Кто в Минске делает крафтовую мебель. Уставшим от IKEA и ДВП посвящается

Деньги • Алиса Петрова
Хотите поставить в дом дизайнерский стол из акации, светильник-танк или крафтовую полку в виде буквы «Z»? Слово «крафт» применимо не только к пиву – это любой эксклюзив, который делают небольшие организации. KYKY поговорил с белорусскими дизайнерами о мебели и арт-предметах для интерьера, и выяснил, сколько стоит вся эта роскошь.

В чём разница между крафтом и DIY

На первый взгляд, определения «крафт» и «DIY» очень похожи, но разница всё же есть. DIY – это мебель, которую человек делает своими руками для себя от начала до конца (не путать со сборкой мебели из IKEA). Зачем ему это? Возможно, он не может найти то, что ему нравится, хочет сэкономить, или ему просто в кайф что-то мастерить своими руками. Крафтовая мебель делается на продажу в частных мастерских, в единичных экземплярах либо очень мелкими партиями. Зато есть и общее у крафта и DIY (оно же главная особенность) – можно сделать мебель любой формы из любых материалов, реализовав абсолютно любую идею! Правда, в Беларуси практически нет рынка крафтовой мебели – есть единичные производители, потому как и общий спрос небольшой. Тем не менее, всё не так плохо. Зачатки уже есть, а значит, рискну предположить, через несколько лет о крафтовой мебели будут говорить столько же, сколько сейчас – о крафтовом пиве.

Пример первый. Osvetitelno!

У Марии Пожарской есть своя мастерская, где делают буквы-светильники из стали или дерева. Всё началось с того, что Мария и её муж Василий решили сделать сюрприз друзьям на свадьбу: стальные подсвечивающиеся буквы А&О (инициалы молодожёнов). «Свадьба была летом. Буквы хорошо смотрятся в темноте, поэтому мы долго прятали их по углам, чтобы не раскрыть сюрприз раньше времени». Когда ведущий вывел гостей на улицу передохнуть, Мария и Василий всё расставили. Гости вернулись – включились буквы. «Эффект был классным: буквы переливались и давали достаточно света для танцпола. Друзья очень бурно отреагировали: фоткали и выкладывали в соцсети».

Мария и Василий изначально не думали зарабатывать на крафтовой мебели, поэтому мастерская официально открылась только месяц назад. Сейчас мастерская «Осветительно!» делает такие буквы на заказ. Стальные в основном подходят для создания «вау-эффекта» на праздниках и торжествах, деревянные – для дома. Мощность освещения можно регулировать, вкручивая лампочки, разные по яркости. Но приятнее всего, когда свет мягкий и не режет глаз. Светильники разные: с торцевыми элементами – 100 см (4,2 млн, в прокат – 1,5 млн) и 50 см (2,8 млн), и без них – 50 см высотой (2 млн). Цены устанавливают исходя из затрат на изготовление – Мария уверяет, что после девальвации ещё не повышали.

В зависимости от формы светильники можно использовать по-разному. Бордовое сердце – для романтической атмосферы, облако или штурвал – как ночник в детской комнате. Пока мастерская продавала светильники только знакомым и друзьям. Бордовое сердце подарили друзьям на свадьбу, розовое сердце тоже взяла знакомая, и тоже как подарок на свадьбу. Ночник в форме штурвала уехал в Вену, в детскую четырёхлетнего мальчика. Мария раскручивает мастерскую через соцсети, сделала сайт, и, конечно, пользуются «сарафанным радио». Как только мастерская стала больше пиариться – заказы пошли.

Пример второй. Bianko: своя мебель для своего кафе

Алексей Бенько, он же мастер Bianko, делает мебель из дерева. Год назад он открыл кафе Lumber на улице Маяковского, 184. Дощатый пол, отделку и почти всю мебель: барную стойку, стулья, столы и полку для бокалов – Алексей делал сам. Он решил, что это даст атмосфере в кафе в разы больше – это первая причина, и так выйдет дешевле – причина вторая. По словам Алексея, сработало: люди постоянно говорят о необычности интерьера и мебели. Столы сделаны из поддонов, прокрашенных в серый цвет, барные стулья, стойка и полки – из сосны. С этим материалом Алексей в основном и работает, реже – с дубом или ольхой.

