Работа в Минске: «Я сказала, что ухожу — у меня тут же отняли ноутбук и спрятали»

Деньги • Алина Малахова
Почему зарплата должна быть запротоколирована, всегда ли можно рассчитывать на карьерный рост и заводить дружбу на работе? Алина Малахова, поработавшая на радиостанции, в мужском журнале, концертном агентстве и ресторане, дает советы всем, кто ищет работу в Минске.

Первую часть «Как найти работу в Киеве. Советы бывалой» читать здесь

Вторую часть «Найти работу в Москве можно либо за три дня, либо никогда» читать здесь

Кажется, что в Минске у меня не было работы, которую я могу назвать своим звездным часом. Есть и особенность: я недолго задерживаюсь на одном месте. Хочется развиваться, учиться, узнавать и двигаться, а когда амбиций через край, то и зарплату хочется повыше, и делать готов больше, а возможностей роста нет — зачем держать себя силой? Если выполнять накатанную работу под копирку, очень быстро поймешь, что в слове «еще» делаешь четыре ошибки. Понятно, что для советской закалки тетенек из отделов кадров неясно, почему твое место работы сменяется одно другим каждые полтора года, а то и чаще. Но спешу успокоить: экспертами приведена официальная статистика, согласно которой пиарщики, маркетологи, журналисты, в том числе руководители этих подразделений, могут (даже должны!) при отсутствии возможности роста менять место работы или развиваться на нынешней позиции горизонтально или вертикально — в противном случае стагнация неизбежна, и мы придем к истории с «еще».

Есть расхожий миф о том, что работы в Минске нет. Развею: она есть. Просто не всегда можно получить желанную вакансию в совокупности с желаемым окладом и функционалом. А так — работы валом!

Еще один миф — о том, что в Минске маленькие зарплаты. Они разные. Просто где-то вам могут предложить официальный мизер, а маржу — в конверте. Раньше я была на это согласна. А теперь, видимо, повзрослела, думаю о пенсии, о гарантии того, что получу свои деньги строго в намеченную дату, и, отталкиваясь от этого, планирую бюджет и сбережения. В поговорки, мол, если в молодости себе не заработаешь, не верю. Какие-то деньги в свой социальный фонд ты должен внести, чтобы точно знать, что хотя бы хлеб и корвалол на склоне лет сможешь оплатить сам.

Где подтянуть навыки

Мои родители простые люди — не чиновники, не биг боссы или чьи-то дети. И ни мама, ни папа не могут, при всем желании, помочь мне трудоустроиться с моей специфической специальностью. Они хотели видеть меня врачом, но я ни разу не пожалела, что стала журналистом. Единственное, чего не хватает (думаю, не только мне, а всей пишущей братии нашего государства), так это специальных тренингов, мастер-классов, курсов, коих полно в России. Стоят они немало, потому мало кому доступны. Да и эффективность многих зачастую близка к нулю. Потому, первая рекомендация из опыта (а потратила я немало денег на всякие подобные «учёбы»): тщательно читайте описание курса, «сканируйте» лекторов и пишите по всем вопросам организаторам — никуда не денутся, ответят. Хоть и соврут, скорее всего. Обычно самые классные курсы проводятся бесплатно, на конкурсной основе, под патронажем дипмиссий или учебных заведений. Но если нет возможности дружить с пресс-службойкакого-нибудь посольства, обратите внимание на следующие профильные сайты:

www.ifj.org

www.icfj.org

www.americanpressinstitute.rg

www.foundation.reuters.com (возможна оплата дороги и проживания)

И потом, Литва и Латвия — рядом, там тоже много всяких интересных штук проводят, в том числе, с предоставлением грантов.

Если вы простая девочка или мальчик, вроде меня, то помните, что самостоятельно найти поистине крутую работу в Минске сложно, почти невозможно (имеется ввиду, что и зарплата, и спектр обязанностей, и коллектив, и должность будут устраивать более чем на 200%). В Беларуси те же принципы при трудоустройстве, что и в Москве: кумовство (как говорит моя мама), блат (и сестла, как шутили в КВН), «глаза завидущие» — многие хотят классного специалиста, поэтому имеет место способ трудоустройства благодаря наработанной репутации профессионала. Но тут и хочется, и колется: и спеца — охота, и страшно, что он придет и подвинет тебя из твоего же кресла. Еще сюда же можно вписать сильное везение (особо редко). Например, меня в газету «Комсомольская правда» редактор светской хроники Сергей Малиновский пригласил потому, что ему нравятся мои работы. Причина моего отказа рациональна — хотелось более высокую зарплату, нежели ту, что мне были готовы предложить. Либо миритесь с маленькой зарплатой, в сумме которой вас могут запросто обмануть, если не зафиксированы сроки ее изменения, поводы и предпосылки для оного, либо ищите варианты. Вы удивитесь, но могу сказать из личных наблюдений, что в Беларуси обманывают чаще, чем в других городах. Об этом расскажу далее.

Почему радио круче телевидения

Моим первым местом работы (с трудовой книжкой!) была самая лучшая радиостанция на тот момент, да и на сегодня — «Юнистар». Но до нее были феерические стажировки на «Альфа Радио» и «Радио Витебск», а на втором курсе мне чудом удалось устроиться в АТН. До сих пор помню имя Аллы Рижкевич. Это прекрасная строгая женщина поверила, что я, хоть и немногое умею делать профессионально, но быстро научусь, и дала мне шанс. Так я впервые на радость маме появилась в эфире вечернего выпуска новостей. Дай, Бог, памяти, вспомнить, о чем же был мой дебютный сюжет на госканале…? Позже были еще сюжеты (один сюжет тогда стоил 10 долларов, сколько сегодня, не знаю). А потом в институте отменили свободное посещение, и пришлось оставить чудесный телемир. Но я не жалею! Мне жаль только, что на экранах белорусского ТВ так мало красивых лиц. Очень прошу молодых журналистов хорошенько поштурмовать отделы кадров наших каналов и оставить там свои красивые лица и контакты для этого обязательного «мывамперезвоним». Ну, а вдруг!

Вернемся к первой работе. Мне повезло попасть под покровительство Валентина Середы и Вики Косенюк. Это и специалисты прекрасные, и люди отменные. Я пришла на «Юнистар» третьем курсе знакомиться, на пятом пришла на практику и с надеждой — и мне предложили остаться. Радио — это, я думаю, круче телевидения. Потому что одним голосом нужно научиться передавать то, что на экране можно донести при помощи мимики и жестов. Представляете, каким специалистом надо быть, чтобы это суметь? А они умели. И меня научили.

Как попасть на радио

Конечно, хорошо бы придти туда на стажировку и на деле показать, чего ты стоишь. Или же через соцсети, общих знакомых или отклики на вакансии предложить свои услуги копирайтера, корреспондента или поливателя орхидей в кабинете директора. Не удивляйтесь, иногда приходится начинать не тем и не там. Вот, например, мой бывший коллега, ныне звезда Первого канала Дима Шепелев, начинал ведущим на радио завода «Интеграл», которое работало один час в месяц. Если вы молоды, не бойтесь начать. Делайте хоть что-то! Слава о специалистах разносится быстро. И потом, если вы будете на практике, то, посещая пресс-конференции, интервью или круглые столы, сможете заводить знакомства. Эта работа дает множество контактов — самых разных и очень интересных. Здесь я смогла не только научиться писать, «читать» (да, именно читать так, чтобы тебя слышали, слушали и понимали — с интонацией и расстановкой акцентов). Узнала, что мой голос не визжащий высокий, а низкий и глубокий. Я умею монтировать, записывать, контролировать время посекундно, видеть и находить темы и идеи там, где их нет. И потом — это отличное портфолио! Плюс это единственное место, где не обманули с зарплатой, платили в срок, по установленному курсу в рублях, с премиями. Я ушла с «Юни» спустя почти три года. Грустила, что теряю чудесный коллектив и любимую работу, но радовалась в предвкушении новой. Уходите так, чтобы могли туда обратиться с идеями и предложениями, и вам там были рады, как в моем случае. Это — счастье.

Год в XXL, полгода — в Pink

Никогда не думала, что захочу писать снова, после завершения работы внештатницы в областной газете «Витебский Курьер». Причем, писать почти в промышленных масштабах — быть главным редактором единственного на тот момент мужского журнала в Беларуси. Его не постеснялся и, бросив вызов обществу, открыл фотограф, привез франшизу из Украины. Ему бы вряд ли удалось собрать хороший коллектив и зарабатывать, если бы его партнером не была чудесная девушка Анна Пресс, которая, собственно, и пригласила меня сначала на должность рядового журналиста, потом редактора, и мою кандидатуру на пост шеф-редактора утвердили (по функционалу ты главный редактор, но есть нюансы в законе, которые не позволяют называться так громко) еще через пару месяцев испытаний. XXL Belarus — это мое детище, пусть даже в той редакции его уже не существует. Тогда нашей команде удалось создать продукт, которого доселе не было на рынке. Мы смогли показать уровень — это были эксклюзивные интервью с самыми именитыми людьми, репортажи с кассовых мероприятий, качественные визуальный ряд и текстовая начинка. Команда собиралась сама: кто-то был читателем и просто звонил в редакцию, желая стать одним из нас, кто-то просил знакомых организовать встречу, а некоторые авторы приезжали из других городов и ждали у дверей офиса начала рабочего дня, чтобы познакомиться с командой. Это, кстати, и по сей день действенные методы при трудоустройстве. Работа по 15 часов в день, опыт, ответственность. Именно здесь я начинала учиться генерировать идеи в авральном режиме. Тут я шлифовала то, чему научилась на первой работе: навыки интервьюера, редактора, руководила коллективом и была полностью ответственна за качественное исполнение и наполнение издания. Как воздаяние за труды — прекрасные перспективы в дальнейшем трудоустройстве.

