Дизайнер мужских костюмов критикует ассортимент ГУМа

Мнение • Дмитрий Заболотный
Перед походом в ГУМ дизайнер Дмитрий Заболотный признался, что периодически бывал в секциях мужских костюмов, подбирая одежду для одного скандально-известного клуба. «Я не совсем подходящий человек для критики мужского массмаркета, потому что у меня вкус „испорчен“ профессией. Но я постараюсь быть объективным», — сказал Дмитрий.

Залежи классического мужского гардероба «Брико»

Дмитрий Заболотный в своём пиджаке

В целом «Брико» на слуху. Считается, что у них брюки сидят лучше всех наших производителей, и лекала стремятся к посадке. В ГУМе мы видим марку Claude от'Брико»: многие белорусские фирмы придумывают псевдоевропейские бренды. Из цветов на стендах мне нравится необычный синий, что довольно странно для белорусского производителя, который разнообразил линейку от черного и серого. Ясно, что в крое белорусские производители отстают по многим параметрам. Но проблема в другом. Большинство костюмов шьются из тканей, которые надевать не хочется. Смотрим этикетку: «64% полиэстера и 36% вискозы». Это бич белорусской продукции и самое дешевое из тканей, что можно найти. Готовые костюмы «Брико» стоят от 900 тысяч до 1 млн 200 тысяч. В среднем фабричная ткань из нормальной шерсти стоит в Европе 10 евро за метр в крупном опте, а розничная цена на шерстяные ткани начинается от 20 евро, без накруток и таможенных пошлин. На костюм уходит примерно три метра ткани. Несложно подсчитать, что готовый белорусский костюм продается почти за ту цену, которую вы заплатите только за нормальную ткань в Европе (не крутую, а просто нормальную). Складывается ощущение, что все белорусские производители покупают ткани за 3–5 $ у одного и того же поставщика из Китая и жестко экономят, чтобы вложиться в минимальный бюджет. Поэтому пуговицы — самые дешевые, подкладка самая дешевая. Если фирма хочет, чтобы пиджак стоил $80, понятное дело, она не может экономить на электроэнергии, зарплате и социальных отчислениях. А материалы можно покупать большими партиями, требовать скидки и выбирать ткани попроще.

Пиджаки «Брико»

Эти залежи, наверное, продаются. Проблема только в том, что эстетики нет. У меня есть подозрение, что на большинстве фабрик, которые занимаются мужской одеждой, отсутствуют дизайнеры как вид. Почему бы не работать в кобрендинговой связке? Пригласить молодого дизайнера делать интересные вещи в мелких сериях, помогая ему развиваться и прокачивая свой бренд? Есть масса нормальных способов продвижения своей продукции вместо того, чтобы отшивать сотнями дешевые костюмы и развешивать их тупо по всей стране. Единственное, что их спасает-то, что Китай далеко, и есть пошлины с таможенным пространством. Странно, что люди, стоящие у руля, не смотрят в будущее, или они надеются на заградительные пошлины?

Пыльная роза «Коминтерна»

У гомельского «Коминтерна» в последнее время периодически замечаю интересные модели. Монстры легпрома все же могут себе позволить эксперименты. Здесь мы видим модную тенденцию: костюм без подкладки (хотя для импортных брендов это уже давно повседневность). Для лета это комфортно, потому что чем меньше слоев одежды, тем быстрее уходит тепло, и дышит тело. А вот косая петля. Явно дизайнер подсмотрел где-то, например, у того же Айплатова в последней коллекции. Понятно, что «Коминтерн» — это мем. Люди, которые троллят белорусское пространство, считают, что самая крупная фабрика делает полный отстой. С другой стороны, название на слуху. Честно говоря, я удивлен, что у «Коминтерна» можно найти смелые варианты по тканям. Померяю вот этот розовый. Этот цвет был моден четыре года назад, я сделал себе в 2010 году пиджак цвета пыльной розы, но сейчас в тренде другие цвета. Состав, конечно, вискоза и полиэстер.

Пиджак цвета пыльной розы, «Коминтерн»

По форме это вроде как и пиджак, но он реально не сидит. Меня всегда поражало, как можно делать на мой 46-й размер вещь, которую нужно надевать на 50-й. Конструктор на фабрике «Коминтерн», видимо, предполагает, что я должен купить их пиджак за 840 тысяч и еще заплатить 100 долларов за перешив, чтобы высадить его на фигуру. Если у покупателя мама или жена умеет шить, проблем, конечно, не возникнет. Умение строчить на машинке до сих пор является базовой опцией для нашего населения — без мамы, которая делает вытачки, одеться в белорусском магазине невозможно.

«Доминион» без размерных признаков

Витебский «Доминион» предлагает точно такой же массовый продукт. Приятно, что они хотя бы пытаются разнообразить лето и осень. Взяли лен (конечно же, дешевый), хорошо, если белорусского производства, и делают какие-то окантовки и обработки. Но проблема в другом — опять таки не сидит.

Есть размерные признаки, которые с течением времени меняются у любого народа. Такие параметры, как рост, длина ног, ширина плеч. Скажем, в 80-е у людей были одни пропорции, через тридцать лет поменялись привычки, образ жизни — следовательно меняются пропорции тела. Но бог с ними с размерными признаками, хотя бы делали более менее актуальные с точки зрения моды вещи. Нельзя сделать лекала брюк на века, потому что тенденции меняются. Сейчас в моде слим: узкие книзу брюки, причем, независимо от размера. Если люди хотят быть модными, им нужно это предлагать. А если не менять лекала по 10 лет, брюки будут просто мешковатыми, а пиджак — примитивным и плохо сидящим на фигуре. Понятно, что есть мужчины, которым не надо никакой моды и оригинальности. Мне как-то жаловалась владелица бутика, продающего люксовую мужскую одежду, что их бренд поменял лекала, и теперь наши пузаны не могу надеть их костюмы.

«Белкрэдо» из Новогрудка

Здесь на вешалках мы видим костюмы из Новогрудка за 789 000 рублей. Состав ткани: 80% полиэстер и хлопок. Ткань стоит три копейки, поэтому и цена низкая. Вообще складывается ощущение, что большинство производителей легкой промышленности не интересуются маркетингом вообще. Весь маркетинг сводится к низкой цене, а мир живет совершенно по другим законам. Безусловно, должна быть одежда эконом-класса, которая подходит для категорий граждан, не способных, условно выложить за костюм тысячу долларов. Но должны быть и относительно дорогие костюмы, которые выделяли бы ту или иную марку из общей серой массы. Где брендинг, спрашивается?

Российская шерсть и якобы шелк

Взять тех же москалей, у них в составе 100%-ная шерсть, они хотят за нее 3,5 млн. Здесь интереснее и корсажи в брюках (это пояс изнутри). На одной из этикеток фабрики Ducho написано: хлопок, полиэстер, вискоза, шелк. Сложно поверить в то, что здесь есть шелк. Вранье процентов на 90%. Конечно чтобы однозначно утверждать, нужно проводить экспертизу с поджиганием нити, но ткань с шелком мы в ГУМе вряд ли найдем. Из своего опыта знаю, что если в составе шерстяной ткани будет шелк, то она будет на 20% дороже точно такой же без шелка. Если говорить про меня, то я работал с портновскими тканями в среднем диапазоне от 100 до 300 евро за метр, которые заказывал для клиентов в Европе. Конечно, есть ткани по 5 тысяч евро за метр, с платиновыми и золотыми нитями, но это понт, как крокодиловая кожа на панели автомобиля. Есть такой миф, что ткани, чипированные изумрудами и бриллиантами, очень любят игроки в казино. Якобы они приносит удачу.

Российский пиджак фирмы «Бросвил»

Российская фабрика «Ланселот» из Иваново делает костюмы подороже из шерсти, но сказать, чтобы они были актуальнее или круче, я не могу. А вот хороший пример: русская фабрика «Бросвил» сделала приятную клетку на подкладке. Внешний дизайн и внутренний дополняют друг друга. Жаль, размера моего нет, не смогу сравнить. А белорусы по-прежнему шпарят массовый продукт. Редко кто выбирает ткани поинтереснее и необычные фасоны. Смотрите, сколько вешалок мы обошли, и только в российском увидели в составе шерсть. И якобы шелк, которого там скорее всего нет. К тому же, большинство белорусских производителей просто не умеет или не желает быть ближе к покупателю. Не понимают, что ли, что нужны своя отдельная вывеска и стенд? Наверняка, это стоит определенных вложений, но я не понимаю, почему никто не раскачивает бренд, не делает это на хорошем уровне?

Синий льняной пиджак «Доминион»

Витебский костюм сшит из 100%-ного льна, подкладка сделана из хлопка. На ценнике мы видим 789 000. Сам костюм сделан аккуратно, с окантовкой и разноцветными петлями, это сейчас модно. Вот этот пиджак можно примерить.

Льняной пиджак «Доминион»

Я конечно, худой, но не настолько, чтобы так торчали плечи. Мне кажется, фабрика пытается просто угодить всем. Чтобы не делать несколько полнотных моделей, они гонят одну конкретную модель.

В Советском Союзе легкая промышленность хотя бы отличалась тем, что были полнотные группы и для худых, и для полных, и для средних. А сейчас есть костюмы либо стандарт, либо для жирных. Третьего варианта нет. Дизайн этого пиджака имеет право на жизнь, но вот лекала, посадка и технология обработки плеч просто устарели. Для чего нужны эти дурацкие дешевые поролоновые плечики? Они используются для того, чтобы пиджак на всех сел примерно одинаково.

Белорусский бизнес-класс «Валероссо»

Подкладка пиджака «Валероссо»

У «Коминтерна» есть люксовый бренд «Валероссо». Это костюмы серого и черного цвета за 2 млн 300 тысяч, в составе указывается 88% шерсти. Не сказать, что ткань мега люксовая, но такой костюм я бы уже рекомендовал носить.

Подкладка пиджака «Валероссо»

Есть обоснованные причины носить именно натуральные ткани, потому что они не так впитываю запахи, как полиэстер. Придя в костюме из прокуренного бара, его можно вывесить на балкон, и запах выветрится на следующий день. Костюм же из полиэстера обычно имеет душок, его часто можно встретить в общественном транспорте. Наши люди экономят на всем, а на химчистке тем более, и покупают темные ткани, чтобы грязь подольше не была видна. Здесь мы говорим об эстетике потребления нашего среднестатистического мужчины. Понятно, что есть мужчины поинтереснее, повеселее и помоложе, которые разбираются в одежде, но в целом тенденция такова.

Следующая модель стоит на 300 тысяч дороже, видимо, за счет отделочной строчки, которая имитирует ручной стежок на лацкане. Модные фишки ушли, потому что дорогой относительно других костюм «Коминтерну» продать, видимо, труднее.

Смокинг от «Коминтерна»

Помимо всего прочего в ГУМе продаются пиджаки из натуральной кожи, которые отправляют нас в 90-е, а также смокинг от «Коминтерна» за $200. Понятное дело, что в него нужно вложиться, чтобы он сидел более-менее вменяемо, но уже радует, что они делают что-то на злобу дня, к сезону выпускных и свадеб. В составе ткани 80% шерсти и даже пуговицы сделаны правильно для смокинга.

Хит белорусской моды с максимальным прилеганием

Другим подбрендом «Коминтерна» является «Сити Лайф». Примеряю хит slim-fit моды с максимальным прилеганием за 1 млн 75 тыс. Пожалуй, это единственное во всем магазине, что село на меня. Хороший пример всем остальным брендам, которые должны менять свой стиль производства. Купите хорошую модель Corneliani, распорите и внесите изменения в собственные лекала.

Если вы делаете несколько брендов на базе своего предприятия, сделайте один для худых, второй для полных, а третий для нестандартных с возможностью подгонки, которую можно адекватно организовать. Это же не в Китай ездить, чтобы подгонять костюмы. Здесь на месте в городах Беларуси можно сделать элементарный сервис.

Есть так называемый меджеринг, система made to measure, когда стандартная модель и лекала на фабрике подгоняются под клиента: ты можешь заказать длину рукава, изменить ширину спины. Такая система требует больших затрат в автоматизацию и технологию производства, а также в обучение консультантов.

Конечно, ни вправо, ни влево сильно не рыпнешься, и лучшим костюмом будет оставаться тот, который был сшит в ателье у адекватного портного. Но это уже называется «беспоук» (bespoke), и она подразумевает лекала под конкретного клиента и несколько примерок. Пусть белорусским производителям и трудно догонять западные компании, но хотя бы могли организовать сервис по подгонке готовых своих костюмов…

Марка «Стоунз» из Германии

На немецкие костюмы в ГУМе двухкратная скидка: с $400 цена опустилась до $200. Либо их совсем отчаялись продать, либо только большие размеры остались. Вообще, импортеры редко завозят неходовые размеры. Белорусские костюмы продаются в больших объемах, а потому фирмы пытаются представлять всю линейку от 46 до 62. В дорогостоящих же позициях импортеры, по-видимому, пытаются брать размеры от 48-го до 56, чтобы не зависали слишком маленькие и слишком большие. Здесь я не смогу на себя ничего примерить, хотя сравнить немцев с белорусами хотелось бы. Дизайн у немцев приятнее, даже пуговицы сделаны с имитацией натурального рога, хотя модель все равно мешковатая.


Вообще, среднему человеку, у которого немного денег, купить себе что-то оригинальное в Минске почти невозможно. Поэтому, наверное, так популярен шопинг в Литве. Едут люди в Литву и Москву, потому что здесь грусть и печаль. Люксовые бренды типа Canali или Corneliani — это другая ценовая категория.

Белорусские рубашки

С рубашками в Беларуси дело обстоит несколько лучше. Рубашки быстрее оборачиваются, ткани на них требуется меньше, пошив дешевле и, соответственно, производители могут позволить себе экспериментировать, выбирая ткани поярче и ультра модные фасоны. Есть несколько производителей, в глаза первым делом бросаются Eliz и Nadex. С «Надексом» я знаком меньше, они в Мозыре, а вот фабрика «Элиз» находится в Дзержинске в 40 км от города. Я у них был много раз, даже общался с руководством. «Элиз» сейчас меняет подход, берет ткани получше и пытается делать рубашки дороже, чтобы попадать в средний класс. У меня самого есть пару элизовских рубашек вменяемого качества. Но если рубашка «Надекс» или «Элиз» стоит $25 — 35 $, то белорусский пиджак — всего $80–100. Даже относительно рубашек он слишком дешев, а ведь это вещь более технологичная и сложная, на нее расход ткани больше. Почему бы не сделать пиджак лучшего качества за $150–250?

Витрина «Бертон»

Немецкий бренд «Бертон»

Для разнообразия мы дошли до ТЦ «Столица», чтобы посмотреть костюмы, которые шьют для бренда «Бертон». У входа в магазин висит стенд с подсветкой. Даже на рекламе пиджак не смотрится как «Ральф Лорен»: если рукав вроде бы сидит нормально, то плечо явно не на месте. Этот костюм не модный, просто для серенького клерка. Зайдем внутрь. Прикольно, что в моделях есть оригинальные элементы дизайна, они уже выглядят намного вкуснее, чем белорусский легпром. Цена: 2 млн 200 тысяч. С учетом акции получится 1 млн 650, то есть те же $200, как российские костюмы из шерсти в ГУМе. Надо примерить какой-нибудь пиджак на меня.

Пиджак «Бертон»

Вот, очевидно, это сидит лучше. Понятно, что не идеально. Эти немецкие костюмы шьют словаки и румыны, и по цене они вполне сопоставимы с белорусским бизнес классом. В составе ткань у немцев указан лен и хлопок, либо шесть вискоза, просто шерсть и шерсть с добавкой полиэстера, есть модели на подкладке и без. Не надо быть сильно злым и циничным, чтобы понять: то, что мы видели у «Коминтерна», даже рядом не стоит с «Бертоном». Они как-то очень сильно отличаются. Белорусские пиджаки никакие: кроя нет, талии нет, классические дешевые мешки. У меня вопрос к отечественным фабрикам: нафига производить столько шлакопаштета? Не знаю, есть ли на наших фабриках дизайнеры. Знаю, что точно есть технологи, конструкторы и бухгалтеры. Швеи к проектированию не имеют никакого отношения. Их задача — делать прямые строчки и ровно шить.

Пиджак «Бертон»

Все изменения идут от руководства. Если оно считает, что не нужен дизайн и вменяемый отдел маркетинга, не нужно адекватно развивать свой бренд, ничего не будет. Белорусские технологи и конструкторы делают из года в год одно и то же. Возникает вопрос: за что люди получают зарплату, если они не меняют лекала и технологию? Конечно, есть и другой вопрос: безработица. Но пусть швеи и технологи идут в общепит — больше кафешек откроется, да и туризм развивать надо. Я считаю, если ты носишь костюм, он должен тебя украшать и придавать статус. Носить плохой костюм — дурной тон. Хотя если ты клерк, тогда вперед в ГУМ за костюмом клерка.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кого злит писающий Ленин

Мнение • Дмитрий Мелеховец
Дело с писающим Лениным на городской площади в Кракове уже почти закрыто, а разговоры о скульптуре все еще на слуху. Дмитрий Мелеховец узнал, что думают польские жители, люди искусства и белорусские коммунисты о скульптуре, которая простояла на Центральной площади Рональда Рейгана несколько дней и переехала в дворы театра Лазьня-Нова в Кракове.