13 апреля, 18:44

В Могилеве продолжается суд над «парнем с бензопилой» Владиславом Казакевичем. Только в этот раз его судят за покушение на убийство сотрудников колонии, в которой он отбывал срок за резню в «Европе».

Адвокаты Владислава Казакевича попросили суд рассмотреть заключение независимого российского эксперта Анатолия Кривошеева, врача-психиатра с 19-летним опытом работы, судебно-психиатрического эксперта, представителя организации «Справедливая медицина». Судья его зачитал, приобщил к делу и разрешил допросить Кривошеева в качестве свидетеля, пишет TUT.by.

Диагноз независимого эксперта

Мнение Кривошеева кардинально противоположно мнению беларуских экспертов. Напомним, они считают, что в момент совершения обоих преступлений молодой человек был вменяем и отдавал отчет своим действиям. Анатолий же заявляет, что Казакевич страдает хроническим психическим заболеванием – шизофренией. Такой вывод эксперт сделал после исследования данных о Казакевиче с 2014 по 2017 годы – в том числе материалов уголовного дела с показаниями пострадавших.

Независимый эксперт рассказал, что Владислав страдает простой формой шизофрении с детства. После перенесенного психоза шизофренический процесс продолжился и прогрессировал. Владислав Казакевич предпринял несколько неудачных попыток суицида, после которых говорил, что «нужно довести все до конца». Напомним, парень стоял на учете с диагнозом «шизотипическое расстройство», с которого его сняли по заявлению в конце 2015 года. Тогда же Казакевич перестал принимать антипсихотические препараты. По мнению Кривошеева, это усугубило заболевание: его психическое здоровье значительно ухудшилось, что привело к нападению в ТЦ «Европа» и нападению на сотрудников колонии.

Эксперт отмечает одинаковое для обоих случаев состояние Казакевича с явными признаками нарушения по шизофреническому типу: нарастание внутреннего напряжения, кататоническая вспышка – нападение на людей с целью убийства, затем эмоциональный спад, апатия.

При этом во время кататонической вспышки у молодого человека наблюдались эмоциональная холодность, отсутствие инстинктов самосохранения. Кривошеев считает, что в колонии психическое состояние обвиняемого лишь ухудшилось.

Эксперт утверждает, что Владислав болен и не мог руководить своими действиями во время обоих нападений: ему необходимо принудительное лечение, он крайне опасен даже в условиях колонии.

Показания беларуских экспертов

Далее по скайпу начали допрос экспертов, которые сделали вывод о том, что Казакевич был вменяем и полностью руководил своими действиями. Они находятся в Минском городском суде. Связь плохая, поэтому суд решил пригласить их в Могилев на заседание 14 апреля.
Эксперт госкомитета судебных экспертиз Юлия Лисицына успела рассказать, что было решено, что закрытость, повышенная агрессивность – это просто особенности характера Владислава. В сущности, выводы по факту нападения на сотрудников колонии были теми же, что и по делу о нападении в ТЦ «Европа».

После просьбы судьи назвать симптомы шизотипического расстройства личности – и те из них, которые выявили или не выявили у Казакевича, Юлия Лисицына растерялась. Она сказала, что не может назвать их все с ходу, вспомнила только один – «чудаковатый внешний вид».

На что адвокаты заметили, что даже они могут назвать более одного признака. Подготовка эксперта Лисицыной вызвала у них вопросы.

Почему Кривошеев не согласен с беларускими экспертами

После короткого перерыва на обед в суде продолжается допрос эксперта Анатолия Кривошеева. Он подтвердил, что делал заключение по запросу адвокатов обвиняемого и подробно объяснил, почему не согласен с беларускими коллегами по поводу психического состояния Казакевича.

Кривошеев считает, что они не учли начало расстройства личности, тот момент, когда личность Владислава начала расщепляться, что характерно для шизофрении – а это произошло в течение года без изменения внешних обстоятельств. Из тихого, скромного подростка он стал манерным, эмоционально холодным, злым, замкнутым.

«Была внезапная утрата морально-нравственных ориентиров, которая нехарактерна для здорового человека, – добавил Кривошеев. – Клиническая картина формирования шизофрении у Казакевича типична… Мы имеем распад личности на фрагменты: эмоции, мышление, поведение разделены. Из-за этого восприятие мира становится болезненным».

Кривошеев без труда назвал признаки шизофрении: эмоциональная холодность, появление навязчивых страхов в отношении своего тела, аморфность мышления (человек не может выстроить цель жизни, поведения на длительный период) и другое, а также подробно рассказал о шизотипическом расстройстве и его отличии от шизофрении.

Независимый эксперт отметил, что свои выводы он строил исключительно на фактах, предоставленных беларускими экспертами, выводы делал по ним же. Диаметральное расхождение в выводах он объяснил тем, что его коллеги не в полной мере учли свои данные.

«Я понаблюдал за ним [Казакевичем] в зале суда, и налицо признаки нездорового человека», – сказал эксперт. Отвечая на вопрос о причинах поведения Казакевича, он пояснил:
«Смыслообразующая мотивация из-за болезни сформировалась на основе бредовой идеи. Мы видим: он задумывался о жизни, о смерти, когда обращался к религии.

Потом он попробовал собственную смерть – были попытки суицида. Потом были мысли об уничтожении людей. После это стало бредовой идеей – убивать людей, и идея эта стала тотальной: она стала управлять его действиями, вышла на уровень внутренней личностной установки.

Мотив лишил его выбора своего поведения».

Казакевич – болен

Кривошеев считает, что в момент совершения преступлений Владислав не мог собой управлять. Что касается снятия Казакевича с учета, то эксперт отмечает, что его заболевание нужно было додиагностировать в стационаре. Врачи указывали на нарушение мышления при первом эпизоде и назначили препарат, который выписывают больным шизофренией. То, что парня сняли с учета, не назначив наблюдение в течение года после отказа от принятия лекарств, психиатр Кривошеев считает «большой ошибкой, которая привела к ухудшению психического состояния и к «резне» в ТЦ». Эксперт обратил внимание суда на то, что «прогрессирование болезни до нападения в ТЦ «Европа» не связано с тем, что Владислав в то время жил один».

В колонии, по мнению эксперта, заболевание Казакевича достигло крайне выраженной степени. Он отметил такой признак шизофрении, как кататонический ступор, о котором рассказывал свидетель Селюжицкий: мол, Казакевич стоит часами около двери и молчит.
«Сложно представить, чтобы так вел себя психопат и тем более здоровый человек», – добавляет эксперт.

Осужденные боятся Казакевича, так как считают его опасным – «в отличие от экспертов, к сожалению».

Анатолий Александрович отмечает, что Казакевич как больной шизофренией крайне опасен, так как невозможно предугадать его действия: «Даже дикий зверь менее опасен хотя бы потому, что у него есть инстинкт самосохранения».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное