«Я боюсь, что меня посадят». С какими проблемами беларуский бизнесмен идет к психологу

Деньги • Анна Златковская
Человеку, который живет от зарплаты до зарплаты и ненавидит всех, кто умудрился в этой стране заработать денег, кажется, что у этих «богачей» нет проблем, кроме выбора запонок и приличного вина сорта пино-нуар. Однако бизнесмен – тоже человек, и частый посетитель психологов. KYKY стало любопытно, что гложет людей, которые оперируют большими компаниями и суммами денег – и мы расспросили об этом известного психолога, медиатора, эксперта по межличностным отношениям Олесю Пономаренко.

KYKY: Как бизнесмены выходят на вас и что для них важно в выборе психолога?

Олеся Пономаренко: Всем моим клиентам, зачастую это очень обеспеченные люди, крайне важно, чтобы специалист умел молчать, не рассказывая о том, какие клиенты к нему приходят. Ни единым словом, учитывая то, что многие из них на виду. Это персоны из шоу-бизнеса, крупные бизнесмены, политики, не только беларуские, но и российские и украинские. Им важны личные встречи, в силу их публичности и занятости они не посещают тренинги. Секретность и анонимность крайне важна.

Приходят такие люди в основном по рекомендациям. Мои клиенты делились со мной, что прежде, чем ко мне обратиться, они наводили справки: насколько чистая у меня репутация и насколько можно мне доверять. Получается, что они советуют меня друг другу, но при этом никогда не узнают, приходил ко мне этот человек или нет. Все строго конфиденциально. Хотя много лет назад был забавный случай, когда один российский политик приехал ко мне на консультацию, но примчал с маячками, в сопровождении охраны – все это целая делегация автомобилей. Приехал вроде как анонимно, но с апломбом президента.

Еще один немаловажный нюанс – успешность и статус самого психолога. Человеку важно, чтобы он пришел, и на него не смотрели снизу верх, открыв рот, чтобы с финансовой точки зрения психолог был хотя бы условно наравне. Представь, бизнесмен будет рассказывать о доходах, о многомиллионных контрактах, своих проблемах, а психолог вместо того, чтобы думать, как помочь клиенту, будет считать эти суммы в уме, давясь от зависти. Для меня как психолога важна боль моего клиента и решение задачи, которые он передо мной ставит.

Топ-5 проблем беларуского бизнесмена

KYKY: Бизнесмены не признаются, что посещают психолога, потому что это стыдно или им важно казаться успешным и человеком, лишенным проблем?

О. П.: Это часть их имиджа. И это оправданно и это понятно. Порой они приходят с вполне невинными вещами. Поход к психологу – это ведь не поход к психиатру. Но многим бизнесменам стыдно прийти к психологу. Хотя очевидно, что мы не лечим сами себе зубы, а обращаемся к стоматологу, не ремонтируем автомобиль сами, а обращаемся к механику. Но почему-то когда наша психика зашла в тупик, пытаемся выбраться самостоятельно, а не идем к специалисту и стесняемся в этом признаться.

Фото: Eric Kim

KYKY: Можно озвучить топ-проблем, с которыми обращаются важные клиенты?

О. П.: Во-первых, сам бизнес. Происходит не так, как хочется. Вдруг все начинает рушиться. Он развивался, развивался и вдруг оп – потолок, дальше не видно перспектив, отчего возникает чувство дискомфорта. В этих случаях важно найти то, что заблокировало рост человека и убрать помехи.

Во-вторых, приходят с проблемами в отношениях и разводах. Если приходит женщина, то это тема построения отношений и измен мужчин, вопрос поиска партнера, который будет ее устраивать. А у мужчин – проблема построения отношений с новой женщиной. Обычно мужчины, которые ко мне обращаются, – это люди от сорока лет, под пятьдесят и старше. Их вопрос – это развод с женой и новые отношения с будущей пассией.

Жена проходит этапы потери, мужчина выстраивает отношения с новой женщиной, и чаще всего она молодая. Есть еще дети, партнеры по бизнесу, и развод – это, как правило, дележка имущества. А им действительно есть, что делить.

В итоге мужчина приходит ко мне совершенно запутавшийся от навалившихся проблем. Говорит: «Помогите, я задолбался», – и мы начинаем искать выход. Иногда это даже совместные переговоры со сторонами конфликта, иногда это личная работа с каждым участником процесса.

Еще одна весьма распространенная проблема: работал, работал, всего достиг. Квартиры, машины, яхта в Италии, пиджак от Armani, и тут бац – возникает тупик и вопрос: «А нафига мне все это надо»? Люди теряют смысл жизни и на этом фоне кто-то даже бросается в религию, причем с ярко-выраженным фанатизмом. У меня был случай, ко мне привезла своего мужа одна дама из Украины. Она стала просить за супруга, который работал на износ, все было хорошо, а тут загрустил и резко ударился в религию. Увешал особняк иконами, кругом свечи огромные, начал делать крупные пожертвования в церковь. И все это вроде неплохо, супруга не была против пожертвований, но проблема в том, что мужчина и в религии не находил спокойствия и смысла жизни.

Кто-то начинает пить. Не скажу, что таких клиентов много, но они есть. Пьют мощно, с дорогим алкоголем, вечеринками, девочками. Но в какой-то момент осознают, что это не приносит им удовлетворения. Кто-то умирает, кто-то подсаживается на антидепрессанты, а кто-то решается наконец прийти к психологу.

В итоге мы ищем причину возникшего тупика и даем клиенту заново ощутить смысл и вкус жизни. Важно понимать, что у каждого свое предназначение, и мы в жизнь пришли не только есть, пить и спать, но люди об этом забывают. Это тема глубокого осмысления.

Четвертая главная проблема – банальная: расставание с любимым/любимой. У меня была клиентка, план которой был убить своего бывшего. У нее было несколько вариантов убийства, например, нанять проститутку, больную СПИДом, и заразить бывшего или нанять убийцу. Она пришла ко мне на встречу с ультиматумом: «Если я не смогу его вернуть, то я его убью». Я выдвинула такой же четкий ультиматум, что если она не откажется от этой идеи, я не буду с ней работать. Тем более, учитывая угрозу жизни другого человека, я обязана была сообщить об этом в органы. Как только девушка вышла из эмоциональной зависимости, эта ситуация потеряла для нее смысл.

Фото: Fulvio Bugani

Ну и завершает топ психологических проблем адаптация – если говорить о наших эмигрантах в Германии, Штатах, Новой Зеландии, Эмиратах. Вопросы о внедрении в незнакомую среду. Некоторым трудно влиться в незнакомый мир, отсюда есть проблемы с психикой, депрессия, тоска и другие проблемы. Работаю с ними по скайпу.

«Она со мной только из-за денег?»

KYKY: Возникает ли у бизнесменов мысли, что с ними общаются только ради денег?

О. П.: Конкретно с такими запросами не приходят. Бывает, выясняется в процессе общения, когда всплывает момент недоверия к женщинам, что они вступают в отношения с ними из-за высокого уровня достатка. Мужчины-бизнесмены часто задают вопрос: могут ли они доверять своей новой девушке? Она может быть хороша собой, устраивать как любовница, по каким-то другим вопросам, но он не понимает, можно ли ей верить. И тогда возникает вопрос, как проверить, что девушка с ним не только из-за денег. Для меня вопрос стоит так: почему мужчина об этом задумался, что его подтолкнуло к недоверию?

У меня был клиент, ему было 52 года, его женщине 27-28 лет. Он говорил: «Я же старый для нее, почему она меня выбрала…» А при этом сам ухоженный, стильный, спортивный, при деньгах. В итоге ему объясняешь, что с ним все в порядке. Проблема эта лежит глубже, но иногда достаточно объяснить мужчине, что он действительно крут, и женщина рада быть с таким спутником, который умен, хорош собой и дает ей чувство стабильности.

KYKY: Обращаются ли к психологу, чтобы помочь решить проблемы связанные с рабочими моментами? Заключение контрактов, проблемы с партнерами, другие нюансы?

О. П.: Да, с этим обращаются, чаще всего мужчины. Просят помочь, например, составить психологический портрет партнера, здесь больше не как психологу обращение, а как медиатору, (хотя важно, когда медиатор тоже является практикующим психологом). Как себя лучше презентовать на переговорах, чтобы их выиграть. Тут важно, отчего возникает волнение, – мы разбираем портрет оппонента и планируем, как провести разговор, настраиваемся на нужное состояние.

Например, ко мне приходил один бизнесмен, около сорока лет. Ему предложили заключить очень выгодную сделку. И он сомневался, потому что ему предлагали слишком выгодные условия, пытался найти подвох, с чего вдруг такой подарок. Мы с ним выясняли нюансы, и нашли ту выгоду, которую он представлял для своих партнеров. Этот бизнесмен обладал очень значительными связями и им, очевидно, было нужно это партнерство, чтобы выйти на нужные контакты, которыми обладал этот человек. Для него это оказалось приемлемым.

Бизнесмен боится тюрьмы, а бизнесвумен – менеджера среднего звена

KYKY: Есть ли у тебя клиенты, которые побывали в местах ограничения свободы?

О. П.: Да. Но обычно они приходят не сразу после отсидки, сначала они заново восстанавливают свой бизнес, налаживают дела, связи. А потом приходят с теми же проблемами, которые мы обсуждали.

Мало того, ко мне приходят клиенты, которые понимают, что им грозит заключение. Они просят помочь им побороть страх.

Они боятся, что не могут за себя постоять, находясь уже там. Есть те, которые гипотетически бояться тюрьмы. Они приходят к психологу с проблемой, что подсажены на антидепрессанты, которые им выписывает доктор, и ищут варианты, как можно справиться со стрессом другими способами. Начинают испытывать еще большую тревогу, что заключение под стражу лишит их психотропов и они совсем не справятся со своим нервозным состоянием.

Бывают очень милые моменты. Когда приходит клиент, который не курит, ведет здоровый образ жизни, но он понимает, что все может случиться, и ему грозит тюрьма. Моя задача – придать ему мужественности, грубо выражаясь, включить брутала. Разобраться с причиной страха, который может быть рациональный, или наоборот иррациональный. Мы с ним работаем, и – так забавно – уходя, он просит сигаретку, чувствуя себя бесстрашным львом, готовым хоть завтра попасть за решетку.

KYKY: Поговорим о бизнесвумен – есть у них особенности обращения к психологу, в отличие от мужчин? Что их больше волнует?

О. П.: Как правило, это отношения. У бизнесвумен есть деньги, внешность, мозги, статус, а мужчины – нет. На самом деле, эта тема отдельной статьи: почему женщины под сорок (успешные и богатые) часто остаются одинокими.

Так вот она одна. Общество считает и давит, что рядом с такой шикарной женщиной должен быть такой же статусный мужчина. Во-первых, на всех статусных мужчин не хватит, во-вторых, женщине не нужны деньги, ей нужна банальная забота и внимание. И дело не в статусе, а том, чтобы рядом был тот, который не зажимает ее в рамки. Так они и говорят: «У меня все есть, а мужика нормального нет, и где его найти? Или приходят с вопросом: «Как мне женить того, кого хочу?»

KYKY: Успешные женщины комплексуют завязывать отношения с обычными мужчинами среднего звена?

Фото: Джефф Уолл

О. П.: Все эти женщины находятся в определенных тисках социальных ожиданий. Общество ждет, что с такой королевой будет такой же король под стать. Что, увы, проблематично. А мужчине, неважно, какого уровня у него заработок, надо, чтобы женщина была сексуально привлекательна, чтобы она была комфортная, учитывала его интересы и понимала. Только у мужчин выбор большой, для них статус женщины далеко не на первом месте. А женщина, забравшись наверх, ищет себе под стать. Только выбор получается ничтожно мал. Отсюда и возникают проблемы в поисках нужного партнера. И да, женщины, поискав богатых и статусных, приходят к тому, что надо снизить планку и перестать испытывать дискомфорт от того, что рядом с ней обычный, к примеру, специалист по продажам, учитель, госслужащий, а не учредитель крупной компании. И данный союз может быть вполне успешен.

Айтишник, который уже невостребован

KYKY: Можно выделить какую-то особую группу клиентов, которые стали к тебе обращаться в силу каких-либо особенностей?

О. П.: Интересная тема – айтишники. Они длительное время были на пике. У них хороший уровень заработка, но сейчас они столкнулись с тем, что очень высока конкуренция, произошло падение заинтересованности в их услугах и не все сгодились за рубежом. Многие переживают, что успеха не достигли, и задаются вопросом: отчего так получается? Не знают, что делать, куда двигаться или стоит вообще менять сферу деятельности. Зарабатывать надо, а востребованности такой высокой уже нет. Они спрашивают: «Это я что-то не так делаю, или вопрос в перенасыщении рынка»? Задача – выяснить, что держит человека сделать тот самый рывок в карьере. Здесь помощь психолога состоит в том, чтобы понять, что сдерживает человека в его профессиональном росте, снять эту блокировку и адаптировать новое состояние к текущей ситуации.

KYKY: Классический вопрос: что может вывести из равновесия психолога?

О. П.: Была у меня одна клиентка, она переживала тяжелый развод с мужем. И все бы ничего, но она была очень артистична, с подвижным большим ртом, жестикуляцией. И что бы она ни рассказывала, насколько драматична ни была ситуация, отчего-то это выходило ужасно смешно. Я держалась, как могла, чтобы не рассмеяться. Пока однажды она мне не стала жаловаться на то, что муж запихнул ее на американские горки, защелкнул страховку, и она улетела.

Она стала показывать весь ужас, который пережила, как поехала машина, как она стала громко реветь во весь свой огромный рот. Мне было очень стыдно, но я не смогла не расхохотаться.

Вот такой дар у этой женщины, комедийная актриса, и все тут. Обижаться на меня она не стала, осознавая свой «дар».

На самом деле, мои сессии проходят зачастую в легкой и непринужденной атмосфере. Я как психолог придерживаюсь четкой позиции: с вами, люди, все в порядке, не верьте тем, кто говорит, что с вами что-то не так. Никто не имеет права нас осуждать, да и нам самим этого не нужно делать. Тупик может случиться с каждым, и задача психолога – помочь найти выход.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Попасть в IT и «чтобы начальник не был дебил». Беларусы говорят о работе своей мечты

Деньги • Дмитрий Качан
Кажется, что мы мало чем довольны в своей жизни, но когда KYKY вышел на улицы Минска, чтобы спросить людей, что такое работа их мечты, наш тезис потерпел тотальный крах. Да, мы узнали, что айти тоже может надоесть, деньги – не главное, а если «начальник – дебил», то лучше уж быть тунеядцем. Но, как бы космически это ни звучало, люди говорят, что любят свою работу.