«На лекциях дают материал под подписку о неразглашении». Белорусы, которые учатся за границей

Деньги • Ангелина Герус
Стажировки, гранты, обучение за границей перестают казаться мифом, когда прекращаешь быть лентяем. KYKY подготовил шесть небольших историй – рассказы о том, почему за границей трава зеленее и почему не нужно бояться оставить дом, собрать документы для поступления в по-настоящему крутой вуз и отправиться за мечтой.

Главное правило для учебы abroad, будь то недолгая стажировка или полноценное высшее образование, – желание. Пожалуй, это единственное, без чего никак невозможно уехать. И паспорт, само собой. В остальном – летние школы по разным направлениям, программы по изучению иностранного языка, обмены Erasmus+, диковинные для Беларуси специальности иностранных вузов (от художника-мультипликатора до дизайнера) – всё находится в зоне доступа для того, кому это действительно нужно.

Тигран Сперцян, 20 лет. Учится во Франции. Направление: кинематограф

EICAR, The International Film and Television School of Paris

«Многие привыкли считать, что люди, подавшиеся в кино или обучение кинематографу, чуть ли не с самого рождения ходят в обнимку с камерой или коробкой с DVD. В моём случае всё было по-другому. Я был типичным ребенком с бурной фантазией. От безделья мы с другом могли запереться в комнате и снимать глупые, но от этого еще более смешные видео: начиная от пародий на телепередачу «Что? Где? Когда?» или рекламу средства для зубных протезов «Корега» и заканчивая визуализацией популярных на тот момент песен. Всё это – в пределах детской спальни. Помню, на первых телефонах с камерой максимальная длительность видео составляла секунд 40, и когда что-то не получалось, приходилось удалять и снимать всё заново. Монтаж был чем-то таинственным, чем занимаются только взрослые дяди, да и компьютеров на тот момент у нас не было. Повзрослев, я начал замечать, что при просмотре фильмов задумыюсь о том, что бы я изменил в них или добавил, хотя и ни черта не понимал в кино.

Тигран

Сейчас мне кажется, что всё решила тяга к искусству. Это как у Буковски: «Стиль — вот ответ на все. Открывание банки сардин может быть искусством». Жаль, что у общества отношение к таким вещам топорное, и искусство для них – что-то отдельное, в то время как оно вокруг нас, на каждом шагу. Даже когда вы сидите в офисе за компьютером. Словом, я захотел занять своё место в безграничном мире кино – одного из главных инструментов создания искусства на сегодня. Это не самый ясный ответ на вопрос «почему кино?», но фразы вроде «хочу делиться своими идеями и эмоциями с другими» давно стали просто пустым шаблоном.

Другой вопрос – почему Париж. Мне сложно представить другой город, в котором концентрируется больше творчески сумасшедших людей.

Конечно, Соединенные Штаты стали своего рода эталоном, когда речь заходит о кино, но это, скорее, индустрия, высококачественный конвейер по производству фильмов. Одноразовое кино стало крутым аттракционом, развлечением, которое приносит много денег студиям, ведь люди обычно не хотят грузить себя чем-то, где нужно много думать. А Франция, да и вся Европа в этом плане совсем другие: картины создаются, чтобы зритель нашёл себя в истории, или просто посмотрел на мир под другим углом.

Само поступление в киношколу, в которой я сейчас учусь, не было чем-то запредельно сложным. Процесс стандартный: мотивационное письмо, интервью по скайпу и сертификат о знании английского языка на уровень B2. Остальное – формальности (ксерокопии паспорта, школьного аттестата и далее по списку). Пришлось здорово набегаться по всяким бюро переводов и нотариальным конторам и собирать разные документы на студенческую визу. Кстати, при первой подаче документов в посольстве в визе мне отказали, и пришлось делать всё заново. А со второго раза всё получилось. Это было уроком: не стоит давать задний ход при первой же проблеме, мол, не суждено. Всё получается, когда прикладываешь усилия.

Одна из отличительных черт моей киношколы – разнообразие возрастов и национальностей людей, с которыми я учусь. От 20-летних студентов из Мексики до 38-летних уже состоявшихся людей из Сингапура. Интересно, что никто из моих преподавателей не имеет как такового педагогического образования, все они продолжают работать в сфере кино и преподают параллельно. Отношения между студентами и преподавателями устанавливаются дружеские: можно преспокойно позвонить некоторым педагогам вне учебного времени, чтобы спросить совета или комментария по поводу своего проекта или выполнения задания для школы. В кинематографе всё отличается от изучения той же экономики или международных отношений. Люди не поступают в киношколы, чтобы «просто где-то учиться» и заниматься чем-то совсем другим. А если и так, преподаватели заметят отсутствие интереса и спросят напрямик: что вы вообще забыли тогда в этой школе или академии? В кино нужно хвататься зубами и руками за любой шанс продвинуться вперёд.

Когда поступаешь на учебу за границу, важно понимать, что просто так никто никому там не нужен, даже со своими гениальными идеями и перспективами. Всё это необходимо доказывать. В их вузах и без того достаточно своих талантов, а потому «не своим» нужно прикладывать вдвое больше усилий, чтобы показать, что ты заслуживаешь места среди них. Нельзя не добиться успеха просто потому что ты «чужой», если что-то не получилось – значит, мало старался.

Учеба в Париже дала мне многое. Способность адаптироваться, умение «не лезть со своим уставом», вкалывать без всякой внешней мотивации, когда хочется полежать под одеялом, знакомиться с новыми людьми. Эти самые люди случайным образом могут привести именно туда, куда стремишься – как знать! А ещё умение бороться за своё и не упускать возможности: я четко уяснил, что даже когда о стенку расшибаешься, а это не даёт результата, нужно вставать и продолжать. Тогда рано или поздно усилия принесут результат, и появится не один вечер, чтобы належаться под одеялом или выпить вина, празднуя очередную маленькую победу. Я довольно часто приезжаю в Беларусь: здесь семья и много близких друзей. Но учеба в Париже – не только классный опыт и знания, это настоящий шаг к мечте».

Анастасия Зеленковская, 21 год. Учится в Латвии. Направление: экономика и бизнес

Stockholm School of Economics in Riga

«Началось все с того, что к нам в выпускной класс гимназии пришла студентка SSE Riga, чтобы рассказать о программе грантов для обучения в университете. Причем, на саму презентацию я не попала, одноклассники принесли рекламную брошюру. Привлек высокий статус университета, обучение на английском, набор дисциплин. Я прошла вступительные испытания, но попала только в резервный список, и мне предложили учиться в SSER на платной основе. После долгих размышлений я все-таки согласилась, но произошла путаница с документами, и я осталась в Минске. Поступила в Институт Бизнеса и Менеджмента технологий БГУ на специальность «Бизнес-администрирование». На первом курсе решила попробовать с экзаменами ещё раз – не потому, что сама хотела, а потому что папа настоял. Из-за недостатка мотивации я не сдала их. На втором курсе я уже почти по привычке, на автопилоте пошла на экзамены, и все получилось! Теперь, оборачиваясь назад, понимаю, что это была судьба, и я счастлива, что поступила в SSER именно в это время.

Анастасия

Каждый год Шведское посольство предоставляет гранты на обучение в Стокгольмской школе экономики в Риге для студентов из Беларуси, Украины, Грузии и Молдовы. Беларусь представляют обычно до 10-ти человек, и конкурс очень высокий. Процесс поступления состоит из онлайн-заявки, экзаменов (английский, математика, логика), и, если экзамены сданы успешно, абитуриента приглашают на интервью с представителем Школы. У SSER есть активная группа Вконтакте, где можно узнать все подробности из первых уст.

Когда были опубликованы списки поступивших, с помощью той же группы мы смогли заочно познакомиться с друг с другом. Меня нашла девочка, которая тоже поступала после 2 курса БГУ (факультет международных отношений) и все, что касается документов, мы делали вместе, поэтому подготовительный процесс прошёл легко и даже с приключениями. В итоге мы подружились. А вот уезжать было безумно сложно: от семьи, друзей, любимого человека, любимого города. Чтобы привыкнуть, конечно, потребовалось определенное время.

Учиться в Риге, скажем так, непросто. Списать или заработать «автомат», как принято в наших вузах, в SSER не выйдет. Продолжительность обучения – три года с нарастающей сложностью.

На третьем курсе студент может выбрать: либо взять две из четырех специализаций (финансы/ экономика/ предпринимательство/ маркетинг), либо, если студент показазал высокие результаты в учебе и был социально активен, можно участвовать в программе обмена с другими иностранными университетами. Мне кажется, все сложности, связанные с учебой, стоят того. К нам приезжают преподаватели со всего мира, проходят конференции с участием представителей крупных компаний (Google, Audi, Samsung, Swedbank, AirBaltic и других), а ещё на базе SSE существует ряд студенческих организаций, где каждый может проявить себя в том, что ему интересно: от финансов до творчества. Например, изучение экономики не мешает мне не расставаться с любимой камерой и участвовать в различных проектах.

Изначально, когда я ехала в Ригу, не покидала мысль, что я буду чувствовать себя некомфортно: мои сокурсники только закончили школу, а я уже взрослая после двух-то курсов. Как оказалось, страхи были напрасны. В Европе школьники заканчивают 12 классов и поступают на высшее образование в возрасте от 19 лет. Плюс половина белорусов, что приехали со мной, тоже прошли через 2-3 курса домашнего вуза. В целом люди, которые меня окружают в Риге, потрясающие – вот что такое настоящее богатство SSE.

Рига – особенный город. Латвийская столица со своими узенькими улочками кажется давяще-тесной после широких проспектов Минска. Каждый раз, когда я возвращалась домой, я буквально упивалась нашим простором. По климату Рига напоминает Питер – изменчивая и своенравная. Здесь многое по-другому. Но спустя полтора года Рига меня абсолютно очаровала. Тихий центр (как раз там, где находится здание университета) поражает своей невероятной архитектурой в стиле Art Nouveau, каждое здание – произведение искусства. Поэтому и учиться в такой красоте – одно удовольствие. Если говорить о свободном времени, заскучать тут просто невозможно. Первое, с чем знакомят первокурсников SSE – это бары старой Риги. Суть традиции проста: команды бегают по «старушке» и выполняют разные задания в рижских заведениях – безумно весело, и узнаешь город! Правда, на утро всю карту восстановить может быть сложно.

Зимняя Рига – это сказка наяву с огоньками, маленькими базарами, глинтвейном на улице и невообразимыми украшениями. Летняя Рига – это море в 20 минутах езды, террасы бесчисленных кафе и музыкальные фестивали. Вообще, здорово покататься по Латвии, вне зависимости от времени года. Поверьте, она во многом вас удивит. В Риге уникальное сочетание Европы и русского духа. Почти половина населения тут говорит на русском (о чем я тоже не знала до поступления) и ментально латыши очень похожи на нас – щедрые, гостеприимные, с широкой душой. С другой стороны, в укладе жизни чувствуется влияние Запада, да и путешествовать из Риги до смешного просто: белорусские студенты получают временный вид на жительство, а потому можно беспрепятственно колесить по Европе. А благодаря частым распродажам лоукостов – еще и безболезненно для бюджета.


Что изменилось во мне? Принцип SSE – «The sky is the limit». Здесь ты действительно обнаруживаешь, что способен на то, что даже представить себе не осмеливался. Здоровая конкуренция заставляет тебя становиться лучше, стремиться к высшему, делать большее. Самостоятельная жизнь вдали от дома учит отвечать за себя и надеяться на себя. И еще больше дорожить своими близкими, не важно, далеко они или рядом».

Алексей Светлов, 20 лет. Учится в Великобритании. Направление: программирование.

University of Bristol, Бристоль, Великобритания

«Специальность я выбрал очень просто. Немногие ребята в свои 16-17 уже наверняка знают, чем хотели бы заняться. Так и со мной вышло: всё определили советы родителей (оба закончили ФПМИ), решения друзей и, собственно, способности – математика и физика. И постоянные напоминания о том, как важно, чтобы специальность была прикладной. А в желании ехать за границу, двигало желание самостоятельности. Да вообще и интересно всё это: как никак – приключение.
Вначале хотел поступать в Россию, в МФТИ. Тем же летом одна хорошая знакомая уехала в учиться в Польшу, и под ее влиянием мой курс развернулся с востока на запад. Родители восприняли это несерьезно, потому что не было знания польского. И тогда я начал поиск стран в западной Европе, где я мог бы учить точные науки на английском. Была Швейцария, некоторые вузы в Бельгии, Германии, Финляндии, Швеции, Норвегии и, в конце концов, в Великобритании. Из того списков вузов, которые набрались в разных странах, в топе была только британские. Поэтому туда и поехал.

Что касается переезда. Наверное, именно такие моменты становятся для тебя ключевыми: когда резко меняешь среду, в которой привык находиться. Очень динамично и волнительно. Я даже боялся кому-то рассказывать о том, что собираюсь уехать – не хотел сглазить.Тогда у меня совсем не было опыта работы с документами, поэтому пришлось обратиться за помощью в агентство, которое помогает с поступлением за границу. Как потом оказалось, у них были налажены контакты с конкретными вузами, которые они, естественно, рекламировали активнее остальных. Несмотря на то, что вначале я выбрал один вуз (как раз тот, в котором учусь сейчас), они настойчиво продвигали другой. В итоге я согласился. Ключевым моментом было то, что в Великобритании 12 лет школы, а у нас 11. И для того, чтобы иметь возможность поступить, я должен был догнать этот самый год учебы в школе. Было два варианта: учиться два года (11, 12 класс) в обычной школе в Англии или пройти 1 год подготовительного курса при университете. Решили выбрать последнее: сэкономить время и деньги. Ведь тот самый разрекламированный агентством университет позволял учиться студентам младше 18 лет (а мне тогда было 17).

Для поступления нужно было немного – только сдать IELTS и подать аттестат, а у меня он был сильным. Легче было еще и оттого, что я уезжал вместе с одноклассницей из Лицея в один и тот же вуз. А вдвоем было уезжать намного проще. В первый раз со мной поехал отец, и я до сих пор думаю, что мой отъезд был тяжелее для родителей. Первые пару недель – эйфория: мне казалось, что я просто в поездке и скоро поеду домой. Потом эйфория прошла и стало как-то не по себе, страшно. И домой очень тянуло. Ну а потом прошло и это, а всё то, что происходит вокруг, стало казаться самым обычным. Только позже я узнал, что есть периоды адаптации к новому обществу, которые проходят все. Пока учился на подготовительных курсах, вокруг меня было очень много русскоговорящих. Поэтому я первое время почти не общался с англоязычными ребятами, хотя потом понял, что стоило: английский у меня стал уверенным только к концу второго года в университете.

В середине подготовительного года выяснилось, что после него я могу поступить только в этот же университет. Я очень сильно разругался с руководством: несмотря на то, что вуз был хорошим, он был расположен отдельно от города. Было тяжело находиться в кампусе: Британия не славится солнцем, а там было вообще серо. В итоге мне предложили вариант. Подавать в тот вуз, в который я хотел изначально (University of Bristol) не централизованно (как подают все студенты в Британии в середине года), а в остаточный период – когда университет проводит дополнительный набор, если остаются места. Вариант был рискованный, потому что мне пришлось бы вернуться в Минск, если бы не поступил. Отбор в University of Bristol проводился на основе экзаменов, которые были в конце каждой четверти на курсах. Я их сдал, и все сложилось хорошо – попал туда, куда хотел.

Вокруг меня очень интернациональная среда. Перестроиться и принять ее поначалу тяжеловато. Было что-то вроде высокомерия или недоверия к другим национальностям (наверное, просто защитная реакция), но после это прошло. И в итоге начал понимать, что на бытовом уровне все мы плюс-минус одинаковые: у всех одни и те же проблемы, радости и темы для обсуждения. Понял, что ни в коем случае нельзя закрываться. Сейчас стало казаться, что Земля очень маленькая, просто потому что встречаешь людей из разных уголков и понимаешь, что все они друг от друга не так уж сильно отличаются. Иногда моё поведение казалось недопустимым ребятам из других культур, а иногда их поведение казалось мне чем-то неприемлемым. Но ты по чуть-чуть приучаешь себя быть национально нейтральным и соблюдать линию поведения, которая бы точно не задела другого человека.

Да и людей с различным интересами вокруг уйма. Увлечения очень сильно поддерживаются студенческими кружками и организациями. Студенты сами их создают, привлекают людей и финансирование – все держится на энтузиазме. Такие кружки бывают совершенно разными, начиная от «клуба любителей сыра», танцев, песен и чего угодно до «любителей квантовой механики» или искусства Возрождения. У меня достаточно практическая специальность, поэтому в основном все держится на лабораторных и курсовых. Очень классно, что преподают именно то, что сейчас востребовано или будет таковым в будущем. На некоторых лекциях даже дают материал под подписку о неразглашении, потому что преподаватель еще не успел его опубликовать. А сами преподаватели общаются на одном с тобой уровне (помогает еще и английское you: не понятно, «вы» или «ты»). У университета тесные взаимоотношения с индустрией, всеми силами студентам пытаются помочь с практикой – устраиваются ужины с крупными компаниями, где можно спросить настоящего работника о том, как он туда попал и что ему приходится делать. В основном учеба ориентирована на сообучение, лекции – это просто поддержка. По факту 90% всего времени ты проводишь в библиотеке сам. Никакого контроля – только вовремя сдавай курсовые и приходи на экзамены.

Почти все стереотипы о британцах оправдались. Улыбчивые и приветливые, но близко не подпускают. И правда любят говорить о погоде. Это если о всех слоях населения в общем. Но если общество разрезать, то у каждо прослойки будет своя «начинка». Если ты англичанин, иногда, для того чтобы войти в определенное общество, потребуется не только статус, но даже и акцент. Здесь обращают внимание и на место рождения (у них свои стереотипы о севере, юге, западе и востоке Великобритании). «Не своих» не очень любят: если видят, что ты не британец, отношение сразу настороженное, иногда с каким-то тонким высокомерием (хотя они будут улыбаться и всячески услуживать).

У них, кстати, тоже свои стереотипы о восточной Европе. Люблю рассказывать историю о том, как привез однажды вяленое мясо и на вопрос «что это» ответил, что это мясо волка.

Из общежития выстроилась очередь, чтобы попробовать – восторгались тем, какое оно мягкое, а я говорил, что мы их специально держим волков в клетках, чтобы не были жилистыми. Спрашивали про водку, конечно, и очень удивлялись, когда говорил, что не пью. Они же пьют очень много. Даже у нас так не пьют. Чуть ли не каждый день ребята ходят в паб (это традиция) и выпивают по паре пинт. Не сказать, что чувствую величество Великобритании и глубину традиции – разве что в старых пабах века пятнадцатого ощущаешь. Но мне очень нравится британская инфраструктура – от железных дорог до водоснабжения, и сервис. А самый большой минус – отсутствие бабушкиных драников. У меня такие не получаются (секрет в хрусте – у меня они более мягкие, и не могу понять почему, хотя тоже вкусно)!

Я точно не жалею, что уехал. Не потому что дома плохо. Дома как-раз таки тепло и уютно. Но я стал гораздо шире смотреть на вещи. Я почувствовал, что планета очень маленькая, а от этого появилась какая-то вера в себя. В то, что любые цели достижимы, если работать. Помимо учебы мне действительно приходится очень много работать, чтобы иметь возможность платить за жилье. Хорошо, что университет помогает международным студентам с высокими результатами – мне выделили грант, который покрывает большую часть обучения. Также я понял, что Microsoft и Google не так уж далеко и туда тоже можно попасть: из ребят, которых я знаю, в прошлом году пять выпускников ушли в Microsoft, четыре – в Amazon и пара – в Google). А ещё благодаря учебе за границей я стал больше путешествовать и научился это делать дешево и с комфортом. И, конечно, корочка британского вуза будет котироваться везде».

Аня Митченко, 20 лет, учится в Южной Корее. Программа: изучение корейского языка

Hankuk University of Foreign Studies, Сеул, Южная Корея. Учеба по обмену от факультета международных отношений БГУ

«Это потрясающее приключение – исследовать страну, которая так отличается от всего того, к чему ты привык. Сеул очень крутой город. Люди невероятно дружелюбные, просто невозможно передать, насколько они милые. Природа здесь тоже потрясающая. Ездила на восточное побережье Кореи, к океану: по дороге с обеих сторон от тебя горы, горы, горы – дух захватывает. Так что, если когда-нибудь будет возможность поехать в Корею, обязательно поезжайте.

Аня

Так вышло, что централизованное тестирование для поступления мне сдавать всё-таки пришлось: с республиканской олимпиадой по английскому в тот год не выгорело. Тогда мне посоветовали поступить на лингвострановедение на ФМО. Я подумала, что английский у меня уже есть, а русский и обществоведение можно при желании успеть выучить – и все! Поступила, думала, буду учить китайский, но за день до начала первого семестра передумала: пошла на корейский. И ни разу не пожалела.

На стажировку я поехала по обмену. У БГУ есть договор с несколькими университетами в Корее: в некоторых из них можно учиться на курсах исключительно корейского языка, а в других нужно выбирать предметы и учиться, как обычный студент. Я очень хотела интенсивно заниматься именно языком, поэтому выбрала Hankuk University of Foreign Studies в Сеуле. Сейчас на учебу я хожу с понедельника по пятницу, каждый день у нас – 4 урока по 50 минут, на которых мы занимаемся грамматикой, речью, чтением, аудированием и письмом. Преподают у нас только корейцы, и на занятиях мы разговариваем только на корейском. Из-за этого учишься говорить и понимать еще быстрее. Семестр в Корее длится около двух с половиной месяцев, а в середине и в конце каждого семестра сдаем экзамены. Вообще учиться – легко. Здесь я впервые узнала, что такое готовиться к экзаменам с удовольствием и получать удовольствие от их сдачи. И хотя мне, конечно, бывает страшно, когда я думаю о возвращении назад, я все равно понимаю, что вернусь уже другим человеком, а поэтому и жизнь дома буду строить уже по-другому. И это меня вдохновляет».

Александра Писарук, 24 года. Училась в летней школе Греции. Программа: изучение новогреческого языка

The National and Kapodistrian University of Athens, Афины, Греция

«Новогреческий язык я начала учить еще будучи студенткой филфака БГУ. Моей основной специализацией была «Классическая филология»: древнегреческий и латинский языки. А курс новогреческого языка начался только на четвертом году. Двух пар в неделю было откровенно мало, поэтому я старалась каждый день понемногу учить язык дома. Вступила во всякие тематические группы Вконтакте, узнала о сайтах с грамматическими правилами и тестами и о сайте, где можно выкладывать свои выполненные упражнения, а носители языка поверяют и комментируют ошибки. Вот благодаря этому сайту у меня появились первые греческие друзья. Там же я подружилась с парнем из Москвы, с которым мы решили проводить совместные занятия по скайпу: подобрали учебник и к каждому занятию выполняли один урок из книги, потом вместе всё это проверяли и обсуждали моменты, где ответы отчего-то не совпадали. Занятия, кстати, оказались не только реально полезными, но и очень веселыми.

Еще на первом году изучения новогреческого преподаватель рассказал нашей группе о летней языковой программе для иностранцев – ΘΥΕΣΠΑ (THYESPA), в Афинском университете. Мне сразу захотелось поехать. Тем более, тогда в Греции я ещё не была ни разу. К тому же подкупала возможность получить приличную стипендию и бесплатно поучиться. Ещё и в Афинах – почти сакральном для филолога месте. Пакет документов был небольшой: две рекомендации от профессоров, мотивационное письмо, CV (curriculum vitae – прим. KYKY), анкета и фото. Главное – успеть выслать до дедлайна.

Александра

Примерно через месяц на мейл пришел ответ, что меня приглашают в программу и выделяют стипендию – 500 евро. Счастью не было предела! Меня ждали пять недель в Афинах, ежедневные уроки греческого, экскурсии, новые друзья и, конечно, море! Правда, до жарких каникул надо было еще досрочно закрыть сессию (занятия по программе начинались с первых чисел июня), получить визу, купить билеты и найти жилье в Афинах. С этим я справилась довольно легко: преподаватели шли на встречу, долго не мучили, визу получила тогда еще в Литовском посольстве, купила билеты с вылетом из Киева и нашла недорогую квартиру в районе Калифея (очень близко к морю и относительно безопасно по ночам).

Занятия проходили очень интересно. В основном всем двигала коммуникация: мы постоянно говорили, делали ошибки, смеялись – и так учились. Наши преподаватели обучали нас национальным танцам, мы пели с ними греческие песни, ходили вместе в кино, таверны, пили фраппе и ели гирос – в Элладе без этого никак. У меня в группе были ребята из Украины, Франции, Италии, Испании, Германии, Бразилии, Узбекинстана, Турции. В других группах помимо европейцев были ребята даже из Японии, США, Мексики и Австралии!

Впечатления о программе и о стране в целом самые-самые яркие. Утром занятия, на которые ходишь с удовольствием, после обеда – солнце и море, вечером – посиделки с друзьями в уютных кафе и пляжные вечеринки. А прямо на улицах расту апельсиновые деревья и оливы. Сами эллины (они так рады, когда называешь их эллинами, а страну – Элладой) очень открытые люди: если обратитесь к ним за помощью на улице – все покажут и расскажут, если потерялись, то даже остановят машину и попросят водителя подбросить вас в центр. Однажды так нас, потерявшихся, целый день по Саламину возил мужчина по имени Хрѝстос, показывал красивые виды и достопримечательности, а потом подкинул на крутой пляж. Вообще Элладе всегда улыбаются, даже когда дела не очень: наверное, всё дело в их по-настоящему магическом солнце.

