16 апреля, 13:48

...В Беларуси только и разговоров, что о Китае и о «Великом камне». Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромными инвестициями, как они приходят в страну. И огромные перспективы, словно по волшебству, видно уже где-то совсем рядом…

Александр Шалимов, консул Генерального консульства Республики Беларусь в Гуанчжоу, дал интересное интервью dev.by. Самое важное и интересное – в десяти цитатах.

О технологиях

Кажется, что даже дети рождаются здесь с мобильным телефоном в руке и со знанием «технологий будущего» (так в Поднебесной принято называть ИТ-технологии). Ещё год назад китайцы в основном рассчитывались за товары и услуги наличными деньгами – как и белорусы. Сейчас же жителю Китая, чтобы купить что угодно – от букета цветов до нескольких тонн стройматериалов – достаточно мобильного. Так совершаются в том числе миллиардные сделки.

О разнице в ВВП

Провинция Гуандун, в которой и находится наше консульство, по территории не больше, чем Брестская область, однако её ВВП в прошлом году составил 1,16 триллиона долларов. Жители Поднебесной достигли этого всего за 30 лет: там, где сейчас высятся небоскребы, ещё недавно стояли деревни и простирались рисовые поля.

О масштабах бизнеса

В декабре мы проводили в Гуанчжоу сельскохозяйственный форум, организовали широкую информационную кампанию. И на форуме к министру сельского хозяйства Беларуси Леониду Зайцу подошёл местный бизнесмен. Отметив высокое качество нашей продукции, он тут же предложил заключить минимальный контракт на… 50 миллионов долларов.

О господдержке

Конечно, следует отметить, что правительство помогает бизнесам в Китае: оно не вмешивается в их дела, поощряет стартапы и любые бизнес-начинания – это почти как «невидимая рука рынка» у Адама Смита.

Вы можете взять льготный кредит на развитие своего дела сроком на 3 года, а если не получится – что ж, значит, не получилось! При этом, если это микрокредитование, – никто не заставит вас возвращать деньги в казну.

Другой пример – налоговые каникулы для инновационных стартапов. Безусловно, речь идёт о среднем и малом бизнесе: крупный бизнес в поддержке не нуждается. Однако не стоит забывать о китайских масштабах – здесь малый бизнес стартует с десятка миллионов долларов, как минимум: что по нашим меркам не так уж мало. Мы не раз встречались с руководителями компаний, которые рассказывали нам, как ещё 3 года назад у них был «только стартовый капитал в 10 миллионов», – а сегодня они получают по 50 миллионов чистой прибыли.

О «Великом камне»

В Китае его ещё называют «проектом тысячелетия». И если в самом начале к нему относились с сомнением, то сейчас компании буквально выстраиваются в очередь. Многих в Поднебесной привлекает программа парка «10+10», когда в течение первых 10 лет резиденты «Великого камня» вообще не платят налоги, а следующие 10 лет – только 50%. «Таких условий больше нигде в мире нет!» – удивляются они. В разговоре с нами некоторые бизнесмены даже высказывают мнение, что «Великий камень» может стать вторым Гонконгом.

Приведу простой пример: обычно разговор с китайским бизнесменом начинается с вопроса: «Продаёте ли вы куриные лапки?» – и просьбы: «Расскажите об индустриальном парке «Великий камень».

И практически каждый раз после нашего рассказа о парке китаец вбивает в график «напоминалку»: «Через две недели лечу в Беларусь – надо встретиться с руководством парка».

В Китае сейчас идёт широкая информационная кампания: мы, дипломаты, стараемся на всех встречах, форумах и всевозможных мероприятиях рассказывать о «Великом камне». По-хорошему агрессивную маркетинговую стратегию демонстрирует и сам парк. Плюс китайцы по «сарафанному радио» передают вести об индустриальном парке: например, после того, как China Merchants инвестировала в «Великий камень», создала там сухой порт и логистический центр, другие компании тоже задумались о сотрудничестве с нашей страной. Китайцы следят за новостями, интересуются тем, какие решения принимают крупные бизнесы – и следуют их примеру.

