Витрувианский офис для IT-компании. Фоторепортаж из Social Discovery Ventures

Деньги • Саша Романова
KYKY съездил в Москву, чтобы посмотреть офис международного интернет-холдинга Social Discovery Ventures и рассказать минчанам-айтишникам, каково это – работать в компании, которая инвестирует в приложения вроде Shazam и Dating.com. Обезьяны Олега Кулика, «бабайки» на стенах и атмосфера постоянного творчества – пожалуй, это первый офис на нашей памяти, где программистов вдохновляют современным искусством.

Ехать в Москву было страшно. Этот огромный и злой город обычно посылает тебя, белоруса, на три буквы. В метро хамят, пробки дикие, все бегут, опаздывают и злятся друг на друга. Но в этот раз Москва была настолько ласкова, что захотелось завернуться в белую шубу, лечь на диван и остаться в офисе Social Discovery Ventures навсегда.

Вообще, айтишники – люди многогранные. Один в свободное время может увлекаться спортом, второй – катанием по реке с крокодилами, третий – вышивать крестиком. Дмитрий Волков, совладелец Social Discovery Ventures, увлекается современным искусством. Работники его офиса смотрят на работы художников каждый день. Например, в переговорной у них висят обезьяны Олега Кулика, представителя московского акционизма. «Все начинают глубоко задумываться, когда узнают, что обезьяны – мертвые», – говорит мне эйчар. «Как это – мертвые? Почему?» – Недоумеваю я. «Вот видите, вы тоже задумались».

Когда нам еще в Минске рассказывали про офис Social Discovery Ventures в Москве, говорили, что он очень красивый, потому что его создатели были вдохновлены офисами Google и Twitter. Я была в офисе Google в Дублине, а потому ожидала своего рода игровой комнаты для взрослых людей (разве что без бассейна с шариками, чтобы нырять), где айтишники будут находиться 15 часов в сутки минимум, а потому делать в два раза больше работы. Офис Social Discovery Ventures порвал мне мозг.

Витрувианские инопланетяне, «бабайки» и инженерные сети

Все начинается с лого, изображающего витрувианского человека с двумя парами ног и третьим глазом, который больше двух других. Называется он homo creativus и венчает целую серию корпоративных героев – от Дарта Вейдера до инопланетян. Работники офиса Social Discovery Ventures ласково зовут их «бабайками». Странных существ придумала художница Юлия Косульникова, которая помимо работы над оформлением помещения делала здесь корпоративные фильмы. Вообще, смешение хобби с рабочими обязанностями тут только поощряется. Например, один из работников SDVentures в свободное время печет для корпоративных праздников кексы.

Самого большого из «бабаек» зовут Леша. Это гигантский раскрашенный полузубр, который стоит перед выходом из лифта на нижнем этаже. «У Леши должны были быть колеса под платформой, чтобы охранник вывозил его на прогулку. Но сейчас никто не возит Лешу», – говорит Дмитрий Волков. Сначала сотрудники считали Лешу недостаточно положительным, а когда в пасти появился цветок, существо стало всем нравиться гораздо больше. Зимой ребята надевают Леше белую шубу.

Social Discovery Ventures – первый на моей памяти офис, гармонично сочетающий несочетаемое: прагматичный мозг айтишника и буйство фантазии художника. В приемной перед кабинетом директора висит картина «Менеджер 21 века». Ты чувствуешь себя частью кода, в которую сосредоточенно тупит московский яппи в белой рубашке. Подобный ход я видела ранее у белорусского художника Руслана Вашкевича: герои картины «Иди и смотри» глядят на зрителя с недоумением, и картина меняет смысл в зависимости от того, куда ее поместить: в музей, морг или стриптиз-клуб.

Когда офис Social Discovery Ventures проектировали, ориентиром был взят Центр Помпиду в Париже, где инженерные коммуникации полностью вывернуты наружу и являются частью фасада. Поэтому воздуховоды на потолке тянутся серебристыми змеями, а стены покрыты специальной краской, на которой можно рисовать и писать. Как попытка воссоздать сетевое общение не в корпоративном чате на компьютерах, но оффлайн. Нам же запрещали в детстве портить заборы и стены подъезда? «Когда люди видят, что так можно, они перестают бояться», – говорит Дмитрий Волков.

Нанять 48 белорусов и вступить в ПВТ

У Social Discovery Ventures есть много офисов по всему миру. Например, в Марокко. «Почему в Москву едете? Может, лучше на океан в Касабланку?» – подшучивали минские друзья, когда мы хвастались планами о поездке. Есть у Social Discovery Ventures и представительство в Латинской Америке, и офис в Риге, который ориентирован на финансы, потому что в Латвии более квалифицирован финансовый персонал. В то же время минский офис Social Discovery Ventures – разработчицкий. Понятно, что ездили мы в гости не просто так. Компания намерена расширяться в Беларуси, а потому показывает, чем живет, чтобы заинтересовать наших сильных разработчиков. Мы, конечно, сразу спросили, не страшно ли россиянам, что зарплаты белорусских программистов за время кризиса практически сравнялись с российскими, и в некоторых случаях стали больше?

Сотрудники Social Discovery Ventures не отрицают – да, минский рынок дороже. Но им нужны «бриллианты». В планах – нанять в Минске 48 белорусов и вступить в ПВТ.

Чем занимаются в офисе SDVentures? «Мы – компания в первую очередь инвестиционная. Мы инвестируем в технологии в области Social Discovery, позволяющие людям общаться друг с другом в соответствии со своими интересами», – говорит Дмитрий Волков. Одна из таких технологий – платформа для меcсенжеров компании Layer. Она предоставляет так называемый White lable solution – решение, которое другие компании интегрируют внутрь своих продуктов. У самого мессенжера нет названия.

Дмитрий Волков

«Вот смотрите: когда вы пользуетесь телефоном, он называется айфон, да? Знаете ли вы, какие компании сделали чипы для этого телефона? А таких компаний штук двадцать. Так и здесь: мы продаем не бренд, а компонент к программному обеспечению. Сейчас, например, ведутся переговоры, чтобы этот мессенжер использовал Tinder. У нас есть и свои продукты, один из них – Trip Together, технология для поиска попутчиков по всему миру. Также мы инвестировали в Lingualeo, приложение для общения и изучения языков. У нас большое количество технологий для сайтов знакомств, и мы эти технологии предоставляем, в том числе под брендом dating.com. То есть мы выступаем в качестве инвестора и разработчика», – поясняет Дмитрий.

По словам Андрея, одного из разработчиков компании, в SDVentures круто работать потому, что люди с нижних должностей уходят чуть ли не на руководящие. А вот в Yandex и Mail.ru Андрею было работать скучно. «Можно сидеть на попе, и если технология появится – поехать на конфу её потестить. А здесь можно делать все, если докажешь, что у этого будет бизнес-эффект. Для этого у нас есть целый отдел», – говорит Андрей. Здесь очень гордятся историей Марата, который начинал как разработчик, а сейчас является совладельцем дочерней компании PayOnline, которой принадлежит целый восьмой этаж офиса. В мире Марата гораздо меньше искусства и философии, и он разрешил нарисовать у себя на этаже только пять «бабаек».

Марат (справа)

Как Олег Кулик для корпоратива в Неваде соорудил чат-бота

Понятно, что в офисе, где поощряется буйство фантазии, должны быть невероятные корпоративы. В прошлом году коллектив Social Discovery Ventures выехал в пустыню Невады командой из художников и программистов на фестиваль Burning man. Специально для этого совместно с великим и ужасным Олегом Куликом была создана роботоподобная обезьяна, которая двигалась и говорила. Дмитрий Волков делится воспоминаниями: «Олег очень увлекся технологией. Когда мы начали делать с ним этого Оракултанга, я думал, что это будет просто скульптура. Но буквально через месяц он уже убеждал меня в том, что нужен искусственный интеллект, чтобы эта обезьяна реагировала на язык и движения, отслеживая их глазами. Я был в шоке – вместо того, чтобы делать произведение искусства, он решил заняться нашим делом и соорудить чат-бота. Я говорю: «Олег, подождите, над этой задачей работают лучшие умы человечества уже много лет! А вы хотите сделать за два месяца?» – «Да, конечно!» – ответил Олег.

Его вообще не волновали технологические трудности, и, естественно, как творческий человек, он сказал: «Либо так, либо вообще никак!»

Это был хороший посыл нашим программистам, потому что они такого давно не слышали. Очень продуктивное сотрудничество получилось».

Дмитрий Волков

Мы беседуем в переговорке, где рядом с мертвыми обезьянами Олега Кулика (разумеется, он их не убивал самостоятельно – просто делал портреты чучел в краеведческом музее) соседствуют работы известного российского художника Павла Пепперштейна, а также арт-объект технологического художника Дмитрия Морозова «Silk» – на монитор поступает текущий курс биткоина, и за счёт его колебаний изменяется натяжение струн – получается медитативная музыка. Говорят, похоже на «мелодию гномов, добывающих золото в пещерах». К слову, Silk – это название онлайн биржи, которая имела миллиардные обороты (как Aliexpress, только «черная»), пока её не прикрыл ФБР. Мне хочется пошутить: если SDVentures будут устанавливать похожую инсталляцию в Минске, можно сделать музыку на основе колебаний курса доллара – белорусов будет просто не оторвать от такого арт-объекта.

Вообще, офис SD Ventures хорош тем, что здесь хочется быть умнее, чем ты есть

Понять запредельное, приоткрыть третий глаз. Пофилософствовать, в конце концов. Философия имеет большое значение для CEO компании. Дмитрий Волков – кандидат философских наук, основатель Московского центра исследования сознания при философском факультете МГУ и автор нескольких книг по теме изучения сознания. Кроме того, Дмитрий является членом попечительского совета Фонда поддержки Третьяковской галереи.

Волков с удовольствием рассуждает об общем для миров IT и искусства: «Художники, особенно современные, видят мир не глазами обывателя. Они постоянно ищут новый ракурс того, что уже существует. Та же тенденция необходима в технологиях. Ведь самое страшное – это инерция. В технологическом бизнесе так нельзя – если будешь делать, как было вчера, то завтра ты не выживешь как компания. Если бы Генри Форд спрашивал у обывателя, какой транспорт ему нужен, люди бы говорили: «Ну, нам нужно, чтобы лошади потребляли меньше овса и кареты были более устойчивые». Его ответом на это стал автомобиль примерно по такой же цене, что и лошадь. Есть ожидания рынка, которые можно удовлетворить. Но всегда есть возможность придумать что-то еще, что превзойдет ожидания потребителя».

Эту идею иллюстрировал и технологический художник Дмитрий Каварга на лекции для сотрудников, которой закончился наш день в офисе компании. Он показывал на экране свои интерактивные кинетические sci-art инсталляции и биогенные скульптуры: это были лава, нефть, внутренности собаки, которые выставлялись в музее академика И. П. Павлова.

Программисты задавали очень профессиональные вопросы: «А кто вам все это программировал? Как стекает лава, кто за пультом сидел?» То есть их не интересовал момент морали и провокации. Им было интересно, как все работает – как мальчишкам в гараже, которые рассматривают строение крыльев жука. В этот момент я подумала: в нашем мире программисту позволено все. И если IT-индустрия поддерживает современное искусство, то это большая удача для художника и мира в целом. Ведь своевременная встряска и провокация сделает нас всех только лучше

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Фотографии и прочее» — $1840. На что ректор ЕГУ тратил деньги университета

Деньги • Сергей Харитонов
На днях стало известно, что ЕГУ лишился гранта от Совета министров Северных стран. Решение, принятое после аудита от компании Deloitte, фактически ставит крест на беларуском «университете в изгнании». Экс-президент Ассоциации выпускников ЕГУ Серж Харитонов получил копию аудиторского отчёта и радует читателей KYKY рассказом о том, как стрелять себе в ногу и при этом выглядеть замечательно.