Катерина Будникова, 21 год, училась в летней школе Австрии. программа: социология

Graz International Summer School, Грац, Австрия

«Я хотела поступать в зарубежный университет сразу после школы, но, к сожалению, не смогла этого сделать по личным обстоятельствам. Мне повезло путешествовать достаточно много с самого детства, поэтому я комфортно чувствую себя за границей. Однажды увидела в неком паблике вконтакте про гранты и стажировки за рубежом интересную программу. Заинтересовала она тем, что проводилась по моему направлению и в Австрии, но рабочим языком был английский. На тот момент я изучала немецкий как второй иностранный язык и мне было интересно оказаться в немецкоязычной среде, но при этом не испытывать трудностей: уровень немецкого на тот момент не позволял мне легко учиться. За год до этого я была в Австрии и я почувствовала себя там особенно хорошо, потому мне хотелось вернуться. Условия участия в программе были следующие: необходимо было в срок прислать пакет документов и оплатить взнос в 1300 евро (он покрывал программу школы, непосредственно обучение, питание и проживание в древнем замке Сеггау в австрийском городе Лейбниц, около 40 км от Граца).

Однако Беларусь входила в список стран, студентом которых предоставлялся грант в 900 евро: потому нужно было доплатить только 400.

Меня привлекло то, что летняя школа была заявлена как междисциплинарная и в ней предполагался блок «Media, Society and Culture». Его первая неделя была посвящена понятию public sphere, которое тогда было одним из основных в моей курсовой. А ещё было очень интересно оценить подход европейских профессоров к преподаванию общественных дисциплин и дополнить свои знания по public sphere, которое в моей учебной программе в БГУ не затрагивалось никоим образом. Вторая неделя была посвящена ведению политических кампаний при помощи новых медиа, что тоже очень занимательно.

Все бумаги я собрала и перевела на английский язык достаточно быстро: академическую справку, два рекомендательных письма от университетских преподавателей, мотивационное письмо, заполненную анкету. С досрочной сессией у меня не было проблем, поскольку я практически укладывалась в календарные сроки сессии: последний экзамен был на следующий день после планируемого отъезда, но преподаватель пошел навстречу и разрешил сдать экзамен с другой группой без дополнительной волокиты по получению разрешения на досрочную сессию.

Летняя школа длилась две недели. Каждый будний день начинался с общих междисциплинарных лекций, после обеда следовали семинара по модулям (при подаче заявки нужно было выбрать один из семи). На выходных проходили церемонии открытия-закрытия летней школы, экскурсии в Грац (Австрия) и Марибор (Словения). Всего было 80 участников из приблизительно 30 стран. Ребята, с которыми я познакомилась – очень увлеченные, интеллигентные и талантливые, и я безумно рада, что с некоторыми из них мы продолжаем общаться и ездить друг к другу в гости.

Не могу сказать, что с научной точки зрения я была сильно впечатлена: утренние лекции были далеки от привычной мне позитивистской парадигмы и часто скатывались в обсуждение таких эфемерных материй как «что есть настоящая демократия» или «где начинается ущемление прав женщин». Преподаватель, читающий модульный семинар, дал интересные тексты для чтения, но в семинарской группе я была единственной студенткой, изучающей социологические дисциплины в своей стране, поэтому дискуссия не была научной в полном смысле этого слова. Но, думаю, формат двухнедельной летней школы – это, скорее, общение и обмен опытом, нежели полноценная дискуссия и обсуждение. После поездки я продолжаю учить немецкий язык и хочу дальше учиться за границей, поскольку в Беларуси я скучаю и не чувствую себя комфортно. А в Австрию я смогла влюбиться».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Тусовка гиков хочет свой бар. «Зимняя Орбита» на Институте Культуры

Деньги • Ася Поплавская
На белорусской краудфандинговой платформе «Улей» собирают деньги на занятный проект: бар для гиков «Зимняя орбита». Создателей зовут Егор и Глеб. На вид ребятам всего около двадцати. KYKY заинтересовался, кому нужно новое место и что юниоры знают о ресторанном бизнесе. Кто они: романтики, которые хотят открыть очередной «самый лучший и душевный» в городе бар, или реальные пацаны, понимающие законы рынка?