10 ноября, 13:59

За полгода до смерти солдата срочной службы 21-летнего Александра Коржича в той же части, где он служил, погиб еще один срочник Александр Статуев, сообщает Euroradio. По официальным данным, парень потерял сознание в казарме на глазах своих сослуживцев: у него остановилось сердце.

«18 февраля 2017 года во время утреннего подъема, во время построения личного состава в 6 часов 05 минут военнослужащий упал, потерял сознание, — сразу после происшествия сообщил дежурный, подполковник Тумилович. — Дежурный по учебной батарее младший сержант Никитенко С.А. немедленно вызвал дежурного врача медицинской роты. В 6 часов 25 минут в подразделение прибыл дежурный врач. Во время осмотра доктором у военнослужащего отсутствовало дыхание и сердечная деятельность. Врач оказывал реанимационные действия до 6 часов 50 минут, после чего констатировал смерть военнослужащего. Предварительный диагноз — нарушение сердечно-сосудистой деятельности».

Следственный комитет не находит причин для возбуждения уголовного дела. Следователь сообщил об этом 18 марта, через месяц после происшествия. Судмедэксперт Сергей Золин к тому времени уже завершил экспертизу: «Смерть Статуева А. А. наступила от острой сердечной недостаточности по причине ишемической болезни сердца в сочетании с мелкоочаговым серозным миокардитом. Во время исследования на теле Статуева А. А. каких-либо телесных повреждений не обнаружено».

На момент призыва Александр Статуев был годным к службе с незначительными ограничениями. При этом ограничения обусловлены межпозвоночным остеохондрозом, а не ишемической болезнью сердца. О проблемах с сердцем Управление здравоохранения сообщает, что в детстве у Александра «имела место артериальная гипертензия пубертатного периода, которая не нуждалась в приёме препаратов». Обследования специалистов показали, что «патологических изменений не обнаружено».

Как заявляют медики, болезнь развилась уже в армии из-за изменения условий жизни. Точнее, медики сообщают: «Заболевание (ишемическая болезнь сердца) у Статуева А. А. развилась остро, без жалоб кардиологического характера во время службы в рядах Вооруженных Сил, и проявилась в виде устойчивых спазмов коронарных артерий, вероятно, обусловлено изменениями условий жизни, режима труда и отдыха, значительным увеличением физических
нагрузок».

Мать Александра о дедовщине не слышала. Женщина говорит, что ее сын никогда ни на что не жаловался. «Потому что он меня жалел, – говорит Лилия Статуева. – Всегда говорил: все, мама, хорошо! Насчет денег — тоже, немного я ему давала. 200 рублей, когда ездила на присягу, и в Печи к нему ездила тоже, 200 рублей дала. На карточке ещё были деньги, но он их не все
потратил. Он у меня никогда ничего не просил! Поэтому не буду брать грех на душу и говорить о дедовщине. Единственное, он говорил, что неуставные отношения, а больше ничего не говорил. Я не знаю, что и думать».

После гибели в Печах Александра Коржича председатель СК Иван Носкевич потребовал для дополнительной проверки все материалы по фактам смерти и нанесении телесных повреждений военнослужащим за последние шесть лет. Но дело Статуева оставили без внимания. Проверку возобновили только 10 октября. 11 октября следователь поручил Центральной военно-врачебной комиссии Вооруженных сил РБ провести посмертную военно-врачебную экспертизу, с целью узнать, страдал ли Александр Статуев какими-то заболеваниями во время призыва в армию, был ли на самом деле годен к службе и не ошиблись ли врачи во время обследования парня.

12 октября следователь приостановил проверку, пока не будут готовы результаты экспертизы. Ни слова о дедовщине или повторной суд-медэкспертизе.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter