Беларуский гамбит. Чем (не)опасны учения «Запад-2017»

Боль • Алёна Шпак
В преддверии совместных военных учений Беларуси и России «Запад-2017» во многих независимых СМИ началась настоящая истерия: что с нами будет «после»? Зачастую проводятся параллели с российскими учениями у границ Грузии «Кавказ-2008», которые превратились в элемент военной операции с Южной Осетией. Целый ряд иных событий, имевших место в регионе в течении последних лет, заставляют с опаской смотреть на политику России в отношении соседей, особенно если речь идет о военно-стратегических вопросах. Стоит ли беларусам бояться и чего именно, KYKY спросил у политолога Павла Усова.

Зачем захватывать то, что и так не сопротивляется

KYKY: Павел, буквально пару дней назад Саакашвили дал интервью балтийскому BNS, в котором намекал на повторение в Беларуси грузинского сценария.

Павел Усов: Внешняя политика России в последние годы отчетливо демонстрирует, что возможно буквально все. Конечно, если сравнивать Беларусь в 2017 году и Грузию в 2008, то внутреннее и внешнее положение республик существенно отличаются, как и международная ситуация. Начнем с того, что в Беларуси нет автономных или стремящихся к независимости регионов, которые, например, не подчинялись бы «Минску», как это было в случае Абхазии и Южной Осетии. De jure они входили в состав Грузинской Республики, а de facto — находились вне сферы контроля Тбилиси, что стало результатом вооруженного конфликта начала 90-х.

Российские войска в Южной Осетии, август 2008 год. Фото: Денис Синяков / Reuters

В Беларуси нет таких условий, которые бы позволили спровоцировать внутренний этнический или политический конфликт, который бы служил оправданием агрессии.
В отличие от Грузии, Беларусь не стремится отдалиться от России. В головах беларуского руководства не возникают идеи ни о вступлении в НАТО, ни о европейской интеграции. Минск не имеет ни сил, ни политической воли на то, чтобы ограничить свое участие в интеграционных процессах с Россией. Речь идет о Евразийском союзе и других проектах.

Поэтому нет никаких причин, которые бы толкали Россию на «маленькую войну» в совершенно геостратегически зависимой стране.

И в 2008 году внешнеполитическое положение России было значительно лучше и выгоднее, чем сегодня. Война с Грузией ничего не стоила Кремлю. Международное сообщество молча проглотило российскую агрессию. После событий в Украине положение России изменилось, она оказалась пусть не в полной, но в изоляции, а еще одна война или агрессия может иметь для нее катастрофические последствия.

KYKY: А Крымский сценарий?

П.У.: Опять же, механические сравнения здесь не помогут – необходимо учитывать внутреннюю ситуацию в этих странах. Россия использовала политическую нестабильность в Украине, распад государственных институтов и атаковала, как шакал умирающего льва. Более того, Украина никогда не горела сильным желанием включаться в интеграционные проекты с Россией и очень активно развивала отношения с ЕС и США, что грозило геополитическим интересам Москвы. Ничего подобного мы не наблюдаем в действиях беларуских властей. Более того, несмотря на драматические события в Украине, беларуский режим не делает ничего, чтобы ограничить культурно-информационную экспансию России. В нашей стране подавляющее большинство населения смотрит российское ТВ, верит ему, русский язык и культура являются доминирующим на бытовом и государственном уровнях. Фактически страна живет в условиях «мягкой оккупации». Если Кремль желает усилить политический контроль и свое присутствие в Беларуси, то стоит подождать, пока русская школа, русский поп и русские СМИ окончательно сделают свое дело.

Рассуждая о «крымском вопросе», стоит также принять во внимание и тот факт, что одним из решающих мотивов в аннексии полуострова была военная база Черноморского флота России в Севастополе, которую Москва хотела сохранить любым способом. Поэтому агрессия в отношении Украины хоть и была абсолютно иррациональной, но имела стратегический смысл. Подобные действия в отношении Беларуси являются нерациональными и стратегически бессмысленными, так как политика беларуских властей не несет никакой угрозы для геополитических интересов.

