«Идеал пассажира — это два гея, едут в аэропорт»

Боль • Антон Иванов
Символ Минска — таксисты: не люди, а песнь. Вспомните хотя бы мужчину с белочкой на приборной панели, о котором с радостью писали СМИ. Таксист Игорь Борисович на работе без белочки. Суровый минчанин признался редакции KYKY, что потеряет из-за нас работу, но за обещание не раскрывать его фамилии всю дорогу от Серебрянки до Сухарево рассказывал истории из жизни.

KYKY: Игорь Борисович, а видит ли таксист таксиста издалека? Какие у вас есть общие профессиональные черты?

И.Б.: Таксист к таксисту относится с пониманием. Особенно когда трудно разъехаться в заставленных дворах Малиновки. Общие черты — это плафон на крыше и образ мысли, когда мы на работе. В остальном мы очень разные.

KYKY: Часто ли минчане заводят разговоры о политике? Вообще каков топ тем в такси?

И. Б.: Топа тем нет. У кого о чем душа болит, тот о том и говорит. Приходится подстраиваться под каждого человека. Но завязывать первым разговор с пассажиром — это идиотизм. Как и вообще грузить человека своими проблемами. Настоящий таксист — это, по большому счету, экстрасенс. Он своим видом высказывает заинтересованность проблемой пассажира, хотя эта высказанная проблема влетает в одно ухо и вылетает через другое. А затем в приоткрытое окно.

KYKY: Как выглядел ваш первый клиент, которого вы подвезли сегодня?

И. Б.: Он был дружелюбным интеллигентным очкариком лет 50 с хвостиком. Сидел на заднем сидении, уткнувшись в айфон, и, наверное, читал новости.

KYKY: Вас не раздражает, когда пассажир садится рядом с водителем?

И. Б.: Рядом с водителем садятся всегда открытые, не имеющие страхов перед миром люди. Я имею в виду людей с нормально сформированной психикой. Хотя тех людей, которые садятся на заднее сидение, тоже не в чем упрекнуть. Каждый садится куда ему вздумается, это право закреплено конституцией. Человеку, который садится рядом, как правило, нравится кататься спереди. Вот и все.

KYKY: А если он пьян? Что делать?

И. Б.: Пьяные клиенты были. Но они были не настолько пьяны, чтобы вести себя по-скотски. Одного действительно пьяного клиента я по недомыслию взял на Чкалова и отвез на Юго-запад. Разбудил, сообщил, что мы в адресе и попросил расплатиться. Пассажир сказал, что денег у него нет. Я вышел из машины, выкинул пассажира в куст сирени и уехал.

KYKY: Кто, с вашей точки зрения, самый лучший пассажир?

И. Б.: Тот, кто выходит из подъезда в тот миг, когда туда подъезжаешь ты. Который называет точный адрес, и которому до тебя нет дела. Вообще, идеал пассажира — это два, например, гея. Один из которых провожает друга в аэропорт «Минск-2», после чего возвращается с тобой назад.

KYKY: А что в них идеального?

И. Б.: Во-первых, расстояния хорошие, во-вторых, педики — чуваки спокойные и при деньгах. Но это голая статистика. С гопотой проблем больше.

KYKY: Куда в такси едут гопники?

И.Б.: Если не за наркотиками, то в бильярдный клуб.

KYKY: Вы можете сразу опознать наркомана? По каким признакам?

И. Б.: Некоторые пассажиры кажутся наркоманами и без употребления запрещенного продукта. Поэтому я не заморачиваюсь распознаванием. Наркотиком люди убивают только себя, поэтому моей жизни ничего не угрожает. Но если я увижу, что человек умирает от передоза, я, конечно же, окажу ему первую медицинскую помощь. А потом отвезу в приемное отделение ближайшей больницы.

KYKY: Вы всегда останавливаетесь, когда человек голосует с бордюра?

И. Б.: На языке таксизма правильно говорить от борта, а не с бордюра. Конечно же, останавливаюсь. И убедившись, что человек вменяем, везу его в адрес.

KYKY: Кто самый плохой пассажир, по-вашему?

И. Б.: Хреновость пассажира зависит от самого водителя. У меня не было плохих пассажиров. Они обычные люди, к которым я всегда доброжелателен, и от которых можно иногда услышать умные вещи. Иногда встречаются светлые пассажиры. Но тут все на уровне чувств. Сядет такой на заднее сидение, уткнется в свой гаджет, и никаких слов не надо. Я понимаю, кто он, он понимает, кто я. Но это уже метафизика, не имеющая отношения к теме.

KYKY: Девушки в такси — это зло или радость дня?

И.Б.: Девушки в такси — это рутина. Они хорошо пахнут, ругаются со своими молодыми людьми по телефону, иногда плачут. Возят к ветеринару своих домашних питомцев и не лезут в душу со своими проблемами. Я бы сказал — тоже идеальные пассажиры.

KYKY: Часто ли девушки хотят проехать бесплатно потому, что они девушки?

И. Б.: Если у девушки вдруг не окажется денег расплатиться, то я ее просто высажу в адресе и совсем не огорчусь. Всякое бывает. Девушке не заплатили, например, любовью, вниманием или даже деньгами… Поэтому и ей расплатиться нечем. Я такие проблемы легко переживаю, поэтому они не часто случаются.

KYKY: Каково ваше мнение: такси в Минске — дорого или дешево? Есть ли у населения стереотип о том, что такси — роскошь, а не средство передвижения?

И. Б.: Для одних такси дорого, для других дешево, впрочем, как и другие измеряемые в денежном эквиваленте услуги. Совкового стереотипа о том, что такси роскошь, у людей нет. Есть стереотип, что таксист ниже тебя по социальному и духовному статусу.

KYKY: За что не любят таксистов?

И. Б.: Таксистов называют быдлом и грубиянами, потому что запоминаются именно такие: быдло и грубияны. Любой таксист к другим таксистам относится с небольшим конкурентским раздражением. Ибо любая увиденная рядом машина вызывает маленькую злость. Особенно если там сидит пассажир. Сидишь, например, в районе, ждешь вызова час, а тут кто-то поехал… Это на подсознательном уровне происходит.

Но если таксист попал в беду — тут срабатывает другое чувство. Всегда остановлюсь и помогу, если в том есть нужда. Про ЧП рассказывать не буду, это корпоративная этика. Но на любой шухер сразу слетятся все машины, которые есть рядом.

KYKY: Вы всегда даете чек?

И. Б.: Ну, я иногда наебываю государство с его 17% налогом. Пассажиры от этой манипуляции не страдают. В моей машине нет разницы, ехать с включенным счетчиком или нет. Возможно, я еще не успел оскотиниться.

KYKY: Почему минские таксисты так часто путают адреса?

И. Б.: По многим причинам: это может быть и ошибка диспетчера, и пассажира, GPS. Многие новые дома еще не занесены в программу навигаторов. Да и некоторых старых домов там нет. Например, Ленина, 18. В неизвестные места я обычно еду по навигатору и точно так же возвращаюсь назад.

KYKY: Сколько пассажиры оставляют на чай?

И. Б.: Пассажиры оставляют от 1 до 5 долларов. Но далеко не все. Все зависит от их настроения.

KYKY: А как вы готовитесь к чемпионату мира по хоккею? Сможете преодолеть языковой барьер?

И. Б.: Что касательно языкового барьера, то он у всех разный, как у пассажира, так и у водителя. Во всяком случае, есть язык жестов, на котором заинтересованные стороны всегда изъяснятся. У меня пока проблем не было, ибо немного болтаю на нескольких европейских языках.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Жить дольче, гучче и версаче: как вычислить подделку

Боль • Лилия Магамадова
Пока белорусские швеи отшивают для московских бутиков вещи Givenchy, в Европе устраивают акции по борьбе с фейками. Лилия Магамадова рассказывает, что произойдет, если вас поймают в аэропорту с поддельной сумкой «шанель», и что нужно знать, покупая оригинал.