девушки ждут парней из армии в Vkontakte

Жизнь • Настя Рогатко
Служба в армии – часть той страны Беларусь, о которой KYKY пишет нечасто. Но иногда приходится. Проводив парня в армию, Настя Рогатко узнала о существовании «Клуба ждущих девушек» в VK, вступила в него и попыталась понять этих гордых и самоотверженных женщин – ждуль.