Как законсервированная в янтаре диктатура пытается стать Силиконовой долиной. Перевод материала британского Wired

Деньги • Mansur Mirovalev
«В Беларуси много классных разработчиков программного обеспечения. Но достаточно ли этого, чтобы автократия переродилась в успешный стартап?» Журнал Wired обычно пишет о том, как технологии влияют на нашу жизнь, культуру, политику, экономику и смерть. В этот раз издание прошлось по беларуской модели Силиконовой долины. KYKY полностью перевёл этот материал-попытку понять, как айтишники пытаются создать «революционный» техно-хаб в железном кулаке государства.

Последние палачи Европы

В декабре прошлого года Беларусь – последняя диктатура Европы – объявила о создании своего собственного диджитал- и крипто-хаба. Но построить Силиконовую долину по указу президента не так просто, хотя беларуские предприниматели, такие как Вадим Нехай (руководитель проекта в Banuba Development – Прим. KYKY), смотрят на этот вопрос иначе.

Десятимиллионная нация выглядит как мини-СССР, законсервированная в янтаре. Все это благодаря автократу Александру Лукашенко, который жестко правил страной последние 24 года. Главную спецслужбу (иронично звучит оригинальное выражение intelligence agency – Прим. KYKY) тут по-прежнему называют КГБ, многие фермы по-прежнему работают как колхозы; лидеры оппозиции исчезают бесследно; экономика жестко контролируется, а последние палачи Европы исполняют смертные приговоры выстрелом в затылок.

Тем не менее, Нехай верит, что его стартап Banuba (с офисом, вклинившимся между захудалым казино и серым концертным залом в советском стиле) – это часть технологичной революции. Его компания делает приложения с дополненной реальностью, которые, по его мнению, могут фундаментально изменить сферу развлечений, рекламы и b2b. «Мы учим машину видеть человека, это может принести огромную прибыль», – говорит 35-летний СЕО.

С приложениями Banuba вы можете управлять смартфоном или компьютером, просто двигая глазами, и развлекаться с видеоселфи и фильтрами. Они позволяют надеть маски Дяди Сэма или Статуи Свободы или заставить пауков выползать из вашего рта. Всё это происходит в дополненной реальности, и это куда сложнее селфи-фильтров Snapchat или Facebook. Другие программные продукты Banuba могут идентифицировать ваш возраст, пол, цвет кожи и волос. Они могут упростить бизнесу создание персонализированного продукта для своих клиентов. Телефон или планшет тогда станет реалистичным «зеркалом», а пользователи смогут видеть себя с новой прической, очками, серьгами или даже одеждой.

Антон Лискевич, менеджер по продуктам Banuba, считает, что такие приложения выведут взаимодействие между клиентом и брендом «на новый уровень». Алгоритмы искусственного интеллекта управляют приложениями и позволяют считывать жесты и выражения лица. Например, водителей можно предупредить, что они слишком устали, чтобы продолжать управлять фурой, а разработчики игр узнают, когда игроки теряют интерес к переходу на следующий уровень.

Оптимизм крупнейшего налогоплательщика Беларуси

Беларусь – это «дом» более ста стартапов, таких как Banuba. В основном они возникли после того, как в декабре прошлого года Лукашенко подписал указ, пообещав ИТ-индустрии налоговые льготы и другие стимулы. Цифровая золотая лихорадка уже затрудняет поиск удобных офисов для стартапов. «Всё сдано в аренду, индустрия развивается даже быстрее, чем мы ожидали», – говорит Виктор Прокопеня, который назвал себя «крупнейшим налогоплательщиком в Беларуси» и владельцем инвестиционной компании VP Capital.

Еще до декрета ИТ-индустрия значительно увеличила вес страны. Возьмите World of Tanks – популярную онлайн-игру, которая сделала своего изобретателя первым миллиардером Беларуси. Или мессенджер Viber, который тоже разработали в Беларуси. Беларуское мобильное приложение MSQRD, которое позволяет «надеть» лицо знаменитости для селфи. Его не так давно купил Facebook. Google, со своей стороны, купил AIMatter – беларуский стартап, который использует искусственный интеллект для трансформации видео.

Конечно, в абсолютном выражении Беларусь вообще не близка к размерам Силиконовой долины, индийского Бангалора или Гонконга. «Думаю, Бристоль будет больше похож на неё», – говорит Игорь Шойфот, ИТ-инвестор из Сан-Франциско и сооснователь нескольких стартапов. «Их стартап-сцена маленькая и молодая, но очень впечатляющая. Думаю, там огромное будущее».

Но университеты советской эпохи здесь выполняют функции и развития отрасли, и её торможения. У беларусов есть сильная учебная программа, которая производит хороших инженеров-программистов, но не дает нужного количества экспертов в продажах и маркетинге. «В Беларуси есть хорошие технические школы, которые обучают талантливых инженеров, но есть проблемы с бизнес-компонентом, – говорит Николай Орешкин, управляющий партнер в Elysium Venture Capital из Пало-Альто. «Вот почему мы видим ряд крупных аутсорсинговых компаний и фрилансеров из Беларуси, но там не особо много штабов больших технологичных компаний».

ИТ-страна в железном кулаке

Тем не менее, многие инженеры теперь остаются в Беларуси вместо того, чтобы уезжать в Россию, Украину или на Запад, потому что в стартапах они могут зарабатывать по несколько тысяч долларов в месяц. Это можно считать удачей, если учитывать местную экономику. Она держится на плаву благодаря нефтеперерабатывающим заводам, которые работают с дисконтированной российской нефтью, сельскохозяйственной продукции и денежным переводам от трудовых мигрантов в соседней России и Украине.

«Лукашенко хочет руководить сильной страной, но Беларусь не очень мудро развивает экономику», – говорит Шойфот. «Сила мозгов» там очень впечатляет, и я не удивлюсь, если высокотехнологичные услуги занимают значительный процент экспорта».

Но у Беларуси нет иммунитета к крипто-хайпу. Указ пообещал создать первый в мире оффшор для криптовалюты, но правительство в Минске еще не обдумало детали того, как этот tax-free хаб для криптографических и блокчейн-проектов должен работать. «Критерии для входа в криптовалютный бизнес будут очень жесткими, чтобы исключить приход «паразитов», – говорит Николай Марковник, топ-менеджер VP Capital.

Лукашенко, похоже, понимает необходимость диверсификации экономики своей страны. Экономический кризис в соседней России волной колеблется около Беларуси, и его отношения с президентом России Путиным в последнее время были в лучшем случае вялыми.

Успех, тем не менее, не гарантирован. Не последней причиной сомнений можно считать то, что Лукашенко пытается управлять ИТ-сектором в своем безжалостном (или неуклюжем) стиле «железного кулака». 64-летний бывший менеджер колхоза известен своим подданным как Батька (Batka) или Большой папа (Big Daddy). Когда он подписал цифровой указ, он сказал предпринимателям: «Если что-то хорошее выйдет – это плюс, если это минус - я знаю, кого привлечь к ответственности».

Оригинал текста: wired.co.uk

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Все рождаются итальянцами, немцами, поляками, а в Беларуси – пенсионерами!» Люди без трудовой книжки говорят о пенсии

Деньги • Ирина Михно
Как можно надеяться, что пенсионная система доживет до момента, когда тебе будет 70 лет? А даже если доживет, как рассчитывать свою жизнь на 200 долларов государственной пенсии? А что делать, если у тебя даже нет трудовой книжки и стаж не «капает»? Мы нашли таких людей и спросили, как они представляют свою пенсию – и в этой ли стране.
Популярное