В Беларуси дуба нет, потому что его не срубают: надо заказывать из России или других стран, а это дорого. Например, 1 квадратный метр столешницы из дуба стоит 3,7 млн.

А вот сосна и ольха продаются свободно. Сейчас мебель, которая стоит в кафе (и не только), можно заказать – Алексей разместил свои работы на сайте Цех32. И цены на многие вещи не «кусачие»: барный стул – 1 млн, стол – 2 млн, обычный стул –700 тыс, светильник – 900 тыс. Правда, Алексей говорит, что крупных покупателей на этом портале он не нашёл: видно, туда в основном за безделушками заходят. Из-за того, что Алексей пока не рекламировал себя, его покупателями были только знакомые или родственники. Например, индийский комод купил его дядя.



В портфолио мастера Bianko есть светильники, комод, полочка в виде буквы «Z». С покраской Алексею помогает друг, остальное он делает сам. Работает на склад, но если что-то нужно изготовить на заказ, справится максимум за неделю. Летом был перерыв: Алексей сделал только одну свадебную арку, но сейчас будет возобновлять работу. Специального образования у Алексея нет – он экономист. Для создания мебели он использует только ручные инструменты: торцовочную и ручную пилы, электролобзик, фрейзер, шлифовальную машину. Цены на мебель Алексей устанавливает исходя из затрат, и выходит почти как в магазине.

Пример третий. Andrei Voronin Woodworks

Мастер Андрей Воронин занимается деревом: делает арт-объекты и мебель. Его первым творением был куб из поленьев. Впоследствие Андрей не раз делал эту модель на заказ, но самый первый куб оставил себе. Андрей называет его «арт-табуреткой». Такая табуретка довольно практичная: на ней можно сидеть, класть вещи как на столик или просто любоваться.

«Я смотрю на куб, вспоминаю, о чём думал тогда, что со мной происходило, какую энергетику я передал в дерево», – говорит Андрей. В основном его покупатели – семейные пары среднего класса. «Это люди до 50 лет, которые знают, чего хотят. Они устали от икеи или ДВП, поэтому заказывают у меня подобные штуковины». Андрей называет цены только своим потенциальным покупателям: даже на его сайте не указана стоимость некоторых предметов. «Пусть это останется моей маленькой тайной». За всё время минимальная цена была $1 – за услугу. А максимальная – около $4000, сейчас мастерская как раз работает над этим заказом.

Сервировочная доска

Мастерская Андрея Воронина находится в Бресте, но большая часть заказов – из Минска. С доставкой проблем нет: её делает мастерская. Основная деятельность – арт-объекты из дерева. Мебель Андрей стал делать около двух лет назад, но серьёзно занимается бизнесом около года. В мастерской Андрея работает семь человек, в том числе одна девушка. Его мастерская раскручена: сейчас так много заказов, что приходится завышать цену. Кроме различных ручных инструментов, Андрей пользуется станками: рейсмус, фуганок, фрезерные станки. Понятно, что они не работают так, как автоматические промышленные, но без них работать было бы куда сложнее и дольше.

Где граница между крафтом и масс-маркетом

На самом деле, «граница» привязана к самому продукту, а не к оборудованию или количеству работников. Крафтовая мастерская гибка к желаниям покупателя, в отличие от масс-маркета. В мастерской может работать и пятьдесят человек, но если они делают что-то уникальное, это всё равно будет крафт. А сложное оборудование только помогает делать эксклюзивные вещи: многие изделия одним напильником сложно изготовить. Если мастерская перейдёт к каким-то ограничениям и станет делать только определённую линейку, закончится и понятие «крафт».

Из чего делается крафтовая мебель? Да из чего угодно: начиная от старых джинсов и ткани из бабушкиного сундука, заканчивая винными пробками, покрышками и европаллетами.

Да хоть картон – сейчас, кстати, это направление активно используется для изготовления мебели, особенно детской. Но главное в крафте – не оригинальность материалов, а сама возможность делать что-то креативное и нестандартное.

Как работает мастерская крафтовой мебели

Крафт-мастерская работает либо на заказ, либо на склад, рассчитывая, что люди купят изделия. У мастерской нет каталога кухонь или диванов, как у обычных фабрик. Здесь уместнее говорить о портфолио – то есть примерах уже сделанных проектов. Клиент может заказать что-то похожее, и если оно уже есть в наличии, этапы с разработкой идеи и производством сами собой опускаются: вы не потратите времени больше, чем в обычном магазине. Но чаще клиент приходит со своей идеей или показывает свой интерьер и говорит: «Сделайте что-нибудь крутое к нему».

Фото из мастерской Андрея Воронина

Тогда мастер предлагает варианты – работа основывается на доверии клиента. Сколько заказов может вести мастерская одновременно, зависит от количества работников: один или два человека не справятся с большим потоком клиентов. Но с другой стороны, мастер чаще всего и владеет мастерской, поэтому может работать больше 8 часов в день или нанять подрядчиков. В России, например, есть мастерские, где изначально работало только три человека, а сейчас – по 10-15.

На цену крафтовой мебели во многом влияет известность автора, так что она не обязательно будет дороже фабричной. Если художник пока себя не зарекомендовал, то цена будет состоять только из себестоимости (материалы и сложность работы) и прибыли.

Самые занятные заказы

Танк для работника Wargaming

Как-то жена сотрудника Wargaming захотела сделать мужу сюрприз. Ей хотелось чего-то оригинального, но чтобы внутрь обязательно можно было вставить фотографию. Так, девушка пришла к Марии Пожарской в компанию «Osvetitelno!». «Мы подумали: просто фоторамка – это слишком скучно, и дешевле заказать на aliexpress. А сердце – слишком банально», – вспоминает Мария. Девушка подсказала, что муж очень любит свою работу – так пришла идея с танком. Жена выпытала у мужа, какая модель танка является его любимой, и Мария сделала нужную форму. В кабине нашлось место для небольшой фотокарточки. Теперь танк стоит у мужа на рабочем столе. Светильник сделан из древесно-слоистой плиты и работает на светодиодах холодного свечения. Его цена – 1,2 млн.

Стол из акации от Andrei Voronin Woodworks

Со столом из акации было так: Андрей Воронин встретился с заказчиком в его дорогом офисе, где был совсем не подходящий дешёвый стол из ДВП. Заказчик хотел это изменить. Идею придумал Андрей, а с заказчиком он обговаривал только мелкие детали: какие будут края, ширина, ножки и прочее. Мастерская Андрея долго делала стол – около двух месяцев. Заказчик терпеливо ждал, но когда получил, был в восторге. После он рассказывал Андрею: столешница была настолько тяжёлой, что он еле затащил её на свой этаж (доставка была только до подъезда). «Это был сложный заказ, но после него мы поняли, что вышли на новый уровень», – признается Андрей.

Большие книжные стеллажи из дуба от Andrei Voronin Woodworks



Большой дубовый стеллаж – 2,5 метра в длину и 3 метра в высоту – мастерская Андрея Воронина тоже делала около двух месяцев. По его словам, это была целая эпопея. Когда Андрей с коллегами пришли монтировать стеллаж, оказалось, что заказчик неправильно измерил потолок. Им пришлось два дня подряд подгонять стеллаж по размеру – в квартире заказчика, где жили три кота. У одного из работников была аллергия на шерсть: чесались глаза, и он постоянно сморкался. Большой стеллаж собрать было сложно – каждую из 114 частей нужно было соединить между собой четырьмя элементами. Если перемножить, получается 456 элементов – всё это надо было закрутить. Но главное, кошкам понравилось: теперь они там постоянно лазят.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как узнать, куда уходят наши налоги

Деньги • Ирина Михно
Во многих странах у людей есть возможность влиять на вёрстку госбюджета. А как насчёт Беларуси? KYKY расспрашивает об этом Владимира Коваликна с сайта «Кошт урада», а после пытается выяснить в Министерстве налогов и сборов, куда идёт конкретный подоходный налог с иностранных переводов, взимаемый согласно декрету № 24.