13 июля 2018, 10:52

В Минске продолжается благоустройство Военного кладбища. По крайней мере, именно так называется у чиновников все, что там происходит. Напомним, что сотрудники Спецкомбината КБО демонтировали часть оград и памятников, многие из которых заменили на стандартные подголовники собственного производства. В общем, со стороны властей и церкви — все хорошо, все по закону, нам только благодарны. Со стороны общественности есть вопросы: некоторые историки и экскурсоводы считают, что это не совсем обычное благоустройство, а реконструкция, которая противоречит закону. Все-таки у Военного кладбища есть статус историко-культурной ценности. TUT.BY спросил у представителей Минкульта, Мингорисполкома и Спецкомбината КБО, что же все-таки происходит в центре Минска.

Мингорисполком

Первым делом заместитель председателя Мингорисполкома Виктор Лаптев отметил, что работы на кладбище — это не реконструкция, а благоустройство. Он рассказал, что еще в 2015 коммунальщики вешали предупреждения на могилы в ненадлежащем состоянии, что их необходимо привести в порядок за два года. Из более трех тысяч могил родственники обустроили около 80. «С момента, как вывесили уведомление, прошло почти три года. За три года работы данные выполнены не были, поэтому начались, в соответствии с законом, работы по благоустройству кладбища», — говорит Виктор Лаптев.

«Но хочу заметить, что от родственников сейчас никаких обращений и критики по благоустройству кладбища не поступает. Более того, те, с кем встречаются работники кладбища, в основном выражают согласие, есть много письменных заявлений, в которых родственники просят демонтировать памятники, находящиеся в плохом состоянии. Есть, например, люди в возрасте, которые не в силах восстановить разрушенное. Наши действия поддерживаются и инициированы попечительским советом храма», — заявил Виктор Лаптев.

Пока что в статусе «заброшенных» находятся 3 тысячи 882 захоронения. Однако чиновник говорит, что все эти тысячи не будут демонтированы. Кроме всего, обустраиваются и совсем уж забытые могилы — на которых даже крест обломан, а остались только холмики. К сожалению, они останутся безымянными.

Даже креста не осталось

«Прошу всех обратить внимание: все надмогильные сооружения каменные сохранены, также сохранены кресты, которые находятся в нормальном состоянии. Речь о поголовном сносе не идет, все сохраняется, что можно сохранить», — продолжает представитель исполкома. По его словам, ограды снимают, чтобы было проще косить траву, потому что родственникам до этого нет дела — сами они косьбой не занимаются. Кроме того, чиновник рассказал, что работники спецкомбината поднимали упавшие каменные памятники, укрепляли и устанавливали на место. «Да, есть спорные моменты. В большей степени это касается оград, некоторые из них имеют индивидуальный вид. Тут, конечно, субъективно: кто-то так считает, кто-то иначе, но мы принимаем по каждому отдельное решение. Кресты, наверное, где-то тоже можно покрасить, но пройдет год-два и результат будет тот же самый».

Такой каменный крест трогать не будут, говорит Виктор Лаптев

По информации Мингорисполкома, сейчас в «Минскпроекте» идет работа по проекту реконструкции Военного кладбища, но пока это только проект. Архитекторы хотят восстановить историческую браму, которая будет перекликаться с храмом Александра Невского. Ограждение хотят заменить на более интересное, на кладбище появятся дополнительные дорожки, освещение, демонтируют трубу теплотрассы, которая сегодня портит вид.

На вопрос о «благоустройстве» других кладбищ Виктор Лаптев ответил, что скоро доберутся и до Кальварийского: «Срок уведомлений по иным кладбищам истекает в этом году, работы будут производиться в следующем. Если говорить конкретно по Кальварийскому кладбищу, то и там порядок наводить будут. Безусловно, впоследствии будут учтены замечания и мнения волонтеров, как мы учли мнение попечительского совета церкви о необходимости на подголовниках, поставленных вместо крестов, изображать православный или католический крест. Конечно, мы бы не хотели создавать негатив, мы бы хотели, чтобы этот процесс происходил спокойно и результатом были довольны все, но благоустройство на кладбищах мы проводить будем».

Минкульт

Замминистра культуры Александр Яцко говорит, что работы на Военном кладбище «никоим образом не противоречат установленным регламентам проведения работ». «Хотел бы подчеркнуть, что это памятник истории, а не памятник архитектуры. То есть, важна сама история этого места. Она в том, что там захоронены наши уважаемые писатели, поэты, есть захоронения воинов, есть также факт захоронения достаточно знаковых фигур в политической жизни Минска и БССР, — объясняет Александр Яцко. — Наверное, если бы начали выкапывать их, тогда исторический факт был бы нарушен.

Вернемся к основному документу — паспорту историко-культурной ценности, где описаны все отличительные особенности, которые подлежат охране. Это сами могилы Янки Купалы, Якуба Коласа, входная группа и ограждения по периметру, воинские захоронения.

Там указано и то, что имели место захоронения знаковых и важных лиц — охране подлежит сам факт их захоронения там. Мы ж не говорим, что их нужно перемещать. Сам этот факт будет защищаться, а вопросы визуализации — это уже вопросы для рассмотрения».

Представитель церкви

Ключарь Александро-Невского храма, отец Димитрий Хорошко, считает, что сейчас кладбище находится в неухоженном состоянии: «Мы возносим свои молитвы о тех, кто погребен на этом кладбище, и хотим, чтобы место это приобрело свой правильный вид. Участились визиты иностранцев, которые задают вопросы по поводу труб, старых и ржавых крестов, и я думаю, что для нас это минус, что мы не можем показать им, как должно выглядеть кладбище. Я думаю, что многие деревенские кладбища имеют гораздо лучший вид и облик, чем кладбище, которое находится в самом центре Минска, которое видят все и, к сожалению, мало кто прикладывал какие-либо усилия, кроме спецкомбината и приходской общины, чтобы это место было достойным».

Директор спецкомбината

На вопросы о демонтаже ограды с серпами и молотами с могилы зампредседателя ГПУ Иосифа Опанского директор Спецкомбината КБО Николай Ракевич ответил, что это по заказу: «Мы демонтировали ограду, памятник. Ограждение там будет совсем другое — даже не ограждение, а благоустройство, а памятник реставрируют и сохранят. Так захотела общественная организация, которая взяла на себя заботу об этом захоронении, и, между прочим, оплатила эту работу». Что это за организация, он не ответил. Напомним, что ГПУ — это дедушка беларуского КГБ.

А вот восстановлением могилы профессора Выдрина чиновник недоволен: «Они [волонтреры] сверху ограду покрасили, а внизу что делается? Там все прогнившее. Кто это сделает — я не знаю. Я с волонтерами поговорил: две недели сроку, приведут в порядок — она останется, не приведут — демонтируем».

Та самая ограда, которая не подлежит восстановлению. Фото: TUT.BY

Архитектор «Минскпроекта» 

Анна Аксенова — автор проекта реконструкции Военного кладбища, который еще только разрабатывают. «Пока наша задача — чисто концептуальное решение по ограде, по планировочному решению и по замене малых форм, — рассказала она. — Безусловно, будут проводиться комплексные научные изыскания на все могилы, которые представляют историческую ценность. Проектом зон охраны определены территории, над которыми мы будем тщательно работать, изучать, определять наиболее ценные захоронения, которые будут реставрироваться, реконструироваться. И мы надеемся, что этот проект будет утвержден на общественном обсуждении, а потом пройдут работы по реконструкции». Концепция реконструкции Военного кладбища сейчас проходит утверждение в Минкульте и в комитете архитектуры Мингорисполкома.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное