Я работаю с банками и финансами, но зарабатываю на паблике «Налейте женщине водяры»

Деньги • Ирина Михно
В «ВКонтакте» есть пубертатный паблик на 220 000 человек «Налейте женщине водяры». В 2013 году его создала и ведет до сих пор беларуска с образованием экономиста Настя Козловская. Когда она поняла, что страница с весёлыми картинками и попсовой музыкой разрослась до сотен тысяч человек, решила устраивать в Минске вечеринки по своим же плейлистам. KYKY поговорил с Настей о том, почему репертуар Меладзе побеждает здравый смысл и как зарабатывать с паблика больше, чем в финансовых компаниях и банках.

В детстве я вела дневник – записывала свои мысли в общую тетрадку с изображением куклы Барби. Выросла, поступила на экономический факультет БГУ и завела Twitter. Ты же не будешь выходить на улицу и кричать о том, как все плохо: какие преподаватели в университете тупые, как сильно бесят одногруппники... Поэтому изливаешь душу незнакомым тебе людям в интернете. Изначально в Twitter я не выкладывала свои фото, была инкогнито. Буквально за месяц собралась первая тысяча подписчиков. Потом я поняла, что мне не важна конфиденциальность и рассекретилась. На меня начали подписываться друзья и знакомые, но я продолжила писать все, что хотела, часто используя мат. Сейчас в моем Twitter, вроде, 77 тысяч подписчиков.

Название, которое придумали коллеги из банка

Моя «интернет-карьера» началась в 2010 году, когда я поняла, что банковская сфера мне не интересна и захотела вкладывать душу во что-то другое. Я никогда не думала, что у меня сложная профессия, поэтому не искала способ от нее отдохнуть. Раньше работала в банке в отделе продаж, сейчас числюсь в штате компании, которая занимается микрофинансами. Но я не считаю эти занятия предельно серьезными. Может, я просто человек такой?

Паблик «Налейте женщине водяры» появился в 2013 году. В моей жизни тогда был сложный период. Из-за своих женских терзаний я постоянно тусовалась, либо просто сидела дома и в одиночестве пила вино. В один момент, естественно, в состоянии алкогольного опьянения, мне стало скучно, и я решила создать паблик в «ВК». Предпосылки для его создания уже были: часто на тусовках с друзьями именно я составляла плейлисты вечеринок и, чтобы они не потерялись, делала посты с подборкой музыки у себя на стене. Они собирали много лайков, поэтому я решила перенести все это в отдельный паблик. Сделала репост в Twitter – попросила подписаться у своих пяти тысяч подписчиков, рассказала друзьям – и так пошло, поехало. Кстати, многие коллеги подписаны на мой паблик, некоторые даже помогли придумать ему название. Однажды, когда я еще работала в банке, мы отмечали корпоратив. Естественно, ближе к вечеру все были очень пьяные и интересные – я, например, часто просила коллегу налить мне. В первый рабочий день после корпоратива шла по офису, а мне вслед кричали эту фразу – так она и приелась.

Многие, кто серьезно занимается раскруткой пабликов, знают основы SMM – это однозначно не моя история. Друг как-то пытался познакомить меня со статистикой по паблику, я посмотрела на графики и просто ушла. Понимаю, что мне бы пригодились знания, но я не хочу разбираться в этом. У меня все искренне. Да и я уверена, что любая деятельность, которая совершается от порывов душевных, а не из жажды популярности, в итоге становится более известной.

«Могу лежать в ванной и получать сообщения, что кто-то себя прорекламировал и заплатил»

Сейчас мой паблик монетизирован, но я не делаю ровным счетом ничего, чтобы там публиковалась реклама. Даже не пытаюсь разобраться, в какие часы активность пользователей больше, хотя честно смотрю на объясняющие этот феномен цифры. Рекламодатели все делают сами, у нас автоматические отношения. При помощи рекламной биржи они в нужное им время сами запускают рекламу – я могу лежать в пене в ванной и получать сообщения, что кто-то себя прорекламировал и заплатил. Хорошо помню, как в паблике появилась одна из первых реклам: компания попросила на протяжении месяца рекламировать средство для похудения за сто долларов. Мне было все равно, что пиарить – это же сто долларов! Поэтому я согласилась, а заработанные деньги потратила на AliExpress. Очень веселит, когда подписчики пишут в комментариях под рекламным постом: «Молодец, Настюха, наконец-то начала деньги зарабатывать».

Сейчас в паблике около 220 тысяч подписчиков. Многие отказываются верить, что для меня это не способ заработка, а просто for fun. Кто-то спортом занимается, а я паблик в «ВК» веду. У меня есть основная работа, от которой я не планирую отказываться. Когда в детстве спрашивали, о чем я мечтаю, говорила, что хочу зарабатывать деньги на своем увлечении – детская мечта однозначно исполнилась. Хобби сейчас приносит мне больший доход, чем официальное трудоустройство – многие коллеги интересуются, почему я все еще хожу в офис. Отвечаю: я не считаю прибыль от паблика и вечеринок постоянным доходом. Возможно, я просто типичный беларус и не могу жить без стабильности. Ради денег можно и нужно работать в офисе, что я и делаю. Я же знаю: если захочу уйти, уйду, но еще со времен банка научилась разговаривать с клиентами и параллельно делать пост в паблике. Так что в офисе мне не скучно.

Феномен Меладзе и грамотный Twitter

Мой день проходит довольно просто: просыпаюсь, завтракаю, иду на работу. У меня нет плана публикаций, суть работы над пабликом в том, что ты делишься с людьми эмоциями, которые сам испытал в течение дня. Песней, услышанной в маршрутке или магазине, случайным диалогом. Многие посты делаю на основе новостей. Например, увидел в Instagram запись про развод Дакоты и Влада Соколовского, запостил ее себе в паблик с дикими комментариями Оли Бузовой и получил очень много лайков и комментариев. Ну, или просто нашел смешную картинку и подобрал к ней песню «из головы». Про политику я никогда ничего не постила, считаю так: если не разбираешься – не пиши. А я не разбираюсь. Но в одном я уверена на 100%: когда активность подписчиков падает, нужно просто запостить пост с песнями и фото Меладзе – наберешь несколько тысяч лайков за пару часов. Все любят Валеру.

Консилиумов по поводу наполняемости паблика никто не собирает. Такой подход к социальным сетям у меня развился еще со времен Twitter. Когда у меня не было паблика, но уже были подписчики на этой площадке, я жила в Малиновке. Добиралась до дома сначала на метро, а потом ехала еще пару остановок на троллейбусе. Поверьте, когда в одном из транспортов в час пик кто-то начинает толкаться, в голове сразу же появляется куча идей для твитов. И очень часто многие из них становятся популярными. Выглядит это курьезно: одной рукой держишься за поручень, второй набираешь твит, судорожно проверяя его на ошибки. В Twitter всегда нужно быть начеку и проверять посты на грамотность. Иначе наберет твой твит популярность, его запостят в какой-нибудь «МДК» или «Прояснилось», а у тебя в нем ошибка – это плохо. В «Вк» же можно публиковать посты, не обращая внимания на орфографию и пунктуацию. Конкретно в моем паблике сейчас активно работает «предложка» – я публикую посты, которые предлагают мне подписчики. Никогда ничего в них не правлю, а зачем?

Паблик очень быстро разросся – первые десять тысяч подписчиков появились буквально за месяц. Так же быстро пришли и первые пятьдесят тысяч. Сейчас прирост людей стабильный – как я люблю (смеётся). Мне кажется, собрать в одном паблике за пять лет больше 220 тысяч людей – это не вау, но хорошо. А для паблика с названием «Налейте женщине водяры», где постят песни и смешные картинки, это как раз очень большая цифра.

А потом мы начали делать вечеринки

Когда паблику исполнился примерно год, мы с подругой сидели на кухне, пили вино, слушали, конечно же, Меладзе и думали: классно было бы устроить вечеринку, где включали бы музыку из моего паблика. Никто не мешал танцевать на кухне, но идея была в том, чтобы делать это на полноценной дискотеке. Но я ленивая, поэтому сама не бралась за реализацию своих же мыслей. А потом познакомилась с парнем Димой, который успел стать мне хорошим другом, братом и коллегой. Сначала он просто помогал мне вести паблик, однажды сказал: «Настя, в паблике очень много подписчиков, давай делать вечеринки, я помогу». И мы замутили первую вечеринку. Думаю, если бы не этот парень, я бы продолжила сидеть на филейном месте ровно – поднимать его с дивана самому очень сложно.

Предыстория: на свой 27-летний день рождения я плакала, поэтому 28-й решила отметить весело и по-молодежному – так мы устроили первую вечеринку. Я была уверена, что никто кроме моих друзей на нее не придет, но все равно сняла клуб. Заранее отложила из кармана деньги за его аренду – думала, что затея не окупится. Билеты на вход продавались по пять рублей и только «на месте». В каком же я была шоке, когда увидела ажиотаж – очередь стояла бешеная. Меня даже охранник не выпустил на улицу, потому что в этой толпе люди друг друга просто «убивали». Мы поняли, что формат нашей дискотеки может быть успешным в Минске и начали их устраивать раз в пару месяцев. Ставить на конвейер это дело не хочется, так оно из душевного превратится в тупое зарабатывание денег. Да и людям быстрее надоест. Вообще нас периодически просят выступить на фестивалях и больших мероприятиях. Например, в октябре мы будем играть на вечеринке студентов БНТУ. А вот на корпоративы не зовут – а я очень хочу, даже мечтаю на таком событии выступить. Да хоть на празднике в честь колхоза «Белая зорька» – не знаю, какие другие нормальные компании смогут в качестве музыкального гостя позвать нас. Я бы и на свадьбе сыграла.

Спустя время нам пришлось поднять стоимость билета – чтобы не делать дискотеку в стиле «мы включаем музыку – вы танцуете». Мы хотим делать шоу. У нас появились дополнительные расходы на закупку конфетти, серпантина и других штук. Человек должен запомнить нашу вечеринку, рассказать о ней в своих сториз – иначе зачем все это? Мы с Димой говорим всем, что он – диджей, а я – гоу-гоу танцовщица. Людям нравится, им весело. Но на самом деле мы проводим очень большую работу, чтобы все выглядело так легко и непринужденно. Честно, не помню, сколько мы в итоге заработали на первой вечеринке, но это были небольшие деньги – мы очень много потратили. Сейчас денег с дискотек хватает на хлеб с маслом – с одной тусовки мы получаем чуть больше, чем принято считать средней беларуской зарплатой.

Многие спрашивают, почему наши дискотеки стали популярными – да потому что в Минске очень много любителей посидеть, выпить вина на кухне и послушать простую музыку. Мы даем им возможность потанцевать на большой площадке. К тому же это новый-старый формат. Я была в минских клубах последний раз в году 2011-м – думаю, с тех пор там ничего не изменилось. По-прежнему этот пафос, мальчики не беларуской национальности, которые пришли «снять» девочек на каблуках и «туц-туц» из колонок. Еще в Минске есть рейвы – места, в которых как раз нет дресс-кода, но играет техно. Наши вечеринки любят те, кто устал от пафоса и техно – поверьте, таких людей очень много. Просто вы их не замечаете, потому что они чаще всего слушают группу «Виа Гра» и танцуют дома под Шакиру.

«В Минске очень много зажатых людей»

На последней вечеринке случилась неприятная ситуация: люди прошли по фальшивым билетам. А наши билеты с чек-баром, поэтому в итоге за чье-то пиво пришлось платить из своего кармана. Но есть в этом и позитивная сторона: если начали подделывать проходки, значит мы в тренде. Но мы уже начали придумывать, как с этим бороться.

В Минске очень много зажатых людей. В том же Питере человек может преспокойно надеть костюм Киркорова и прийти на дискотеку – у нас подобное делать боятся. Мы хотим изменить это, поэтому стараемся быть вечеринкой, где люди бы не боялись экспериментировать и быть смешными. Лепили на лицо как можно больше страз и надевали нелепые костюмы. Нашим гостям не нужно специально вынаряживаться, им нужно сиять. Наша основания аудитория – от 18 до 23 лет. Но иногда приходят и люди старше 30. Помню, когда мы выступали на Vulitsa Ezha, около сцены стояла девочка лет двенадцати и наизусть пела песню Тату «Нас не догонят». Очень многие знают хиты групп из 90-х: и студенты, и работающие, и даже подростки.

Сейчас мы выступаем только на одной минской площадке – в клубе «Брюгге». Один раз устраивали закрытое шоу для подписчиков в Москве. У нас есть большое желание расти и меняться, поэтому хочу сделать небольшое заявление. Директоры площадок на тысячу и больше человек: если вы читаете этот текст и у вас есть желание поработать с нами – пишите мне, договоримся. С вас – хорошее место, с нас – деньги за аренду и аудитория, которая купит алкоголь в вашем баре. Будем делать шоу, пока весь Минск на них не сходит.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Через пару лет совместного бизнеса мы перестали заниматься сексом». Рассказ экс-партнёров с двух сторон

Деньги • Ирина Михно
Этот текст – чистый эксперимент и для редакции (мы никогда так сильно не залезали в душу к людям бизнеса), и для героев (они общались с журналистом по-отдельности и не видели до публикации монологи друг друга). Дмитрий и Ирина больше пяти лет спали в одной кровати и создавали общий проект, но если бизнес в итоге оказался успешным, то отношения закончились после достаточно долгой агонии. Сейчас у каждого из них есть новые отношения, но они остаются деловыми партнёрами. KYKY честно публикует две стороны одной истории. Единственное, что здесь изменено – имена героев. Но это вынужденная мера для чистоты «исповеди».
Новое
Популярное