«Геи могут быть только для потехи, да и сделать плохим Сталина не получится». Курейчик о том, какое кино нельзя снимать в СНГ

Деньги • Анна Златковская
Сценариста Андрея Курейчика беларуская публика то хвалит, то критикует, но наверняка знает. Если даже вы не оценили его «Party-zan фильм», то наверняка отметили российский «Движение вверх», к которому он писал сценарий. Поэтому о том, в чем проблема «Беларусьфильма» и как пишутся сценарии к одинаковым персонажам сериалов на ТВ, KYKY поговорил именно с ним.

Как зрителя ТВ приучили смотреть второсортные сериалы

KYKY: Андрей, расскажите о механике создания сериалов, транслирующихся на ТВ каналах для зрителя СНГ?

Андрей Курейчик: Я часто отталкиваюсь от зрителя. От его жизни, интересов и желаний. Ведь зритель – это мы сами, наши друзья, семья, родные и знакомые. За последние двадцать лет, как я заметил, зритель сильно изменился. Советский зритель был взращен на идеологических продуктах, смотрел фильмы про войну, про разведчиков, хороших советских людей, но при этом почти не имел доступа к импортным фильмам. Позже в зрительском восприятии наметился хаос, когда люди запоем смотрели всякий шлак: от «Просто Марии», «Клона», до «Санта Барбары». Сейчас на наш рынок пришел качественный западный продукт, как в кино, так и телевидении – и у широкого зрителя изменился вкус. Зритель стал требовать высокого качества, но при этом желает наличия нашей аутентики.

Кадр из сериала «Санта Барбара»

Сериалы и картины последних лет – это такой микс голливудского подхода и при этом наших СНГшных тем и концептов. Вот, например фильм, над которым я работал – «Движение вверх». Абсолютно голливудская форма и при этом советское содержание. Сериалы сделаны по тому же принципу. Например, сериал, транслирующийся на канале Россия, та же «Березка» – форма американская, содержание советское. Сейчас такой этап. И неизвестно, что победит в нашем сознании: аутентика или глобальные формы, которые диктует Голливуд, да и все те, кто эти формы развивает в Европе и Азии.

KYKY: Но ведь сериалы, которые показывают по ТВ, достаточно примитивны и просты, разве нет?

А. К.: Да. Было такое время, которое диктовало экономика. Из-за запрета украинской продукции в России украинский рынок сдулся, поэтому очень резко упали цены на кинопроизводство.

Раньше серия там производилась за 100 тысяч долларов, сейчас производится за 30 тысяч долларов. А за эти деньги ты снимаешь за два-три дня какое-то адское шило и его продаешь.

Это единственный способ выживать кинокомпаниям там. Поэтому и качество продукции резко снизилось. Кстати, и в России происходит то же самое, рекламный рынок упал. Если раньше они набирали рекламы на час показа на одну сумму, то сейчас они набирают вполовину меньше. Соответственно производителям сократили бюджет. Производители в свою очередь урезали зарплату актерам, режиссерам, и снимают сериал за меньший срок. Если раньше снимали за 7-8 дней, теперь снимают за три дня. А это означает, что съемки происходят проще, в одних и тех стенах и так далее. Это был такой период дешевого производства. И мне кажется, он еще не закончился.

Ну а зритель привыкает к низкокачественному продукту. Не то чтобы он смотрит это с наслаждением. Объективно, люди с удовольствием смотрели бы качественный продукт, если бы его транслировали по ТВ. Но часто зритель смотрит тот же «След» или «Мухтар» и к 50-й серии просто привыкает к форме подачи, к объему, к примитивной драматургии и смиряется. С другой стороны – зритель серьезный, нормальный, он просто ушел в интернет и смотрит другие фильмы. Такой человек принципиально не включает телевизор. Таким образом, мы видим жесткую сегментацию зрителя.

Золушка для «России» и хорошие менты для НТВ

KYKY: Давайте поговорим о сегментации зрителя. Кто те люди, которые смотрят сериалы и кино по телевизору?

А. К.: В брифах, которые мне присылают телеканалы, прописывают характер героев и сюжет, который желают видеть продюсеры. Например, пишут: мы хотим сериал про трудную судьбу женщины. Она должна на пути к своей любви и женскому счастью пройти страшные испытания, в сюжете обязательно наличие завистницы и предателя. Но в итоге героиня должна получить свое счастье в виде мужика и семьи.  
НТВ – канал, который специализируется на детективах и милицейских картинах. Для них пишут о плохих бандитах, и никогда не пишут о плохих ментах и плохом ФСБ. 

Сегментация очень четкая. Эти кинопродукты снимаются для среднего зрителя, чей возраст обычно 40+. Он готов воспринимать эти шаблонные истории, ведь его жизнь настолько тяжела, что ему трудно смотреть кино, которое надо анализировать. Потому что как только показывают кино, которое надо анализировать, этот зритель его сразу переключает. Таким людям трудно смотреть серьезные кинофильмы – им дают кино, которое не надо переваривать. Это чистый шаблон восприятия, зритель расслабляется и принимает правила этого шаблона. Продукты, которые выходят за рамки этого, обычно направлены либо на молодежь, либо на интеллигенцию, которая составляет небольшой процент в нашем обществе. Как правило, это люди, работающие в культуре, в IT, в бизнесе, в журналистике. Эти люди смотрят другие сериалы, и они в принципе не смотрят продукт, который показывается по НТВ и «России».

Простой зритель – это чаще не столица, а провинция. Города количеством жителей 50 000+. Как правило, это люди без высшего образования, со средним специальным, или те, кто не работает по своей специальности – когда получил диплом о высшем образовании, а пошел торговать на рынок. Канал НТВ очень четко понимает свою аудитории. Как говорил мне редактор НТВ, их зрители – это охранники. Обычно их работа – это сидеть у мониторчика и телевизора, делать нечего, вот они и смотрят бесконечные сериалы. А эти охранники, они повсюду. В каждой школе, в любом учреждении сидит дядька в своей маленькой комнатке и смотрит «ящик». Это их аудитория. 

РТР делала ставку на домохозяек. Причем на тех, которые даже не смотрят, а слушают. Они в это время моют посуду, готовят, занимаются детьми и краем уха слушают сериал. Поэтому в таком продукте все решают диалоги, а картинка не так важна. Вот это их зритель. Канал ТВ-3 пытается занять конкретную нишу. Их ставка на людей, которые смотрят «Игру престолов». Как говорил главный редактор канала ТВ-3, они хотят стать, как канал HBO. Поэтому их тематика это мистика, триллеры, ужасы.

KYKY: Какие сериальные герои хорошо продаются?

А. К.: Если мы берем женскую аудиторию, то хорошо продаются все виды Золушек, все эти Машеньки, Вареньки и доярки из Хацапетовки. Для мужской аудитории – это такие прожженные циничные дядьки средних лет. У такого героя нет особых семейных связей, он ироничный, циничный, такой перекати-поле, при этом он что-то расследует. 

Кадр из сериала

По-настоящему семейных историй мало. Были сериалы о подростках – это Ранетки, Воронины. Но почти все эти продукты – в той или иной степени копии западных сериалов. Единственное исключение – это истории женских судеб всех этих Машенек и Варенек, это абсолютно наше явление. Потому что Запад стал более эмансипированным, феминистским. Там продать историю о несчастной женщине, о которую вытирают ноги и вся эта трагедия ради кого-то колхозника... Такое представить невозможно! По их логике женщина должна послать этого мужика и заниматься собой. А на территории СНГ именно эти несчастные женские судьбы хорошо продаются и заходят простым зрительницам.

Сигареты, гомосексуалы и чиновники. Стоп-темы сериалов СНГ

KYKY: Какие темы запретные в сериалах и кино на ТВ?

А. К.: Во-первых, это политическая власть, запрещено как в России, так и в Беларуси, и в Казахстане. Никакие политические темы мы затрагивать не можем. Все чиновники в сериалах заканчиваются уровнем заместителя мэра небольшого городка. Как в кинофильмах СССР был Огурцов, вот уровень Огурцова, вышестоящих чиновников уже нельзя критиковать и исследовать. 

Еще сейчас изменилось отношение к спецслужбам. Показывать их либо положительно, либо никак. Это написано в официальных брифах. Геи в сериале или кино могут быть только для потехи, гея нельзя делать серьезным характером, а комедийный маленький эпизодик – можно. Еще одна запретная зона последних лет – это национальная тематика. Например, не выпустят сериал с плохими чеченцами или дагестанцами. Существуют проблемы с некоторыми историческими персонажами. Сделать плохим Сталина сейчас не получится, да и не только Сталина. Есть события, которые никто не покажет. Например, пакт Молотова-Риббентропа, союз гитлеровской Германии и СССР – это табуированная тема. Довольно много опасных исторических зон, которые надо избегать. Запрещено курение, алкоголь показывается очень аккуратно, тут все зависит от возрастного рейтинга. Если хочешь, чтобы сериал смотрели подростки, убираешь сигареты. 

Кадр из фильма «Party-zan фильм»

В кино все свободнее. Дурацких брифов и правил – нет. Но в кинематографе ответственность другая: никто не гарантирует, что картину покажут на всю страну. Все зависит от прокатчиков. Критерии отбора кинофильма для проката в кинотеатрах – это коммерческий успех, возраст, тема. Идеологическую проверку совершает Министерство культуры. Если Минкульт фильм пропустил, дальше уже решают прокатчики: показывать фильм в кинотеатрах или нет.

У нас была история с беларуским Минкультом, когда они отозвали разрешение на прокат комедии «Party-zan фильма», хотя фильм уже несколько дней показывался в минских кинотеатрах.

Одна чиновница решила придраться к хронометражу картины, который был на полторы минуты больше, чем в заявке. Мне пришлось писать письма в Администрацию президента и Кобякову, чтобы добиться справедливости. Ведь объективно, в прокат выпускается только западная продукция, а национальных работ – одна-две за год максимум. И нужно не делать гадости, а продвигать национальный независимый кинематограф, на который, к слову, государство денег не дает. В итоге вышел скандал, ту чиновницу уволили и фильм вернули в прокат. Но мы потеряли две важнейшие недели.

KYKY: Какие драматические фишки могут провалиться, а какие срабатывают стопроцентно?

А. К.: Для меня хороший сценарий – это три элемента. Первый – герои. Гоголь написал про Башмачкина и его шинель, и это оказалась величайшая история 19 века. Не обязательно должны быть некие супергерои. Но интересные, сложные герои для меня определяют половину успеха картины. Второе – стиль. Когда есть точное попадание в стилистику жизни героев, о которых ты рассказываешь, будь это простые пацаны с района или интеллигенция. Если ты угадал эту стилистику, уже неважно, что происходит внутри сюжета – смотреть такое кино интересно. А третья тема – это актуальность. Вот, допустим, сейчас сериал «Моя прекрасная няня» не сработал бы – поздно. А тогда он выстрелил, такие были отношения и времена. Очень важно это умение попасть во время. Если эти три пункта у тебя совпадают, то все идет очень хорошо и фильм получится удачный.

В чём успех «Движения вверх»

KYKY: На ваш взгляд лучший сериал, показанный на ТВ? 

А. К.: Из отечественных, люблю сериал – «Next» с покойным Абдуловым в главной роли. Вроде в сюжете тоже какой-то криминал, Абдулов играл вора в законе. Но это такая внутренняя простота и точность существования артистов в теме и сюжете, что невозможно было не зацепиться, и я тогда его себе отметил. Второй сериал – «Измены», показанный на канале ТНТ. Имел огромный рейтинг. Сериал неглупый, про отношения, показанные довольно иронично, но правдиво. Третий – исторический сериал «Брежнев» с Сергеем Шакуровым в главной роли. Там я просто наблюдал за игрой актера. Из иностранных – «Фарго», «Дикий запад», «Американская история ужасов». А так я не сериальный человек. Смотрю, когда просят коллеги или продюсеры. Но нет времени посвящать этому свое время.

Кадр из сериала «Американская история ужасов»

KYKY: Давайте поговорим о кино: как оно разграничено и есть ли такое понятие вообще?

А. К.: Кино разграничено. Существует фестивальное кино, оно измеряется фестивальным и критическим признанием, и коммерческое кино, которое зарабатывает на широком рынке от продажи билетов в кинотеатрах. Мы, конечно, далеко от студии Marvel, которая зарабатывает на киноиндустрии миллиарды долларов. Но мне тоже есть, чем похвастаться: благодаря «Движению вверх» фильмы по моим сценариям в совокупности собрали более 130 миллионов долларов в прокате. Проблема «Беларусьфильма» в том, что он так и не разобрался, какое кино хочет делать.

Если говорить о прокатных фильмах, то заранее трудно предсказать, станет кино популярным среди зрителей или нет. «Движение вверх» лично для меня стал абсолютным сюрпризом. Когда начиналась работа над фильмом, не было ощущения, что картина станет настолько популярна. Это изначально была творческая работа, сценарий писался честно, глубоко, без поддавков, и именно это и стало фактором его успеха. Но каждая работа уникальна, и нет алгоритма популярности для той или иной кинокартины. Один проект может выстрелить, а другой – мимо.

KYKY: Ваш любимый зритель?

А. К.: Я люблю Беларусь, и мой любимый зритель – беларус. Да, я считаю, что беларуский зритель очень классный. Жалко, что мы мало что можем ему предложить.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Нарцисс, крестьянин или неженка. Кто виноват в проблемах бизнеса «по-беларуски»

Деньги • Алиса Альта
Если в компании долго не платят зарплату, если сотрудники не могут нормально работать, потому что им приходится ублажать начальника, если шаг влево или вправо грозит расстрелом и увольнением, кто виноват? Виноват всегда бизнесмен, который относится к одному из типажей: нарцисс, хапуга или неженка. Что с этим делать – читайте ниже.
Популярное