Могу рассказать, как вышло, что я по сей день состою в штате авторов Cosmopolitan Россия: я просто забрасывала письмами электронный ящик редакции. Но я не писала истеричные «Караул, помогите, хочу быть одной из вас», а предлагала конкретные темы. Каково же было удивление, когда я получила письмо из редакции, где мне говорили о том, что я предложила сразу три классные темы. Между тем, я корпела над ними не один месяц (потом я пересчитала письма — их было восемь, в каждом по 7–8 тем). Генерируйте идеи, смотрите на стандартное по-новому, предлагайте просто «новый соус для подачи материала» — это важные умения для журналиста. Гонорары тогда в главном женском журнале я получала в зависимости от объема материала, его свежести и формы подачи от 150 до 300 долларов за каждый.

Дела в мужском журнале шли хорошо. И в какой-то момент было решено открыть еще один — женский. В нем мне был предложен пост выпускающего редактора. В Беларуси главред, шеф-редактор и выпускающий мало чем отличаются — в любом случае, это ответственное лицо. Год в XXL, полгода в Pink, и я ушла. Причины: конфликт с девицей из коллектива (с ней мы, к слову, сегодня общаемся, она тоже ушла со скандалом в скором времени), который руководство разрулить не смогло. Ну и потом, наверное, к этому шло: мне становилось тесно и тяжело: сложный график, недосып, перманентное состояние стресса, у меня не было ни личной жизни, ни времени тратить заработанные деньги.

При этом было много и хорошего: корпоративные мероприятия, подарки от компании, плюшки в офисе, соцпакет к зарплате. Выплаты у нас были серо-белые, чего скрывать, фирмы-то нет. Я жалею о том, что этот журнал вскоре закрыли.

Из этой истории я сделала выводы о том, что зарплата должна быть запротоколирована, чтобы ежемесячно не выпрашивать ее и не получать по кусочку; не нужно заводить дружбу на работе, и постарайтесь обойтись без служебных романов — это может сыграть злую шутку в самый неподходящий момент. У меня был такой роман однажды — в Москве. Непродолжительный, но яркий. Дружим до сих пор, но, видимо, это дело случая. Обычно все трагично.

Маркетолог в ресторане

Сразу после Москвы в моей карьере был ресторан, куда я пришла маркетологом за смешные деньги. Тогда я не выводила зарплату в приоритет, к тому же обещали рост. Я видела слабые стороны, понимала, что нужно заведению, но мое мнение не разделяли: принцип «лучшая реклама — сарафан» — это то, чем я должна была руководствоваться, привлекая гостей. На рекламу не выделялось ни копейки. Листовки, тейблтенты, акционные карты, даже меню финансировались с большим нежеланием. В ресторане на тот момент была неплохая кухня, хороший коллектив и неумелое жадное руководство. Но начиналось все красиво: тебе рассказывают, какие они высококлассные специалисты, и какие прежние работники были плохие. Обо мне, наверное, тоже так говорят кому-то, потому что я ушла со скандалом и недоплаченной суммой в 100 долларов в эквиваленте. Это немного, но и основную часть зарплаты мне пришлось почти физически выбивать: говорили, что у ресторана денег нет, чтобы заплатить. Зарплата у меня была на 80% серая. А через полгода работы мне сказали, что мои смешные 650 у.е. — это слишком много для маркетолога. Зато четыре с половиной миллиона — самый раз (на тот момент — это чуть более 400 у.е.)

Я сказала, что ухожу, у меня тут же отняли ноутбук и спрятали. Самое дикое — это не потерянная сотня, а то, что в первые дни моей работы один из линейных сотрудников, который вводил меня в дела, позволил себе меня послать. Руководство после обращения с претензией на оскорбление при исполнении меня даже не поняло. Как выяснилось позже, матерщина у них была повсеместно, что в Беларуси в принципе распространено (в Москве не довелось наблюдать таких взаимоотношений).

Следующим минусом было то, что в течение полугода мне обещали рабочее место, но я все продолжала сидеть под абажуром напротив барной стойки с телевизором над головой и в окружении веселящейся толпы, забросанная бумаги и обставленная папками. Тем не менее, здесь я завела нужные знакомства в госструктурах, когда оформляла разные документы, немного вникла в бухучет, разобралась в ценообразовании, реализовала несколько неплохих акций, организовала большой детский праздник и фестиваль итальянской культуры. Сегодня я не злюсь. Понимаю, что этот опыт просто был платный. Он окупится, не сомневаюсь. Отсюда еще раз вывод: зарплата должна быть официальной. А то ни кредит не взять, ни жилье не построить. К тому же здесь я вывела еще одно правило: фиксируйте свое рабочее время — приходы, уходы, светитесь под камерами.

