Как продать Евросоюзу на $107 млн больше, оставаясь в заднице

Деньги • Павел Свердлов
«В новости про плюс 244,7 миллиона долларов во внешней торговле хорош только заголовок. Ещё пара таких месяцев — и промышленность вообще остановится». Павел Свердлов объяснил, как получилось, что в разгар бешеного кризиса Беларусь по официальной статистике торгует с миром успешнее, чем год назад.

На днях Белстат поделился с нами хорошей новостью. За январь Беларусь наторговала с внешним миром в плюс аж на 244,7 миллиона долларов. Особенно хорошо эта новость выглядит по двум причинам. Во-первых, в прошлом январе наши внешнеторговые балансы пели романсы: минус $118,1 млн. Во-вторых, месяц назад, в декабре 2014 года, отрицательная величина нашего внешнеторгового сальдо была катастрофической: минус $868,6 млн.

Итак, торговля наладилась? Кажется, да.

Тем более, что журналисты, подавая эту новость, всех имеющихся цифр не перечисляют. Например, «Белорусские новости» пишут: «В торговле товарами со странами ЕС Беларуси в январе удалось выйти на положительное сальдо, оно составило 536,4 млн. долларов (428,6 млн. в январе 2014-го)». Не знаю, что поняли из этого фрагмента вы. А я понял, что в январе 2015-го мы продали в Евросоюз на 107,8 миллионов долларов больше, чем год назад. А это настоящий прорыв! Наверное, снова изобрели для старушки Европы что-то инновационное.

На самом же деле, на сайте Белстата читаем следующее. Экспорт в ЕС. Январь 2014 года: $1 млрд 005,3 млн. Январь 2015: $862,9 млн. То есть экспорт в Евросоюз… упал почти на 15%. Почему же тогда сальдо положительное? Да потому, что импорт из Европы упал ещё больше — почти на 45%!

Экспорт из стран СНГ сократился на 40%, импорт — на 41,4%. Отдельная статистика по России: туда мы, как обычно, продали существенно меньше, чем там купили. И экспорт, и импорт сократились одинаково: на 39,6%. И наконец, вишенка на торте: общая статистика по январю 2015 года. Экспорт упал на 24,8%. Импорт — на 36,5%. Отсюда и те самые 244,7 миллиона долларов в плюс.

Вы скажете: а какая разница? Можно улучшать внешнеторговые показатели за счёт роста экспорта, а можно — за счёт борьбы с импортом, как это происходит у нас. Я скромно замечу, что за счёт экспорта всё-таки приятнее. Если наши товары покупаются за границей, значит, наши заводы выдерживают конкуренцию на международных рынках. А значит, экономика работает хорошо. У нас же экспорт падает. Чиновники объясняют это ухудшением внешних условий. Мол, в мире кризис, люди стали беднее и больше не могут платить за белорусские товары столько, сколько платили раньше.

И — я бы не стал радоваться и падению импорта.

На мой взгляд, не в последнюю очередь оно происходит из-за того, что в Беларуси всерьёз сокращается производство, для которого нужно импортное сырьё и комплектующие. Заводы переходят на четырёх- и даже трёхдневки. Смотрим официальную статистику, январь 2015 года к январю 2014 года:

– станки для обработки дерева и аналогичных твердых материалов: 47,5%;

– самосвалы карьерные: 66,7%;

– автобусы: 51,9%;

– тракторы: 68,5%;

– холодильники и морозильники бытовые: 72,8%;

– телевизоры: 43,6%.

Что мы знаем о белорусской промышленности? МАЗ, БелАЗ, МТЗ, «Атлант», «Горизонт». Всё это производство — импортоёмкое. Соответственно, когда оно сокращается, сокращается и импорт. К счастью, пока что падает не всё. За январь выросло производство сахара, калийных удобрений, стекла. А зерноуборочных комбайнов мы произвели целых 55 — в 2 раза больше, чем в январе прошлого года!

Почему ещё падает импорт? С конца декабря 2014 года Минторг держит цены, это называют то заморозкой, то оттепелью. Импортёры не хотят торговать себе в убыток и ввозят из-за границы меньше товара, чем могли бы. К тому же, при ввозе товаров они по-прежнему должны дважды платить НДС. В первый раз — на границе, во второй — при уплате налогов.

«Лишний» налог государство возвращает только через 90 дней, что создаёт для бизнеса дополнительные риски. К примеру, НДС могут отдать на следующий день после девальвации. Вернув эти деньги в оборотный капитал, предприниматель сможет купить на них меньше валюты и, соответственно, меньше импортной продукции. Рисковое дело этот бизнес, да?

Как это часто бывает, в новости про плюс 244,7 миллиона долларов во внешней торговле хорош только заголовок. Ещё пара таких месяцев — и некоторые сегменты промышленности вообще остановится. А на прилавках останутся только «Атланты» да «Горизонты» с бесконечных складов.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Три веселых буквы

Деньги • Степан Капустин
Модную аббревиатуру КСО употребляют все кому не лень. Про КСО говорят представители крупных компаний и государственные служащие — часто в связи с творческими проектами и различными городскими решениями. Несмотря на то, что в Минске на днях прошел целый международный форум по КСО, что это такое — обыватель представляет себе слабо.
Популярное