Что спасет нашу страну: «Евроторг» или Viber. Полный перевод статьи Forbes об инвестициях в Беларусь

Деньги • Kenneth Rapoza
Зарубежные СМИ в последнее время отходят от традиции писать о Беларуси, как о «последней диктатуре Европы». Теперь они выяснили, что жизнь тут есть, и хотят понять, чем наша страна может хвастаться на международном рынке: недавним выкатом облигаций «Евроторга» или все-таки Айтишным сектором. KYKY целиком переводит статью Forbes об инвестиционном климате Беларуси, ради которой автор даже поговорил с премьер-министром Андреем КОбяковым о «стабильном восстановлении» беларуской экономики.

«Когда растет Россия, растет и Беларусь»

Беларусь использует глобальный переворот ликвидности как шанс привлечь больше иностранного капитала и строить новые частные предприятия на рынке, который стал хабом, скорее, для Viber и геймеров из World of Tanks, чем для гигантских супермаркетов. Выпуск последних облигаций (речь об облигациях компании «Евроторг») показывает, что страна пытается уйти от своей чрезмерной зависимости от внешних факторов и будет развивать частный сектор в поиске новых рынков. Беларусь – достаточно большая страна, ВВП на душу населения тут в два раза больше, чем в Украине. Разрушенная экономика ведет к общенациональному хаосу, который часто требует вмешательства со стороны России. «Я думаю, что отличительной чертой Беларуси является стабильное политическое положение, прозрачный экономический путь и открытая к другим странам экономическая политика», – говорит Андрей Кобяков, премьер-министр Беларуси. Это очень похоже на другие страны, находящиеся «на орбите» России – к примеру, на Украину, которая постоянно двигается от одного кризиса к другому.

«Что важно понимать о Беларуси – мы ограничены в природных ресурсах, не имеем доступа к морю и сильно зависим от внешних факторов, которые не можем контролировать. Нам необходимо построить отношения с остальным миром… И построить компании, которые будут торговать с этим миром», – добавляет Кобяков.
Около 60% беларуской экономики ориентировано на экспорт, половина – на Россию и Украину. Так что когда растет Россия, растет и Беларусь.

«Самый главный наш ресурс – это беларусы», – говорит Кобяков. В эту пятницу в Люксембурге прошла конференция «Invest in Belarus», на которой беларуская команда ждала встреч с инвесторами. Это им решать, достаточно ли в Беларуси силы и денег, чтобы быть не просто случайным рынком для облигаций.

В июне правительство разместило евробонды на 1,4 миллиарда долларов (спрос на еврооблигации из Беларуси был 3,1 миллиарда долларов – Прим. KYKY). Moody's присудил им рейтинг их Caa1 – один из самых низких во всем мире. 17 октября беларуская сеть супермаркетов «Евроторг» сделала еще лучше. Они привлекли 350 миллионов долларов выпуском пятилетних облигаций. Они были переоценены примерно в четыре раза, и это только первая беларуская корпоративная облигация. «Восстановление экономики набирает обороты, и мы считаем, это идеальная возможность для Евроторга – извлечь выгоду из нашего лидерства на рынке и ухватиться за эту возможность», – говорит генеральный директор компании Андрей Зубков.

В плане коррупции Беларусь ближе к Китаю, чем к России

Вообще экономика в стране строго управляется государством – точнее, 70% экономики. Беларуская политика после развала СССР развивается очень медленно. Президент Александр Лукашенко руководит страной с 1994 года – и такой долгий срок не сильно отличается от общей манеры управления другими бывшими советскими странами.

Но в рейтинге «Простота ведения бизнеса» от Всемирного банка Беларусь забралась выше, чем Россия и Украина. А в «Индексе восприятия коррупции» Беларусь соседствует с Китаем и стоит гораздо выше, чем Россия и Украина (значит, коррупции в Беларуси меньше, чем в России и Украине – Прим. KYKY). Moody's считает, что Беларуси больше не стоит ждать денег от Международного валютного фонда. Но средства от российского правительства, иностранных кредиторов и иностранных компаний все равно поступают. Свидетельство тому – как минимум, уже упомянутый «Евроторг». «Хотя сейчас чувствуется глобальная ликвидность, но вы все равно не получите денег, просто позвонив в дверь какого-то инвестора, – убежден руководитель управления финансирования «Ренессанс Капитал» Дмитрий Гладков. – Я думаю, это предложение облигаций сигнализирует рынку о Беларуси: правильные компании, которые заслуживают доверия, будут иметь доступ и к международному рынку».

И хотя «Евроторг» после выпуска своих облигаций больше всех «шумит» в медиа, лучшими брендами Беларуси все равно являются компании типа Wargaming и EPAM – эту компанию с рыночной стоимостью 4,8 млрд долларов основал беларус Аркадий Добкин, а сейчас офисы EPAM уже есть по всему миру, включая Америку. «Недавно я был в Минске, и он не такой, каким вы можете себе его представить, – говорит Гладков.

– Сегодня в Минске слышен и китайский, и бразильский, и португальский языки. Там есть современные рестораны и молодые хипстеры. И все это появилось из-за ИТ-сектора».

Как и у многих восточноевропейских стран, технология – это их специализация. Благодаря своей старой советской системе образования в областях математики и естественных наук беларусы ценятся на одном уровне с российскими профи из Кремниевой долины. В Беларуси технология стала частью собственной истории.

«Беларусь: больше Вайберов, пожалуйста»

Экономическая модель Беларуси не одно десятилетие основывалась на российском экспортном спросе и перепродаже российской нефти. Но за последние 10 лет страна сосредоточилась на ИТ. По мнению Ernst & Young, Беларусь «смогла создать зрелую экспортно-ориентированную индустрию развития программного обеспечения» и стала крупным игроком на рынке ИТ-услуг в Европе всего за 10 лет. Беларусь занимает девятое место в рейтинге лучших аутсорсинговых «магазинов» в странах Европы, Ближнего Востока и Африки.

Экспорт ИТ-услуг – таких, как Viber (созданный Талмоном Марко из Израиля и Игорем Магазинником из Беларуси), в период с 2010 по 2016 год увеличился в четыре раза.

В мире, где стартапы и технологические титаны стали частью глобального пула ликвидности, технический сектор помогает Беларуси быть все менее зависимой от России.

На Россию по-прежнему приходится почти 40% беларуского экспорта, в то время как в ИТ-секторе эта цифра – всего лишь 3,2%. В прошлом году ИТ-рынок занял львиную долю экономики, на которую приходится 10,5% от услуг ВВП и 5,1% от общего ВВП. Для сравнения: по оценкам Ростелекома, цифровая экономика составляют лишь 3% ВВП России.

В августе Google купил беларуский стартап AI Matter, хоть сумма осталась неразглашенной. Разработчики известны приложением Fabby – это программа для модификации селфи для смартфонов. Теперь Google владеет интеллектуальной собственностью, которая остается в Беларуси. Покупка Google произошла примерно через год после того, как Facebook сделал аналогичный шаг, купив Masquerade – фильтр изображений, используемый в видеочатах. В 2014 году подразделение IAC (IACI) купило минского разработчика приложений Apalon. Команда по-прежнему существует, но выросла из 60 до 300 человек всего за три года.

Российская нефть или ИТ? Рецепт беларуской панацеи

«Евроторг» – это всего лишь домашняя история, поэтому мир не знает, что это такое», – говорит Александр Мартинкевич, заместитель директора Беларуского Парка высоких технологий. «Что такое бренд страны? Для Германии – это Mercedes. Для США, может быть, – Apple или Google. В Беларуси мы пользуемся популярностью благодаря Viber, благодаря World of Tanks. И благодаря этим продуктам мы прославились во всем мире. Реальная история роста в Беларуси – это ИТ, и только ИТ».

Парк Высоких Технологий, который запустили в 2006 году, – это такой специальный налоговый режим для IТ-компаний. Компании освобождаются от корпоративных налогов, включая НДС и подоходный налог. Сотрудники компаний-резидентов платят 9% подоходного налога. В ПВТ зарегистрировано 187 компаний, на долю которых приходится 88% ИТ-индустрии Беларуси. Renaissance Capital не смогли сказать, хотят ли международные технологичные компании из стран Ближнего Востока выкладывать ценные бумаги на рынок. Тем не менее, тенденция такова: в условиях высокой ликвидности если вы создаете что-то хорошее и у вас есть рынок, инвесторы придут в любом случае.

Кстати, по словам Мартинкевича, правительство сейчас пытается разработать свою стратегию и возможные правила работы блокчейна и криптовалют.

Вообще, высокие и устойчивые цены на нефть были основным фактором восстановления экономики Беларуси. Следование России соглашениям о поставках 24 миллиона тонн нефти в 2017 году гарантирует дополнительные доходы бюджета и позволяет прогнозировать рост ВВП на 1,7%. Но это все еще медленнее, чем у соседних прибалтийских государств, которые конкурируют с Беларусью в ИТ-талантах.

«Я удивлен тем, насколько хороши экономические показатели Беларуси в этом году, но я не думаю, что это переломный момент», – говорит Марк МакНаме, старший аналитик Frontier Strategy Group в Лондоне. По его словам, в этом году корпоративные клиенты FSG вложили больше денег в Беларусь, в основном все они –транснациональные корпорации, ориентированные на потребителя. «Евроторг» и технологии – интересные истории, но в Беларуси до сих пор есть огромные структурные проблемы, которые нужно решать», – заключает МакНаме.

ИТ-утопия. Что сказал Forbes Кобяков

В интервью Forbes премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков отметил, что Беларусь – страна с высокой ИТ-перспективой: «Мы равняемся здесь на Польшу и Израиль». Кроме этого чиновник рассказал, как Беларусь выкарабкивалась из двух кризисов: мирового кризиса и рецессии в России в 2014-2016 годах. Их последствия ощущаются до сих пор, говорит Кобяков. «Нашей главной задачей было удержать уровень ВВП. Мы не пошли на массовые увольнения из-за падения внешнего спроса на нашу продукцию. Но это требовало значительных государственных инвестиций, чтобы удержать реальный сектор на плаву. Мы были вынуждены сократить капитальные затраты на строительство общественной инфраструктуры. При этом приняли меры по стимулированию экспорта, либерализации бизнес-среды, смогли привлечь иностранные инвестиции, сохраняя при этом стабильность нашей финансовой системы».
Кобяков рассказал, что беларуская экономика сейчас в режиме «стабильного восстановления», государство поддерживает малые и средние предприятия, делает ставку на инновации и укрепляет рыночные институты.

«Отправной точкой для нашего ИТ-аутсорсинга стал 2005 год, когда создали Парк высоких технологий, беларуский аналог Кремниевой долины. Беларусь обладает большим потенциалом из-за отличных традиций высшего образования в области инженерных наук и математики. А налоговые преференции позволили создать за последние 12 лет мощный ИТ-кластер, в котором живет более 180 компаний. В итоге за эти 12 лет Беларусь увеличила экспорт компьютерных услуг в 30 раз».

О Беларуси ВВП на душу населения по сравнению с другими бывшими советскими государствами в Европе, чиновник тоже высказался: «Мы не хотим сравнивать Беларусь со странами, которые недавно пережили военные и социальные потрясения. Мы политически стабильны и имеем ясную внешнеэкономическую политику. Мы вынуждены участвовать в международном сотрудничестве. Мы продвигаемся вперед, улучшая технологии – как в управлении, так и в производстве».

На вопрос о том, откуда берутся корпоративные деньги, Кобяков ответил: «Более 50% приходится на западные страны. Недавними примерами успешных зарубежных историй были проекты литовской группы VMG и Arvi, австрийского Kronospan, Velcom, Raiffeisen, немецкого Santa Bremor, голландских Coca-Cola, Swiss Stadler Rail. Основной принцип прост – честный и прозрачный бизнес может рассчитывать на поддержку в правительстве. За последнее десятилетие мы увидели выход десятка транснациональных корпораций из Forbes Top-2000. Но наиболее частая причина для этого – изменение стратегии компании на фоне экономического кризиса – и не только в Беларуси, но и в целом регионе, если не во всем мире».

Оригинал текста: Forbes

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Беларуский застройщик, которого Интерпол экстрадировал на родину. Кто он?

Деньги • Дмитрий Качан
19 октября Интерпол экстрадировал в Беларусь нелегального бизнесмена-застройщика. На видео, в котором задержанного возвращают в Беларусь под синюю светомузыку милицейских мигалок, его лицо замылено. Но личность рассекретили. Спасибо анонимному информатору.