Запрет на переработку, лень и жёсткий график. Как ведут дела ИТ-компании разных стран

Деньги • Дмитрий Качан
С кем проще работать: с беларусом, немцем или швейцарцем? Можно ли назвать беларуский ИТ-сектор европейским или пока нам об этом рано говорить? KYKY спросил о ментальной разнице в деловых вопросах людей, которые ведут проекты с разными странами: Team Manager`а Елену Фурс и Business Unit Manager`а Юрия Кучмеля из компании Helmes, а также с Анну Козус – программиста из Abat. А Заодно сравнили зарплаты и стоимость жилья в столицах тех стран, о которых идет речь.

Эстония. Очень трепетный подбор новых работников

Лена. Team Manager, Helmes: Разница в подходах к работе у нас и эстонцев в том, что в Эстонии процесс подбора кандидатов выстроен так: они тщательно ищут идеального сотрудника, который совпадает с культурой компании. Они ищут человека, который сможет заполнить определенное место. Не просто разработчик, который подходит по скиллам. Обращают внимание на софт-скиллы (ответственность, коммуникабельность, эмоциональный интеллект), потому что компания, прежде всего, рассчитывает на долгосрочное сотрудничество. Если человек мотивирован заниматься только определенным стеком технологий, он не будет развивать компанию. С ним рано или поздно будет неинтересно работать. А конкуренты смогут легко его перекупить. Поэтому отбор кандидатов проходит очень медленно.

Фото на фоне: Deniss Bardašov

Я даже могу сказать, Head of HR`а мы искали больше трех месяцев – это очень долго. Но если рассматривать с точки зрения культуры компании и искать правильного человека в нужном месте, то это имеет смысл. Здесь есть разница между эстонским офисом нашей компании и беларуским. В беларуском мы все-таки придерживаемся более гибкого подхода. Если находим нужного кандидата, можем сразу сделать оффер. Где-то на интуитивном уровне чувствуем, что это наш человек, и без лишних обсуждений, может быть даже на следующий день, человек может получить предложение. В Эстонии – обязательное прохождение трех кругов интервью с тремя людьми – правило трех «Д». С претендентом должен пообщаться кто-то со стороны администрации, тех-лид и кто-то из команды.

Фото: Питер Бирн

В принципе, такой же подход и у швейцарцев. Мое предыдущее место работы – швейцарский стартап – ребята занимались аутстаффингом. Для швейцарцев было очень трудно подбирать кандидатов, потому что рынок очень горячий. В Швейцарии для кандидатов тоже устраивали три круга ада: собеседовали их с технической стороны, представляли в команде и только тогда раздумывали, брать его или не брать. Для них это было нормально. А в Беларуси подход более мягкий, потому что существует недостаток кадров. Мы стремимся поскорее закрыть вакансию, чтобы человек как можно быстрее подключился к работе. Рынок в Минске перегрет, а хорошие кандидаты встречаются довольно-таки редко.

Германия. Гиперпунктуальность и day-off по уходу за ребенком

Лена. Team Manager, Helmes: Мы сейчас становимся более европеизированными. Язаметила, в Германии мужчина уходит в отпуск по уходу за ребенком на целый месяц. Ему предоставляется такая возможность с сохранением зарплаты. Такая же тенденция начала возникать и в Минске. Ребята берут или day-off один раз в неделю, или работают из дома, чтобы помогать женам, присматривать за ребенком. Еще буквально пять лет назад такого не было. Да и вообще, гибкий график позволяет самостоятельно выстроить свою работу, сделать ее более эффективной.

Анна. инженер-программист, Abat: Я не могу сказать, что у нас живётся/работается хуже, чем в Германии. Однако в Беларуси на данный момент сфера айти – это достаточно злачное место, все стараются сюда попасть, заканчивают курсы, смотрят онлайн-курсы, кто-то целенаправленно учится в университете. На общем фоне сфера высокооплачиваема, но приходится напряженно работать и иметь большую стрессоустойчивость: зачастую надо работать и до позднего вечера, нет такого, что в точное время ты пришел и в точное время ушел, как на заводе после окончания смены. Всегда есть задачи, всегда есть, что делать.

Фото на фоне: Orderinchaos. Чекпоинт Чарли в Берлине

А вот стереотип о гиперпунктуальных, трудолюбивых немцах подтверждается. Иногда мне кажется, что для них работа – превыше всего, превыше любых семейных ценностей. Такое отношение для нашего традиционно беларуского менталитета очень странное. Еще один подтвержденный стереотип. Не все понимают, что Беларусь – это отдельная страна, чаще всего рассматривают ее в контексте России.

Сегодня был момент, когда Беларусь перепутали с Украиной, спрашивали, как мы у нас живем, война же идет полным ходом.

В общении современные немцы, в большинстве своем, отзывчивы, всегда готовы помочь и словом и делом, но при этом не такие открытые, как беларусы. Хорошо там, где нас нет, как говорится. Кажется, что раз в Германии хорошее экономическое положение, то и жизнь здесь сладкая априори. Но здесь приходится много и усердно работать, чтобы выйти на какой-то уровень. Немцы – очень бережливая и экономная нация, даже имея достойную зарплату, им ничего не стоит сдавать каждую неделю пластиковые бутылки. Интересно, а у нас такие пункты приёма ещё существуют? Желания переехать туда насовсем у меня ещё не возникло, ведь и в Беларуси можно найти массу возможностей и самореализоваться.

Фото на фоне: Carolina Poliakova

В общении современные немцы, в большинстве своем, отзывчивы, хотят помочь – везде и во всем. Но это именно немецкие коллеги. Если говорить о заказчиках, то они ставят себя на голову выше всех остальных, очень чувствуется надменность и высокомерие. И это зачастую отталкивает. Неприятно. Заказчик оправдывает свои колкости, неоправданные «наезды» и едкие фразочки тем, что платит тебе деньги. А раз платит, то может себе позволить – такая логика. Могу сказать точно, жизнь в Германии дорогая. Жилье, еда, налоги – здесь это очень дорого.

Хорошо там, где нас нет, как говорится. Кажется, раз в Германии хорошее экономическое положение, то и жизнь здесь сладкая априори. Но здесь приходится много и усердно работать, чтобы выйти на какой-то уровень. Наверное, из-за этого мне хорошо жить в Беларуси, получать у нас достойную зарплату, и при тех расценках, жить в шоколаде, чем работая в Германии, получать больше, но и иметь меньше возможностей.

Испания. Запрет на переработку

Юра. Business Unit Manager, Helmes: Разница в работе компаний из разных стран существенная. В Испании запрещено работать более сорока часов в неделю на уровне закона. У нас овертаймы возможны, в Испании такого нет.

Что касается подбора персонала, то сюда, в Helmes, отбор проходит в три этапа. Собеседования проводят менеджер, HR и технический специалист. Все эти люди оценивают кандидата с разных сторон. HR – оценивает, насколько человек вписывается в компанию, насколько он подходит в конкретный проект. Менеджер рассматривает, насколько человек вписывается в конкретную команду, насколько с ним будет комфортно работать, – мы рассчитываем, что люди, когда приходят, то уже от нас не уходят. Если смотреть по рынку, то мы стабильно растем – в год, где-то по 30% по количеству сотрудников. В год уходит менее пяти. А всего работает несколько больше восьмидесяти.

Фото на фоне: Stuart Franklin/Magnum Photos

Мы выстраиваем отношения с людьми таким образом, чтобы они приходили, обучались, чтобы у людей была возможность расти в карьерном плане или в техническом. Ищем компромиссы. Технические специалисты оценивают с точки зрения того, насколько у кандидата широкий бэкграунд, насколько широкий кругозор в технологиях, насколько они могут быть инициативны на проектах.

Франция. Возмущение и своеобразная дипломатия

Фото: Луи Бивер

Лена. Team Manager, Helmes: У нас на стороне немцев работает француз. Основная его черта – постоянное возмущение. Он пишет совсем не дипломатические письма. Если у нас есть какой-то косяк, то сразу же приходит разгромное письмо, с включением в копию всех стек-холдеров, всех менеджеров, чтобы показать, какой он молодец, какую ошибку он нашел и какие мы не профессионалы. Типично французское: устраивать революцию и всем возмущаться.

Швейцария – жесткий график, Испания – ленивые работники

Юра. Business Unit Manager, Helmes: В Швейцарии люди начинают работать рано, в районе восьми утра, работают до пяти вечера. У них есть строго определенный обед. Как у нас – люди работают на заводе с жестким графиком – у них так сделано в ИТ-конторах. Особенность людей в том, что они проводят на работе восемь часов и все это время реально работают. Они не ходят пить кофе, болтать и сидеть в соцсетях. Они работают. Когда мы ездим к ним в командировки, мы чувствуем, как много и активно мы пашем. Возвращаясь сюда, удивляешься контрасту. У нас работают медленнее.

Фото на фоне: Peter Klaunzer/ AP Photo Keystone

В Испании тоже есть жесткий график, но при этом они любят подчеркивать собственную важность. У них есть иерархичность, когда, например, в той же Швейцарии, флет-структура, все более-менее равны. В Швейцарии свободная атмосфера, дух стартапа – неважно, как ты выглядишь, важно, как ты работаешь. Швейцарцы – люди слова, и от тебя тоже потребуют такого отношения. Но с ними легко подорвать свою репутацию. Если ты из года в год нарабатываешь свою репутацию, работа будет продолжаться.

В Испании важно, как ты выглядишь. В офисе видно менеджеров. Но, с другой стороны, там люди любят отдыхать. Работают по девять часов в день, но в пятницу уходят рано. Они очень недовольны, если приходится оставаться дольше.

Если сравнивать отношение к срокам, то раз беларус под что-то подписался, он делает максимум, лишь бы вовремя сдать проект. Этим мы и ценны: делаем хорошо и в срок. Индусы делают в срок и плохо, и не то. Испанцы делают нормально, но найти не ленивого работника достаточно сложно. Наверное, это особенность южных стран. Плюс, испанцы могут соскочить со своего слова – тогда с ними будет очень трудно договориться.

Австралия. Полный сумбур

Фото на фоне: Евгений Касперский

Юра. Business Unit Manager, Helmes: В особенность австралийцев в том, что они сумбурные. Это единственная страна, которая не умеет планировать. Добиться от них информации о том, что будет дальше, – невозможно. Они работают спонтанно: придут в один день и скажут: «Команда должна увеличиться вдвое». А потом заявят: «Чтобы сделать проект нам нужно пара человек, а остальные не нужны». Ну и как строить планы с такими людьми? В отличие от Беларуси, там у тебя постоянные «горки»: сегодня им нужно все, а завтра – уже ничего. Крутить, как хочешь.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Почка дороже сердца. Сколько стоит продать органы и «собрать» человека

Деньги • Дмитрий Качан
Мысли о продаже почки, печени, глазного яблока или еще какого-нибудь органа редко приходят просто так. «Коммерческий» донор – профессия интригующая, но не многоразовая (набор органов, говорят, сильно ограничен). Вот KYKY и решил выяснить, сколько можно заработать на своих органах, как жить без них дальше и за сколько можно приобрести целый «конструктор» человека.