Концертное агентство

Затем было концертное агентство. В целом довольно неплохое место, куда меня пригласил знакомый из руководящего состава. Отличный опыт и коллектив, много знакомств, но достаточно однообразная работа (пиарщик в концертном бюро пишет пресс-релизы, рассылает их прессе, потом делает отчеты. И так раз за разом). Договоренности по сумме зарплаты были соблюдены, выплаты в срок, соцпакет, удобный график и место расположения офиса, однако обещанного на старте повышения после испытательного срока так и не произошло. Потому настаивайте на том, что такие моменты были зафиксированы документально. Плюс не сошлись мы характерами с одним из владельцев. Мат, крик, стук по стулу, и я не выдержала — сказала «гудбай».

Моя нынешняя работа — это снова сфера HoReCa. Есть множество нюансов: и несоблюдение договоренностей по условиям работы, и неквалифицированный персонал, и белорусская действительность, которая всячески противится развитию бизнеса при помощи digital-инструментов. Идеальных работ нет, по крайней мере, мне не встречались пока! Я побывала пиарщиком, маркетологом, журналистом и сделала выводы, что нет ничего интересней из опробованного, нежели журналистика! Очень скучаю по ней в чистом виде и рада, что есть в моей жизни KYKY.org и «Большой».

Восемь советов по поиску работы

1. При поиске работы, пожалуй, основными помощниками являются сайты — tut.by, rabota.by, praca.by Сейчас к работодателям, которые размещают вакансии только на бесплатных сайтах, я отношусь с опаской: если они пожалели 200 тысяч на размещение вакансии в большой работной базе на «Тутбай», этого же можно ждать и в последствии от них. Во всяком случае, теория была несколько раз подтверждена, а потому стала аксиомой.

2. При трудоустройстве обязательно спрашивайте о реальной перспективе роста — не то, что «ага, канешна, скора будете у нас тут главным, если будете молодцом», а конкретно — когда, кем, какие вообще планы у компании. Очень часто мягко стелют — жестко спать. Обязательно просите для себя копию вашей должностной инструкции, а также структуру коллектива.

3. Только в Минске я видела такую особенность: твой начальник — это все! Спрашивайте, кто ваш непосредственный босс, кому вы подотчетны.

4. Для себя я решила, что признаком серьезности и монументальности организации может стать наличие в нем полноценного отдела кадров с профессиональным хэдхантером. У нас ведь как: хозяин поговорил, бухгалтер оформила. Вот и сэкономили!

5. Еще не все в Минске понимают, что такое резюме, но я уже писала, что как документ оно архиважно. Пусть даже не все оценят, что оно у вас «с иголочки». Вы будете это знать, понимающий хэдхантер тоже оценит. Только без грамматических ошибок — это моветон! Воспользуйтесь проверкой хотя бы в Ворде.

6. Не надо постить объявление о поиске работы в Фейсбуке. Белорусская мордокнига не «заточена» под это — наша публика, скорее, осмеет и вряд ли поможет. Вы можете его использовать для написания личных сообщений тем, кто мог бы вам помочь с трудоустройством. Но не надо вешать полотен с заголовком «Ахтунг! Ай нид джоб!» и дальше расписывать, какой ты молодец, но работы нет.

7. Не стыдно использовать наработанные контакты. Вы ведь для чего-то их коллекционируете! Иногда малознакомые люди могут сделать для вас гораздо больше, чем близкие. Помните, что просить помощи в поиске работы и трудоустройстве — это нестыдно. Стыдно этого не делать.

8. С начальством лучше на «вы». Чем дольше живу, тем больше в этом убеждаюсь. Ведь если на «ты», и не раз вместе выпили пивка, значит, что теперь сложнее высказать свое недовольство — рискуешь обидеть друга. Если все же панибратство заведено, то в вопросах, которые не требуют серьезного подхода, можно позволять некую вольность с «тыканьем», но при необходимости серьезного разговора переходите на «вы». Если сможете переключиться. Я все же общаюсь преимущественно на «вы».

Обязательно забыла что-то вам рассказать, поэтому если вы где-то меня найдете или увидите, можете спрашивать. Попробую ответить, если буду компетентна.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Франшиза от KFC до Zara. Круглый стол с юристами

Деньги • Саша Романова
Юристы команды «Степановский, Папакуль и партнёры» доходчиво объяснили, каким образом открываются франчайзинговые бизнесы в Беларуси, как работает Zara без официального представителя, на кого в Беларуси подают судебные иски, и с чем столкнется KFC, если бренд действительно придет в Минск.