Что американцу – ядерный апокалипсис, то беларусу – лёгкий стресс

Боль • Ольга Гринюк
«В очередной раз делегации возложили цветы к монументу на Площади Победы. Телеканалы обеих союзных республик прокрутили все фильмы о Второй Мировой, от советской классики до новомодных поделок». Ольга Гринюк после всех этих экс-военных праздников напомнила нам, что президент США очень любит пошутить в Twitter о ядерных бомбах. И представила, как на самом деле выглядели бы первые дни беларуса и американца, если бы кто-нибудь дошутился.

Отгремели красно-зелёные салюты, прошли образцово-показательные ретро-концерты, на Линии Сталина взяли Берлин. Казалось бы, в этот солнечный майский день можно забыть о всех невзгодах и предаться беспечной радости. Радости за то, что не оказался на месте сотен тысяч неизвестных героев, лежащих в безымянных могилах от Вислы до Одера. За то, что не брал в руки АК-47, не повторял подвигов Гастелло, Хоружей и Богорада. За то, что всю жизнь смотрел на мирное небо над головой. Однако, что если мирное небо – это не навсегда? Если мы или наши дети столкнёмся с чем-то худшим, нежели многострадальные деды и прадеды? В самом деле, чуть ли не каждый день Трамп в своём Твиттере бурно грозится то Киму, то Асаду, то иранским аятоллам. Путин с улыбкой сфинкса рассказывает о некоем загадочном оружии, способном испепелить весь мир, а телеканал «Россия 24» любезно советует, что захватить с собой в бомбоубежище. Стрелки Часов Судного дня показывают без двух минут полночь, и от этого многим становится совсем невесело. 

В середине 80-х годов беларуский классик Алесь Адамович написал фантастическую повесть «Последняя пастораль» в попытке представить жизнь после ядерного апокалипсиса. Чудесным образом остаются в живых только советский офицер-подводник и белая женщина из неизвестной европейской страны. Они влюбляются и живут идиллической жизнью на тропическом острове, мимолётно рефлексируя об утраченной цивилизации. До тех пор, пока не появляется третий – афроамериканский астронавт, катапультировавшийся с уничтоженной космической станции. Женщина уходит к астронавту, однако тот не может иметь детей из-за губительного воздействия радиации. Между мужчинами назревает конфликт: они готовы пустить друг другу пулю в лоб, но океанский смерч внезапно смывает остров вместе с последними представителями человечества.

Ядерный апокалипсис: американский сценарий 

Американец Брюс Клэйтон подошёл к проблематике Третьей Мировой более прагматично и выпустил детальный гид по выживанию после ядерного конфликта (Life After Doomsday). Согласно Клэйтону, в случае нанесения Союзом ядерного удара по США (книга вышла в 1980 году, в разгар Холодной войны), на североамериканском континенте останется в живых не более 20% довоенного населения. Порядка 35% погибнет в первые месяцы от объединённого эффекта взрывов, теплового излучения и ядерных осадков. Массовые смерти будут продолжаться в течение последующих пяти лет: около 45% жителей континента умрут от последствий радиации, а также болезней, голода, холода и социальной анархии. 

Кадр из фильма «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу»

Чтобы лучше представить все ужасы внезапно обрушившегося ядерного конфликта, Клэйтон рисует мрачную картину бедствий в хронологическом порядке. Сорок минут пройдут между запуском ракеты из России и поражения ею цели в Соединённых Штатах. Если вдруг президентская связь с Россией не сработает (что случалось уже не раз), у правительства США будут считанные минуты на ответный удар. Кроме того, автор сетует на безответственное отношение американского правительства к вопросам гражданской обороны. По мнению Клэйтона, многие американцы не получат предупреждения о ядерной атаке во избежание паники и социальной анархии.

День 1-й. Забыть про электричество и запастись собачьим кормом

Итак, русские нанесли ядерный удар. Сильный электромагнитный импульс выведет из строя электронику и создаст помехи прохождению радиосигналов: радио, телевидение, мобильная связь и интернет немедленно прекратят свою работу. «Странная штука», – подумает простой парень Джек из пригорода Канзас-Сити, когда внезапно прервётся трансляция очередного глупого ситкома. Джек выбежит на улицу: у его соседей возникнут схожие проблемы. По городу начнут ползти тревожные слухи. Теперь Джеку предстоит забежать в супермаркет, пока он открыт (или если открыт). Клэйтон рекомендует брать всё, что осталось, даже собачий корм, а также избегать участия в драках за продукты, поскольку скорая помощь больше не приедет.

Наступает темнота, а в доме нет ни воды, ни электричества. Джек съедает все скоропортящиеся продукты из холодильника и отправляется спать, закутавшись несколькими одеялами. Первый день ядерного апокалипсиса прожит.

День 2. Делать ноги из города

Джек просыпается с рассветом и обнаруживает, что вчерашний кошмар ему не приснился. В магазинах закончились продукты. В ближайшей перспективе – бомбёжка Канзас-Сити, а также выпадение ядерных осадков. Не менее страшной опасностью становится растущая социальная анархия (вспоминается хаос на стадионе «Супердоум» в Новом Орлеане после разрушительного урагана «Катрина» в 2005 году).

Кадр из фильма «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу»

Клэйтон советует Джеку избегать появления в скоплениях людных мест, включая бомбоубежища, если опасность атаки на город минимальна (у русских наверняка имеются более интересные цели, нежели провинциальный Канзас-Сити). Хотя американские бомбоубежища предоставляют достаточную защиту в пределах пяти миль от эпицентра взрыва, в них отсутствуют запасы еды и воды, что может породить конфликты между укрывающимися. Переждать выпадение ядерных осадков в течение первых двух суток лучше на десятом-пятнадцатом этаже высотки (к примеру, в бизнес-центре Канзас-Сити). Затем Джеку следует уносить ноги из города, полного отчаявшихся и агрессивно настроенных людей. 

День 3. Найти друзей и надеяться на лучшее

Итак, Джек собрал свой походный рюкзак, захватил запасы еды, воды, а также карту местности. Вероятно, многие дороги и магистрали разбиты, кругом стоят брошенные автомобили. Мотоциклы и велосипеды в подобной ситуации обладают бесспорными преимуществами, однако Джеку придется идти пешком ввиду отсутствия оных. Поскольку Джек довольно молод и не слишком злоупотреблял гамбургерами, ему не составит труда проходить по 20-30 километров в день. Джек пойдет в сторону, перпендикулярную ветру, чтобы не попасть под выпадающие ядерные осадки.

После того, как Джек выбрался из города, ему потребуется соорудить себе импровизированное убежище – выкопать траншею и закрыть её дёрном. Сидеть в подобном убежище придётся долго. Если Джек объединится с адекватной компанией, его шансы на выживание значительно возрастут. В конечном итоге, резюмирует Клэйтон, выживание в пост-ядерном будет во многом зависеть от ее величества фортуны, а также от личной собранности. Тем не менее, рассчитывать на высокое качество жизни было бы исключительно наивным.

Стараниями Ким Чен Ына и его неутомимых ракетчиков американцам вновь довелось прочувствовать тревожную атмосферу времен Холодной войны, притом не в серо-бетонных стенах Пентагона, а на курортных Гавайях. Рано утром 13 января жители Гавайев получили смс-сообщения о приближении баллистической ракеты с предписанием немедленно искать убежище. Среди жителей острова началась паника, а власти объявили о ложной тревоге лишь спустя сорок минут. Впрочем, некоторые миллионеры Силиконовой Долины уже приобрели дорогостоящие подземные бункеры. Вопрос заключается лишь в том, как они успеют туда добраться за двадцать минут после предупреждения о ядерной тревоге, если оно вообще будет.

Ядерный апокалипсис: беларуский сценарий

Как же обстоят дела с системой гражданской обороны в Беларуси? Гипотетически наша страна может попасть под ядерную раздачу в качестве военно-политического союзника России. Безусловно, в случае ядерной атаки на Беларусь основными мишенями станут Минск, областные города, а также значимые военно-стратегические объекты. Итак, сидит простой минский парень Лёша в подземном баре на Автозаводе.

Кадр из фильма «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу»

День 1, часть первая. Беги, Лёша, беги!

Хотя много воды утекло с падения Железного занавеса, но старые добрые традиции гражданской обороны СССР дадут о себе знать. Внезапно заревут рупоры системы оповещения, и перепуганная пятидесятилетняя соседка Аня истерично завопит «внимание всем!», вспомнив советскую молодость. Лёша посмотрит на экран своего модного смартфона и увидит смску наподобие сообщений от Горисполкома, предупреждающую о ракетно-ядерном нападении в ближайшие 20 минут. Бармен экстренно включит телевизор: тревожный голос молодой дикторши будет истово призывать искать ближайшее бомбоубежище. 

Теперь у Лёши есть выбор: бежать на станцию метро Автозаводская или искать бомбоубежище в ближайших сталинках. Оба варианта вполне приемлемы. Станции минского метрополитена являются бомбоубежищами второго класса и устоят в эпицентре воздушного и наземного взрывов мощностью до 10-15 килотонн. Невысокие сталинки на Партизанском проспекте строились с учетом возможного ядерного нападения. Небольшая этажность в сочетании с широкими улицами должна была минимизировать воздействие ударной волны. Практически под каждой сталинкой имеется бомбоубежище, рассчитанное на 70-150 человек, оборудованное фильтрационной установкой, баками с запасами воды, а также медпунктом с отдельной канализацией. Толстые металлические двери должны выдержать воздействие ударной волны, а на случай обрушения дома предусмотрено несколько выходов.

День 1, часть вторая. Ужасы подземки

Поскольку Лёша спал на уроках ОБЖ, он даже не подумает искать бомбоубежище в сталинках, а побежит за толпой в метро. В таком случае Лёше следует поторопиться: герметические затворы станции закроются через 10-15 минут с момента оповещения о ракетно-ядерном нападении. На Автозаводской наблюдается колоссальная давка, однако на центральных станциях ситуация значительно хуже. Вспоминается трагедия на станции метро Немига в 1999-м году.  Кто не успел, тот опоздал…

Американцы уже израсходовали свои самые мощные бомбы на Москву и Питер, поэтому Беларуси достаются лишь ошмётки их ядерного арсенала. Автозаводская выдерживает взрывную волну, однако сейсмические волны, движущиеся с огромным ускорением в почве, причиняют вред многим людям. Лёша падает и больно ушибается.

Кадр из фильма «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу»

В отличие от американских бомбоубежищ, в минском метро имеются генераторы электроэнергии, система фильтрации воздуха, а также запасы воды, продовольствия и медикаментов. Несмотря на колоссальный стресс, милиции и сотрудникам метрополитена удаётся организовать пребывание спасающихся в течение последующих нескольких дней. Лёше оказана медицинская помощь, он выпил воды и даже немного перекусил.

День пятый-десятый. Не забудьте паспорт

В течение последующих пяти-семи дней Лёша отсиживается в минском метро с тысячами других спасающихся. Когда ситуация с радиационным фоном улучшается, людей выводят в специальные пункты обслуживания населения. Рассчитывать на социальную анархию не приходится: армия и милиция продолжают выполнять свои функции. К счастью, у Лёши есть с собой паспорт. Несмотря на пережитый стресс, от парня требуется сохранять железное спокойствие и четко выполнять полученные инструкции.

В конечном итоге, беларусам не привыкать. В какой-то степени мы уже пережили свой ядерный апокалипсис в 1986 году, когда случилась Чернобыльская авария. В Беларуси уже есть земли, где нельзя выращивать урожай, реки, где нельзя ловить рыбу, дома, в которых нельзя жить. Полный распад последнего радиоактивного элемента (плутония-239) на наших загрязнённых территориях произойдёт лишь в 26486 году. Если для большинства гавайских американцев сообщение о ракетно-ядерном нападении стало колоссальным шоком, беларусы наверняка бы восприняли подобную новость спокойнее, вздохнули и отправились рыть землянки.

***

Весна, солнце, седьмой класс. Идёт урок ОБЖ, его ведет эксцентричный пожилой учитель под два метра ростом, с широкой лысиной и громогласным басом. Он что-то бухтит про гражданскую оборону, а в голове лишь проносится рифма «жук-жук-ОБЖук», и губы судорожно сжимаются от смеха… Как и фиктивный Лёша с Автозавода, автор спала на уроках ОБЖ. Может, зря?

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Молодые ребята в клетке смотрят на своих постаревших родителей. Адвоката никто не слушает». Юрист о том, как беларусов судят по статье 328

Боль • Евгения Долгая
Вторую неделю матери осужденных за наркотики держат голодовку, чтобы президент обратил внимание на проблему необъективно больших сроков за употребление даже легких наркотиков. KYKY поговорил с юристом о том, что не так с делами осужденных, как проходят суды, почему адвокатов на них почти не слушают и как стоит вести себя, если вас все же задержали с косяком.
Популярное