Чем нас лечат? Как и почему ВИЧ-терапия в Беларуси подорожала в три раза

Деньги • Дмитрий Симонов
Пациенты, которым нужна ВИЧ-терапия вздохнули с облегчением, когда в Беларусь пришла программа ООН, которая сама закупала иностранные лекарства и выдавала их страждущим. Но потом ООН программу свернул, а за дело взялось государство – и пациенты получили те же таблетки в другой упаковке, которые стали стоить в три раза дороже. Что сейчас принимают ВИЧ-положительные беларусы, почему они сами не могут выбрать лечение и чего это стоит госбюджету – рассказывают врачи и пациенты.

До 2016 года препараты для терапии ВИЧ Беларусь получала из бюджета Глобального фонда ООН. Но потом Глобальный фонд перестал заниматься закупками лекарств для Беларуси, и препараты стали покупать из денег госбюджета – за это взялся Минздрав. Внешне разница незаметна, потому что за терапию пациент не платит из своего кармана, но на самом деле лекарства подорожали в несколько раз. Врачи рассказывают: «Когда лекарства стало закупать государство, цены на терапию одномоментно выросли более, чем в три раза. До этого глобальный фонд закупал индийские препараты напрямую через систему международных закупок. Государство же стало закупать препараты у беларуской компании «Фарматех», которая ввозит в страну по сути те же индийские препараты, но на своих производствах их фасует и упаковывает. Смена стратегии закупок и привела к скачку цен».

В свое время благодаря программе Глобального фонда ООН в Беларуси началась массовая терапия, до этого пациенты по сути не могли получить качественные таблетки. ООН легче запускать такие глобальные проекты, чем государству, потому что фармкомпании охотнее делают ей скидки. К тому же ООН проще выйти на производителей дженериков – препаратов, на которые истек срок патента и которые другие компании стали продавать по сниженным ценам. В любом случае у ООН, в отличие от государства, есть деньги для закупки оборудования и лабораторных тестов. А сейчас все эти обязанности легли на плечи страны, и началось...

Как новая обертка сделала лекарства дороже в три раза и причем тут «Фарматех»

«Условием реализации проекта Глобального фонда ООН являлся последующий переход проекта по ВИЧ на государственное финансирование. Проект запускают за деньги ООН, но после того, как он показывает результат, его отдают в государственные руки», – объясняет эксперт. Хорошая идея, но вот, что получается на практике.

Глобальный фонд закупает препараты на своей интернет-платформе, самостоятельно организовывает торги между разными производителями лекарств. В их базе может зарегистрироваться любой представитель госорганов и продолжать закупать лекарства через эту же систему. Но беларуские чиновники не стали закупать лекарства через Глобальный фонд: новые препараты, которые еще защищены патентами, продолжили покупать на международных площадках за деньги фондов, а деньги беларуских налогоплательщиков начали тратить на закупку препаратов у компании «Фарматех».

Для наглядности эксперт объясняет: когда закупки делал Глобальный фонд, лекарства на год стоили стране около 1,2 млн долларов, а с приходом «Фарматеха» траты на препараты тех же наименований выросли до 6,8 миллионов.

Да, теперь стало больше «схем» лечения, но с большего такая разница появилась из-за подорожания самих препаратов. То, что «Фарматех» поставляет препараты для антиретровирусной (лечение ВИЧ-инфекции, которое останавливает воспроизводство вируса) терапии, известно из СМИ. В 2016 году заместитель директора по производству ЗАО «Фарматех» Юрий Андреев в комментарии Naviny.by рассказал, что у компании «с Минздравом заключен годовой контракт на 2016 год, в котором определен объем закупок». Но и тут есть нюанс.

«У этой компании был сайт, состоящий всего из двух страниц. Там не было никакой информации о выпускаемых препаратах, но указывалось, что компания занимает пару кабинетов в административном здании в промзоне «Шабаны». Позже они полностью убрали сайт из доступа», – рассказывает эксперт. – И у директора, и у заместителя «Фарматеха» фамилия Андреев. В СМИ даже была фотография, как они с Мясниковичем закладывают капсулу на строительстве нового фармацевтического завода в Колядичах».

Скорее всего, речь идет о новом фармзаводе в Колядичах, о начале строительства которого говорили еще летом прошлого года. Тогда СМИ писали, что беларусы совместно с Индией запускают компанию «Дживафарм», которая будет производить лекарства для лечения онкологии, гепатитов и терапии ВИЧ. С беларуской стороны в «Дживафарм» был как раз «Фарматех». Тогда Минск-Новости утверждали, что «цена лекарств, производимых на предприятии «ДживаФарм», будет в 5–7 раз дешевле».

«При производстве лекарств будут использоваться индийские технологии и сырье», — заявил на открытии председатель правления «Фарматех» Анатолий Андреев. По сути, «Фарматех» открыла совместное с Индией предприятие, которое должно было работать с индийским сырьем.

KYKY обратился за комментарием в компанию «Фарматех». Нам пообещали дать комментарий, но, увы, на момент выхода публикации редакция так и не получила ответа.

Минздрав «рекомендует», какой процент препаратов отечественного производства должны закупать больницы

По требованиям «Заявки на закупку антиретровирусных лекарственных средств для лечения ВИЧ-инфекции», общая сумма бюджета на госзакупки препаратов составила 7 321 050 долларов. По сведениям Анатолия Лешенка, активиста «Белорусского сообщества людей, живущих с ВИЧ», сумма договоров после аукционов оказалась ниже в 2,9 раза – 2 420 545 долларов. То есть в бюджете изначально была написана сумма, которая в три раза больше, чем та, которую реально потратили на покупку лекарств.

«Раз в пять лет верстается госпрограмма по ВИЧ, где закладываются объемы финансирования. Когда государство решило закупать лекарства через «Фарматех» в 2016 году, оно заложило цифры, по которым у «Фарматеха» их закупило. Сейчас «Фарматех» цены немного приспустил, а в бюджете на ближайшие пять лет остались прежние цифры, что хорошо, учитывая рост числа людей, нуждающихся в терапии», – поясняет эксперт.

Но даже с учетом снижения цены покупать таблеты производства «Фармтеха» выходит дороже, чем закупать те же препараты через международные площадки. Хотя вряд ли стоит надеяться на то, что на волне импортозамещения чиновники сделают выбор в пользу выгодных закупок. Собеседник KYKY рассказал, что «конкуренция беларуских препаратов с импортными заменяется рекомендациями Минздрава, какой процент препаратов отечественного производства должны закупать больницы и какой процент препаратов должны иметь аптеки». По сути, Минздрав на волне импортозамещения вынуждает медучреждения закупать беларуские лекарства.

Кстати, все препараты для антиретровирусной терапии пациенты получают бесплатно. С одной стороны, это хорошо – пациент получает свое лекарство. Но с другой стороны, это лишает его альтернативы – лечиться остается тем, что тебе прописали. И хоть человек не платит за лекарства сам, вся терапия оплачивается из налогов.

Лекарство от здоровья

Есть у нас и проблемы со своевременным расчетом нужного количества таблеток. «Госпрограмму по ВИЧ-инфекции на 2016-2020 годы, в которой прописаны обязательства государства по закупке препаратов и выделяемые на это финансы, Совет министров утвердил только в середине марта 2016 года. Из-за этого закупки препаратов пошли не в начале года, а затянулись на несколько месяцев. Даже с учетом буферного запаса препаратов, сложилась ситуация, когда лекарств стало не хватать. С марта по середину мая пациентам выдавали таблетки только на неделю, хотя до этого они получали лекарства с запасом до трех месяцев», – объясняет источник.

С учетом того, что в год на лечение одного пациента государство тратит 200-300 долларов, многие люди могли бы позволить себе их купить, но негде. Бывает, пациенты хотят купить другую лекарственную форму, но не могут этого сделать. Например, детям проще принимать лекарство в сиропах, а не таблетках. Но в Беларуси сиропы покупают только за деньги Глобального фонда. «На них дают разовое разрешение и ввозят одну партию. Но если, гипотетически, Глобальный фонд перестанет выделять средства на закупку, то в Беларуси эти препараты не зарегистрированы». Официально их здесь нет.

От безысходности пациенты идут к нелегальным перевозчикам, которые привозят препараты, на которые закончился срок патента. Но здесь есть риск купить контрафакт – грубо говоря, вам могут продать обычный мел вместо лекарства.

Пациентам и врачам стоит активнее бороться за снятие патентной защиты на лекарства, чтобы аналоги можно было бы купить у себя в стране, не бегая на «черные рынки». В Беларуси этим занимаются пока только активисты, хотя последнее время начинает подключаться и Минздрав.

Справедливости ради нужно сказать, что с большего в Беларуси доступны те же лекарства, которыми лечатся во всем мире, а старые токсичные схемы уже отходят на второй план.

«Раньше подбирая пациенту схему терапии, врачи спрашивали, какие побочные эффекты хочет человек. Современные лекарства менее токсичны и более удобны в приеме. Многие старые препараты перестали применяться в Беларуси, так как сейчас стало возможно заменить их на более безопасные», – говорит эксперт. Да, у нас нет всей линейки препаратов, которые существуют в мире, но она нужна только для тех пациентов, которые прерывали курс лечения – а это уже единичные случаи, и в каждом из них есть очень много нюансов.

«Если бы беларусы сами начали производить лекарства, пациентам стало бы еще хуже»

Чтобы не быть голословными, мы нашли человека, который знает эту систему с позиции пациента. Вячеслав принимает терапию ВИЧ с 2007 года. По его мнению, новое поколение препаратов не сильно отличается от старого: он не заметил изменений как со стороны побочных эффектов, так и по части удобства приема. «За все время приема лекарств у меня менялись разные побочные эффекты: от одних препаратов одни, а от других – другое. Я не могу сказать, что они снизились: есть побочки, которые проявляются сразу, есть те, которые проявляются со временем. Некоторые пациенты из-за побочных эффектов вообще отказываются от лечения. По сути, мы получили те же препараты, что и были при закупках Глобальным фондом. Наши компании их просто переупаковывают. И слава богу, что только переупаковывают. Потому что индийские дженерики уже проверены временем и заслужили мировое доверие, а если бы беларусы сами начали их производить, думаю, пациентам стало бы хуже. У нас же нет исследований по качеству этих препаратов», – рассказал пациент.

Кроме проблем с побочными эффектами и постоянным ассортиментом лекарств, пациенты в Беларуси самостоятельно не могут купить в аптеке препараты для доконтактной профилактики.

То есть у нас нельзя просто так купить препараты, которыми пользуются пары, в которых один партнер ВИЧ-положительный.

А ведь для здорового человека доконтактная терапия сводит к нулю риск заразиться. Да и любые препараты для антиретровирусной терапии пациенты в Беларуси сами купить не могут – «только за рубежом или через интернет-перевозчиков. Официально человек не может выбирать, чем лечиться. Ему что доктор назначил, то он и пьет».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Директор hoster.by: «Я не понимаю, почему все возводят нашу страну в ранг лидеров IT-индустрии»

Деньги • Дмитрий Симонов
Беларусь – уникальная страна. У нас есть мощный IT-сектор, но он работает на внешний рынок, поэтому даже первая перепись населения на планшетах будет только в 2018 году. У нас первых блокировали анонимайзеры, хотя все до сих пор ими пользуются. Чтобы понять, как мы будем осваивать диджитализацию и какие данные от хостеров и соцсетей попадают к государству, KYKY поговорил с директором Hoster.by Сергеем Повалишевым.