Офицеры Черноморского флота на тренировке к Параду Победы на Графской пристани в Севастополе. 6 мая 2014 г. Из фотопроекта Юрия Козырева «Другой Крым».

Конечно, если Россия захочет, она может сделать всё, что угодно, не апеллируя к рациональности или целесообразности. Если Путин проснется с мыслью положить Беларусь в карман — он это сделает. Как говорил, один из идеологов российского империализма Федор Тютчев: «Умом Россию не понять».

«Учения лишний раз показывают, что беларуский флирт с Западом – фикция»

KYKY: Вооруженный конфликт на Востоке Украины вряд ли был результатом рациональных решений.

П.У.: Как мне кажется, Кремль не рассчитывал на то, что надолго увязнет в Украине, и что Запад пойдет на введение санкций. Поэтому, учитывая сложившуюся ситуацию, российским элитам придется действовать осторожно. Во-первых, Беларусь – это достаточно большая территория, контролировать ее значительно сложнее, нежели Крым. И российский бюджет вряд ли потянет еще одну горячую точку.

Во-вторых, подавляющее большинство населения страны – это этнические беларусы, которые не горят желанием становиться русскими. Поэтому реакция беларусов на оккупацию может быть совершенно непредсказуемой.

В-третьих, несмотря на все игры с Западом, Лукашенко никогда не был и не будет «прозападным», и этого уже достаточно, чтобы в Кремле спали спокойно. Нынешняя власть не способна даже на экономические реформы, что уж говорить о смене геополитических приоритетов. Серьезный разворот на Запад, дистанцирование от России создаст угрозу прежде всего персональной власти Лукашенко, а такой ситуации он никогда не допустит.

Поэтому в данном случае России гораздо проще поддерживать нынешний авторитарный режим в Беларуси, чем реализовать дорогостоящие сценарии захвата, который несет в себе очень много рисков.

Фото: Владислав Рубанов

KYKY: То есть вы считаете, что «Запад-2017» – это просто учения?

П.У.: Да, и ничего более. Хоть это и самые масштабные учения, когда-либо проходившие на территории Беларуси, и организуются они в ситуации напряженных отношений между Западом и Россией. Однако никаких угроз, связанных с возможной оккупацией Беларуси, я пока не вижу. Если российские войска останутся или на территории Беларуси будет размещена военная база, то это будет сделано на основе неких тайных соглашений между Путиным и Лукашенко, о которых мы не знаем. Но у меня нет оснований думать, что такие соглашения были подписаны. Но в вопросе учений важно другое. Они подчеркивают, что Беларусь является интегральной частью российского стратегического пространства и не изъявляет желания не быть ею, хотя по конституции Беларусь стремится быть нейтральным государством и теоретически не должна проводить никаких подобных военных учений и состоять в военных союзах, так как это противоречит данному стремлению. Кроме того, учения лишний раз показывают, что беларуский флирт с Западом – фикция.

«Россия втянула себя в опасное противостояние с Западом»

KYKY: Хорошо, ну а что это даст беларуской армии?

П.У.: Все зависит от того, с какого ракурса смотреть на эти учения. Если оценивать их с позиции того, что Запад – это потенциальная угроза для Беларуси (а легенда учений намекает именно на это), то учения должны продемонстрировать боевой дух и способность совместно с российским союзником эту угрозу нейтрализовать. К сожалению, для авторитарной Беларуси других вариантов нет, в противном случае подобных учений не проводилось бы. Поэтому для Минска «Запад-2017» — это предложение, от которого невозможно отказаться в рамках заключенных договоров между РФ и РБ.

Однако эти учения проводятся не для беларуской армии и не для укрепления независимости Беларуси, а для России и ее стратегических целей. Первоочередная задача заключается в демонстрации силы и боеготовности российской армии, ее способности противостоять западной экспансии.

Второй момент: учения должны подчеркнуть, что Беларусь была и остается российским сателлитом, это стратегический плацдарм, коридор возможного удара по соседям.

Вместе с тем, учения в Беларуси – это лишь один из элементов масштабных учений, которые проводит Россия по всей территории, что является важным аспектом в процессе внутренней милитаризации. Крупные учения проводились и проводятся на Дальнем Востоке, что позволяет говорить о том, что потенциальные противники России есть не только на Западе..

KYKY: Китай?

П.У.: Я думаю, в Москве понимают, что угроза со стороны Китая для России значительно больше, чем угроза с Запада, даже несмотря на поддержку, которую Китай оказывает России в некоторых международных вопросах. Наверное, стоит обратить внимание на тот факт, что в период холодной войны между СССР и Западом никогда не было непосредственных столкновений, а вот с коммунистическим (идеологически близким) Китаем – были. Я говорю о территориальных претензиях, которые привели к вооруженному столкновению на острове Даманский в 1969 году. Китай ведет довольно активную территориальную экспансию в отношении соседей, а экономическая экспансия еще более агрессивная. Может статься так, что Россия будет энергетическим и ресурсным придатком не Запада, а КНР. Показательным примером служит демографическая ситуация в России, население которой на сегодняшний день – 146 миллионов вместе с аннексированным Крымом. А на огромном пространстве от Уральских гор до Владивостока проживает только 30 миллионов человек, тогда как в двух китайских областях Хэйлундзян и Внутренней Монголии, непосредственно граничащих с Россией, население составляет около 60 миллионов. Население Японии, которая по территории в десятки раз меньше России, – 127 миллионов.

Конфликт на острове Даманский

Россия втянула себя в опасное противостояние с Западом, которое может привести к быстрому исчерпанию внутренних ресурсов. Экономический коллапс, а вслед за этим потеря внутреннего политического конроля над огромной территорией может привести к тому, что ее растащат по кусочкам. Оккупация Беларуси не решит ни одной важной стратегической проблемы, а только увеличит затраты и противостояние с Западом, что лишь усилит социально-экономические проблемы в самой России.

Сувалкский коридор как способ развязать войну с НАТО

KYKY: Как вы считаете, Сувалкский коридор действительно имеет стратегическое значение для России и может быть ею использован?

П.У.: Это из той же области, что и спекуляции на тему оккупации Беларуси в период предстоящих учений. На мой взгляд, нагнетание обстановки выгодно всем сторонам конфликта. Страны Балтии и Польша чувствуют себя наиболее уязвимыми и рассчитывают на то, что наличие прямых угроз приведет к увеличению военного контингента НАТО в регионе и выделению дополнительных средств на модернизацию национальных армий. Для Москвы страхи соседей – это дополнительная возможность показать собственному обществу, что Россия опять великая, так как ее боятся. Милитаристкая риторика, усиливающееся чувство национального достоинства, которое базируется на том, что Запад якобы боится России, рассчитаны на то, чтобы усилить политическую мобилизацию вокруг нынешнего руководства страны и отвлечь население от экономических проблем.

С другой стороны, напряженность в регионе спровоцирует локальную гонку вооружений в ответ на расширение военного присутствия НАТО, размещение элементов американского ПРО в Восточной Европе, подтолкнет Россию к размещению собственных новейших систем противовоздушной обороны (С-400, Искандеры) непосредственно на территории Беларуси, что отразится на независимости нашей страны.

Фото: Алексей Ковалёв

Следует понимать, что использование Сувалкского коридора Россией, по идее, служит трем стратегическим целям: деблокировка и прорыв к Калининградской области, удар по Польше и захват Литвы. Однако подобные действия – это открытый военный конфликт со странами НАТО. А войну с НАТО с применением конвенционального оружия России не выиграть. О ядерном оружии я не говорю. Поэтому дискуссии по поводу Сувалксого корридора можно рассматривать как элемент военно-штабных игр.

KYKY: И все же если предположить возможность такого конфликта, но без использования ядерного оружия, каковы шансы России и чем бы Третья Мировая закончилась?

П.У.: Как я уже говорил, Россия не в состоянии противостоять странам НАТО в военном конфликте, не имея ядерного щита, который является единственным гарантом ее безопасности. В стратегическом, экономическом, технологическом и геополитическом плане Россия катастрофически уступает Западу. К примеру, численный состав вооруженных сил НАТО – 3,1 миллиона человек, расходы на вооружение – около $900 миллиардов. В свою очередь, численность российской армии – около 800 тысяч, военный бюджет – $54 миллиарда (сопоставим с военным бюджетом Франции), и это если не принимать в расчет повсеместное сокращение социальных программ и растущие экономические проблемы.

Нынешняя Россия не может сравниться даже с СССР, население которого было в два раза больше, чем в России сегодня, не говоря о том, что Советский Союз конролировал пол-Европы. Однако, несмотря на конфликты и кризисы, войны в отдельных странах с косвенным участием сторон – Корея, Вьетнам, Ангола, Афганистан – Москва не решалась на открытое вооруженное противостояние с Западом.

Немного фантазии. Что придется сделать России, чтобы начать военные действия

Сегодня в своем конфликте с Западом Россия одна, без реальных стратегических союзников. Политическую поддержку могут оказать разве что Венесуэлла, Никарагуа, Палестинская автономия, Абхазия и Северная Осетия и… Башар Асад. КНР и Иран будут придерживаться нейтралитета, чтобы по окончании конфликта и после сокрушительного поражения России принять участие в разделе ее территорий.
Даже если предположить, что у ряда высокопоставленных лиц в российском руководстве возникла идея потягаться с Западом, это потребует серьезных предварительных приготовлений. Ведь нужно отдавать себе отчет, что новая война не будет ограничиваться только одним западным направлением, как это было в период Первой и Второй мировых войн. Россия окружена базами НАТО и США, поэтому война будет вестись в Арктике, на Кавказе, в Азии, на Дальнем Востоке и в Европе.
Поэтому перед «большой войной» Россия должна реализовать следующие задачи:

Фото: Юрий Козырев

1. Всеобщая мобилизация для увеличения численности армии. Однако трудно сказать, какова должна быть ее численность для успешного ведения боевых действий и контроля захваченных территорий. К примеру, к окончанию Второй Мировой войны численность советской армии (которая воевала лишь с одним противником) составляла 11 миллионов человек. Вряд ли Россия в состоянии мобилизировать такое количество людей сегодня.

2. Возможно, придется предварительно осуществить захват стратегических плацдармов, прежде всего за счет бывших союзных республик: Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Грузия, Армения, Азербайджан, Монголия. Полностью оккупировать Украину, так как в противном случае эти территории быстро превратятся в оперативные зоны США и союзников. Уже эти действия будут связаны с большими потерями личного состава и финансовыми затратами и вряд ли станут успешными для России.

3. Прямая атака на страны Запада, которая должна предусматривать неожиданный удар в направлении Восточной Европы, Турции, а также военные действия в Арктике и на Аляске. Цель такого удара – застать врага врасплох и захватить максимально большое пространство. Ведь несмотря на современные технологии, война будет вестись за контроль над территориями. Даже если предположить, что России повезет в реализации неожиданной атаки, ее успех ограничится захватом двух-трех стран, после чего ее продвижение захлебнется. Следует также учесть, что наступление российских войск будет происходить на фоне ракетных ударов по ее территории и партизанской войной в захваченных ранее странах.

Говоря по правде, это мог бы быть хороший сценарий для фантастического рассказа, но не для реальной жизни. Подобная авантюра изначально обречена на провал и грозит полным уничтожением России.

Поэтому рассуждения о войне оставим тем, кто мечтает въехать в Киев или Минск на танке. Но есть одно условие, при котором экспансионистские планы России могут реализоваться. Это может произойти в случает глубокого политического и экономического кризиса в Европе, развала Европейского Союза, установлении недемократических режимов в европейских государствах и их внутренней дестабилизации. Сила России всегда была в слабости ее соседей, пример тому – судьба Речи Посполитой.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Во время беременности я тупела на глазах». Молодые мамы о настоящем материнстве

Боль • Екатерина Ажгирей
Среди всех потенциальных суждений о «ты же мать» можно найти очень частые заблуждения: что мама не может уставать от своего ребенка, что секс после родов такой же, как и раньше, а жизнь с появлением детей полностью меняется у обоих родителей. KYKY записал четыре истории молодых мам разного возраста, чтобы мы наконец увидели неинстаграммное материнство – с токсикозом, работой и депрессиями. Но, несмотря на это, с натуральным счастьем.