О разнице между политикой и бизнесом

Высший уровень политических отношений у Китая установлен только с 4 государствами: Россией, Великобританией, Пакистаном и Беларусью. И это очень помогает нам в работе! Тем не менее, бизнесмены, которые владеют капиталом, нередко проводят черту между политикой и экономикой: они не будут сотрудничать с кем-то лишь потому, что у страны хорошие отношения с Китаем. Деловых людей в большей степени интересуют гарантии безопасности вложения своих денег.

О сотрудничестве

Я думаю, как и любая страна, которая имеет свои уникальные разработки, Китай не стремится ими с кем-то делиться. «Новые знания и реклама – то, что стоит ценить дорого», – уверены в Поднебесной.

Однако в рамках взаимовыгодной кооперации Китай может много дать Беларуси. И мы как раз этим и занимаемся: ищем пути для выгодного для обеих стран сотрудничества.

Вот не так давно известный китайский миллиардер подписал соглашение по сотрудничеству с белорусским Парком высоких технологий. Мы хотим привлечь в нашу страну также и других бизнесменов: и поэтому планируем провести летом этого года ИТ-форум в Китае.

Конечно, такой махине как Китай, уже не нужно прилагать много усилий, чтобы найти партнёра: другие страны «сами придут и предложат» – как у Булгакова. Однако следует понимать, что прибыль в результате такого сотрудничества получают обе страны. Да, Беларусь не так велика и могущественна, у нее нет таких ресурсов, какими обладают другие государства, и тем не менее, нам есть, что предложить – наши знания и технологии. И Китай это ценит!

Об аутсорсе в китайских IT-компаниях

Доля аутсорса не велика: китайцы больше ориентированы на внутренний рынок. И когда в мире появляется какой-то продукт, они тут же покупают его, дорабатывают – и продают на своём рынке. Им безумно нравится всё новое, интересное: мобильные игры, приложения, развлечения.

О возвращении «утекших мозгов»

Это не вопрос престижа, это вопрос денег и любви к родине, как бы банально это не звучало. Время работы за идею прошло. Китай, как и другие страны мира, перешёл на рыночную экономику: у местных специалистов есть семьи, дети, и понятно, что им хочется дать своим любимым всё самое лучшее.

Поэтому любой китайский руководитель понимает: если он не предложит хорошему работнику высокую зарплату, тот уйдёт к конкуренту.

В Китай стали массово возвращаться те, кто уехал в Соединённые Штаты и другую высокооплачиваемую «заграницу» лет 10 назад. Теперь они и на родине могут найти работу, которая приносит деньги, и обеспечить достойную жизнь своей семье.

Об уровне жизни среднего китайца

Провинция, в которой находится наше консульство, считается богатой: всё больше жителей Гуандуна ездят на дорогих авто, носят дорогую одежду. Они могут позволить себе путешествовать, отправить детей на учёбу за границу.

Сегодня зарплата в 1 тысячу долларов в Гуанчжоу считается невысокой.

Однако, это характерно для юга Китая, северные регионы традиционно живут беднее. Хотя, конечно, другие провинции также развиваются, стараются вкладывать деньги в то, что приносит прибыль: в ИТ-сферу, развитие науки и технологий – всё это окупится в ближайшей перспективе.

Об отношении к иностранцам

Сейчас уже не так как в студенчестве. Возможно, потому что в таких крупных городах, как Пекин, Гонконг или Шэньчжэнь, иностранец уже воспринимается обыденно, на него почти не обращают внимания: «Идёт себе и идёт». Хотя деревенским жителям белокожие люди по-прежнему в диковинку: с ними и сфотографируются, и дадут подержать ребёнка – это как благословение. Как-то, когда я учился в древней столице Китая, Нанкине, мы отправились в поход в горы. И там мне навстречу вышла бабушка, она плакала: «Я про таких людей только слышала, думала, что умру, так и не увидев ни одного». Безусловно, быть белым в Китае приятно: европейцев считают красивыми, местные им подражают – отбеливают кожу, удлиняют ноги, меняют разрез глаз.

Читайте по теме: «Эпохальная сделка». Акционером «Великого камня» планирует стать крупная немецкая компания

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное