Игра затягивает: откровения лудоманов

Боль • Тамара Колос
Игромания – побочный эффект популярности казино. KYKY побеседовал с игроками, заведующим наркологическим отделением и бывшим аффилейтом, чтобы понять – почему пока одни спокойно зарабатывают на турнирах по покеру, другие лечатся от лудомании в Новинках.

Аффилейт: «Даже тракторист Вася может накликать из пяти долларов тысячу»

Слово «аффилейт» означает человека или организацию, зазывающих игроков в покер-румы. Практически все сотрудники игорной сферы связаны договором о неразглашении, и потому мой собеседник попросил называть его выдуманным именем – Александром Николаевым – чтобы избежать возможных проблем.

«Я работал аффилейтом – условно говоря, привлекал игроков онлайн-покера, – говорит Александр. – За это мне шел процент от рейка – комиссии. Благодаря рейку существуют организаторы. Допустим, я играю с тобой в покер: ты поставишь доллар, я поставлю доллар, ты выиграешь, но тебе придет не два бакса, а один девяносто. Десять центов уйдут в покерный рум. Это на самом деле честная система. В онлайн покере обманывать кого-то нет смысла. Дикие истории, будто казино сажают за стол своего человека, не имеют оснований. Во-первых, подлог нереально доказать, во-вторых, это невыгодно. Румы живут за счет игр, а не проигрышей.

KYKY: Расскажи, как ты общался с игроками?

Александр Николаев: Я работал по телефону, скайпу, контакту, вайберу – то есть не встречался с игроками лично, потому что это, скажем так, чревато. Нам выдавали базу, и мы ее обзванивали. Но не просто предлагали зарегистрироваться, а давали понять, зачем человеку нужно там играть. Вот я сейчас к тебе подойду и скажу: «Регистрируйся». Что ты ответишь? Правильно, «иди в задницу» в лучшем случае. А если я приду и скажу: «Давай я научу тебя играть» – эффект будет другим. Но учил не я, для этого были специальные тренеры, форумы и тренировки. Если ты зарегистрируешься, но не наиграешь рейк, то контора не получит от тебя выгоду за привлечение.

KYKY: Существуют ли секреты успешной игры?

А. Н.: «Живой» покер – это примерно 15% математики, 15% – везения и 70% – психологии самих игроков. В онлайн-покере немного по-другому. Везения столько же, но чтение игроков идет относительно карт и переходит в чистую математику. Так что выигрыш опирается на статистику. Все, кто зарабатывает на турнирах, используют дополнительный софт, например, Hold'em Manager, PokerTracker.

У нас в Беларуси в позапрошлом году один чувак выиграл на турнире тысяч 70-80 долларов, из которых заплатил 30 тысяч налогов.

Бывают и люди, которые знают, как заработать на этой теме, но у них не получается. И они сливают много денег. Например, я знал парня лет 18-19-ти, который играл на аккаунте своего отца – важной шишки. И за два-три месяца он слил сто штук баксов. Но он учился в США, а в Беларуси масштабы поменьше. И кроме того, у нас очень много хороших игроков. Беларусь по онлайн-геймингу в 2013-14 годах вообще выходила на первое место – если судить по проценту соотношения выигрышей к проигрышам. Думаю, это потому, что у белорусов такой менталитет: прежде чем в какое-то дерьмо вляпаться, нам нужно разобраться, что к чему.

KYKY: Получается, любой может заработать на игре?

А. Н.: Любой, даже тракторист Вася может включить компьютер, зайти на Poker Stars, закинуть через Visa Electron 100 тысяч, за пять долларов зарегистрироваться в турнире и накликать из пяти долларов тысячу. Такое вполне может случиться – но один раз.

KYKY: В реальности игроман может написать заявление, чтобы его не пускали в казино. Есть ли похожая система в покер румах?

А. Н.: С игроманами я общался редко – больше с теми, кто хочет на этой теме заработать. Но если у кого-то возникнут проблемы, он может зайти в настройки аккаунта и установить дневной лимит на проигрыш – например, не больше пяти долларов в день.

Истоки зависимости по Фрейду. Нарколог рассказывает, кто может заболеть игроманией

В 2012 году Интерфакс-Запад утверждал, что каждый третий посетитель белорусских казино страдает зависимостью от азартных игр. К сожалению, сегодня установить точное количество заболевших лудоманией невозможно. Однако за четыре года через 21-е реабилитационное наркологическое отделение в РНПЦ «Психического здоровья» прошло 150-200 игроманов, подсевших на онлайн и офлайн казино, а также рулетку, автоматы и спортивные ставки. Заведующий 21-м отделением Владимир Иванов уверен, что практически все зависимости схожи – будь то алкоголизм, наркомания, шопоголизм либо лудомания.

Владимир Иванов

Владимир Иванов: «Суть любой зависимости кроется в двух симптомах. Первый – так называемое «первичное патологическое влечение» или в просторечии «тяга», «драйв». Чем патологическое влечение отличается от обычных желаний? Тем, что человек игнорирует отрицательный опыт. Рассмотрим «стандарт» для алкоголика: пьянка, «асфальтовая болезнь», затем у него крадут деньги, жена выгоняет из дома – но он скажет себе через неделю, что причина в паленой водке, а значит, если в следующий раз действовать осторожнее, то все пройдет без проблем. Такой образ мыслей вновь и вновь толкает на употребление алкоголя. Переиграть казино в принципе невозможно, как, впрочем, и «одноруких бандитов». Это известно всем. Выигрыш – эксквизитная вещь: бывает, но крайне редко. Например, я недавно прочел в интернете, что мужчину в Австралии впервые за столетие убил метеорит. Такое случается, но это же не значит, что нам всем стоит бояться метеорита.

У лудоманов первичное патологическое состояние проявляется в том, что они вновь и вновь идут играть, обманывая себя, несмотря на отрицательный опыт проигрышей.

Второй симптом – утрата контроля над потреблением продукта. В случае с алкоголем это будет алкогольный эксцесс. Человек вроде и не планировал много пить, но принял небольшую дозу – допустим, классические 100-150 грамм. И мгновенно включились механизмы, над которыми он не властен. Идет неконтролируемое лавинообразное потребление продукта. То же самое происходит и с игроком: он входит в казино и забывает о времени. Лудоман не контролирует свое пребывание в казино и остается там, пока есть деньги. Мы знаем по нашим больным, что человек способен находиться в игорном заведении сутки, двое, трое – не принимая пищи, практически без сна. В казино таким людям дают возможность отдохнуть, попить и даже немного подкармливают, потому что знают: если человек здесь находится, значит, у него еще есть деньги. Но когда они закончатся, человека выгонят.

KYKY: Верно ли, как утверждают крупье, что 90% посетителей казино зависимы?

Владимир Иванов: Думаю, эта цифра преувеличена. Крупье, конечно, может судить по определенным эмоциональным реакциям посетителей, но я бы не стал так утверждать. Медицина все-таки – наука, и мы не можем продуцировать мифы и слухи.

KYKY: Кто может «заболеть» игроманией?

В. И.: Далеко не каждый. Например, мы знаем, что алкоголь употребляет примерно 95% взрослого населения. Но алкоголизмом страдает менее 10%. Чтобы войти в зависимость от выпивки, нужны определенные биологические механизмы. Алкоголь – сравнительно слабый наркотик, и действует только на обладающих генетической, конституциональной предрасположенностью. Или героин – сильный наркотик: при его употреблении абсолютное большинство заболевает наркоманией. Но даже в таком случае есть менее одного процента людей, которые избегут болезни. Что касается игровой зависимости – стоит выделить изначально психически здоровых людей с некоторыми особенностями, психопатические личности (с психической патологией) и страдающих от настоящих психических расстройств. Если рассматривать совершенно здоровых людей, то механизм возникновения их игровой зависимости никому не известен. Человек случайно заходит в казино, допустим, за компанию, начинает играть и получает инсайт – вспышку, особое переживание. Это чувство очень ему нравится, и потому он продолжает вновь и вновь посещать игорное заведение. Спустя 6-12 месяцев у него разовьется лудомания. Другое дело, когда человек имеет дополнительные психические расстройства, допустим, гипоманиакальное состояние: приподнятое настроение, расторможенность, нечувствительность к критике. Такой тип склонен к любым подвигам, может злоупотреблять алкоголем, сексом или азартными играми.

Гипоманиакальные люди в равной степени предрасположены стать как алкоголиками, так и лудоманами – зависит от того, что разовьется быстрее.

И есть психопатические личности – те, кто посредством игры решают личностные проблемы, как правило, отношений с окружающими. Это в особой степени относится к компьютерным зависимостям и «сетевым торчкам». Человек уходит из нашей реальности, потому что ему здесь плохо. Очень часто он не знает, как доставить себе и своей женщине удовольствие.

KYKY: Но ведь и женатые увлекаются «танчиками».

А. И.: Компьютерная зависимость сродни игровой, структура одна и та же. Человека будет тянуть к монитору. Супруга ему говорит: «Не играй! Я тебя накажу!». Отказывает в стирке, глажке, сексе, уборке: «Сиди, паразит!» А муж отвечает: «Ну и фиг с тобой!» – и продолжает сидеть за компьютером сутками. Это зависимость, самая настоящая

KYKY: Вы упоминали, что лудоманией могут заболеть психические здоровые люди с некими особенностями. Какими именно?

А. И.: Возможно, единственная ключевая характеристика еще до болезни – особое отношение к деньгам. Это не совсем жадность в классическом понимании, а, скорее, желание обладать. Как описывают сами больные, им приятно прикосновение к банкнотам. Яркий пример – скупой рыцарь из одноименной пьесы Александра Пушкина: персонаж наслаждается скольжением монет между пальцев и взаимодействует с ними как с любимой женщиной – ему важно потрогать, почувствовать золото на физическом уровне.

KYKY: Немного напоминает сексуальное отклонение.

А. И.: В каком-то смысле да. Все зависимости растут из одного корня, потому что сексуальность – это проявление нашей энергетики.

KYKY: Звучит по-фрейдистски.

А. И.: Потому что Фрейд описывал реальность и мало что придумывал. Конечно, его интерпретации несколько фантастичны, но и здесь он говорил, что не каждый зонтик символизирует половой орган. Не стоит преувеличивать.

KYKY: Способен ли игроман самостоятельно осознать свою проблему? Ведь большинство ее отрицает.

А. И.: Отрицание – это специфика зависимости, психологическая защита, которая закрывает человеку нормальное восприятие. У анонимных алкоголиков даже есть такая присказка: «Наступил тот момент, когда на сто миль в округе только один человек не знал, что я алкоголик – это я сам». Конечно, зависимые понимают свою проблему гораздо позже окружающих. Однако осознание не всегда их спасает. Например, наркоманы быстро понимают, что они «подсели», но это вовсе не значит, что они хотят лечиться.

KYKY: Сколько ваших пациентов излечилось от игромании?

А. И.: За четыре года через наше отделение прошло 150-200 лудоманов. А сколько вылечилось… Думаю, не очень много. Существенная часть начинает играть реже или пытается контролировать процесс. Возврат к алкоголю, наркотикам, игре – нередкое явление. Мы учим, по крайней мере, оперативно обращаться за помощью. Если человек будет ложиться в отделение 2-3 раза в год, проходить терапию и не играть в промежутках – это, на самом деле, уже достижение. Мы не видим людей, которые способны контролировать себя сами, так как работаем с самым тяжелым контингентом.

KYKY: Лудоман может излечиться самостоятельно?

А. И.: Об этом лучше спросить самих игроков.

Реальный опыт игромана: «Если появится новая водка, ты не будешь пить?»

Во время интервью в палатах как раз проходили встречи больных с психологами – нечто вроде групповой психотерапии. И несколько пациентов согласились рассказать о своих попытках избавиться от зависимости без посторонней помощи. К примеру, Игорь страдал одновременно алкоголизмом и игроманией, и уверен, что самостоятельное лечение невозможно:

«У меня была игровая зависимость. Как она исчезла? Очень просто. Когда три года назад исчезли старые игровые автоматы. А принцип работы новых я не понимал». «Хочешь сказать, что если появится новая водка, ты не будешь пить?» – перебил его сидящий рядом товарищ по несчастью, на что Игорь парировал: «Нет, если бы я увидел старые автоматы, которые меня устраивают, я бы в них поиграл. Но их нет».

Большего прогресса в борьбе с личными демонами достиг Павел, который пять лет назад остановился по собственной воле: «Я играл в рулетку, автоматы, делал ставки. Осознал проблему, когда стал понимать, что все мысли заняты только игрой. Понял, что зависим, сам. До этого не воспринимал всерьез слова родителей, потому что считал, что все нормально. Я занимал деньги, а если надо было срочно отдать долг, переодалживал или брал кредит в банке. До сих пор из моей зарплаты высчитываются суммы на погашение. Но в последнее время – года два – почти не играю. Да, бывают небольшие срывы, но так, на ползарплаты.

Раньше на Полевой (улице) было общество анонимных игроков. Сейчас уже нет.

Сначала я лежал в наркологии на Чигладзе, проходил психотерапию. А здесь (в 21 отделении) кроме психотерапии еще работа с психологом плюс нам советуют ходить на встречи анонимных алкоголиков, потому что игра и выпивка схожи – связаны с психикой. Что мы сейчас обсуждали на встрече с психологом? Что делать, если возникло желание пить или играть, когда ты еще не начал, а уже чувствуешь это состояние. Но я пока не знаю, как отвлечься от подобных мыслей. Когда-то давно, когда я проходил мимо казино, внутри была радость, что я могу зайти и поиграть. Потом – ненависть, потому что заведение напоминало про долги. А теперь просто иду мимо без всяких эмоций».

Лудоман «в завязке» и история про долг на 180 миллионов

Хотя пациенты Новинок уверены, что самостоятельное излечение невозможно, мне все же удалось найти человека, который пока держится за счет внутренних резервов. Олег – лудоман «в завязке» – поделился своей историей без утайки: «На третьем курсе университета первый раз сходил побаловаться в электронную рулетку, просто ради интереса и веселья всадил с другом по 20 тысяч. Мы ставили на цвета, выиграли около 200 тысяч – тогда это было 60 у.е. примерно. Потом у меня появилась шальная мысль, что можно таким способом зарабатывать. Но после нескольких удач пошла черная полоса. Проиграв свои деньги, я решил занимать и таким образом отыгрываться. Появилась еще одна мысль: чем больше поставишь, тем больше выиграешь. Счет пошел уже не на тысячи, а миллионы, порой десятки. По окончании универа мой долг составлял 180 миллионов белорусских рублей.

Я понял, что это конец, и дальше путь только в криминал. Написал заявление о занесении меня в блэк-лист, начал работать на различных шабашках, отрабатывать долги. За полтора года вернул больше ста миллионов. Считаю, что достаточно заплатил за свою ошибку, поэтому впредь отгоняю от себя мысли, что можно заработать, развлекаясь… Если кто-то скажет, что самостоятельно выбраться нереально, я отвечу, что это вполне возможно. Все зависит от цели. Нет, ломки у меня нет, на данный момент я полностью даю себе отчет в сказанном».

Профессиональный игрок в покер: «Ты играешь против людей, а не казино»

Азартные игры – как алкоголь: кто-то будет пить по выходным и проживет счастливую и трезвую жизнь, а другой подсядет с первого стакана. И потому, чтобы не заканчивать текст на морализаторской ноте «все игры зло», приведу беседу с абсолютно нормальным игроком в онлайн-покер. Евгений Кондратенко состоит в Белорусской федерации покера с 2011 года – с момента основания – и пару раз в неделю заходит на аккаунт, чтобы развлечься и немного заработать.

KYKY: Скажите, вы когда-нибудь выигрывали значимые суммы денег?

Е. К.: Да, конечно. Если бы не определенный успех, то и смысла играть не было бы никакого. Я давно играю и редко надеюсь на удачу, все-таки статистика на первом месте.

KYKY: А вам не кажется, что интерес к покеру подогревается искусственно – например, при помощи рекламы и историй якобы счастливчиков, которые одномоментно получили огромные суммы?

Е. К.: Это бизнес, не вижу в рекламе ничего плохого. А что выиграли за минуту… так не бывает. Да, случается, когда на одного-двух-трех людей падают значительные суммы, но это не более чем лотерея. Суперлото. Если рассматривать покер как род деятельности, то любой игрок понимает, что нужно работать над собой, и результат может прийти далеко не сразу. Следует читать литературу, смотреть VOD (video on demand – стримы игроков. – KYKY), анализировать свою игру. Есть много тонкостей финансовой составляющей покера, например, правила ведения банкролла.

KYKY: Вы храните профессиональные секреты?

Е.К.: Вовсе нет, эти секреты находятся на поверхности, но зачастую игроки, которым «внезапно» повезло, думают, что они суперпрофессионалы. На этом и прокалываются.

Как сказал в свое время американский игрок Chris «Jesus» Ferguson: «Один день в покере – это 90% удачи и 10% опыта, а год в покере – это 10% удачи и 90% опыта».

Крис Фергюсон

KYKY: Назовете несколько типичных промахов?

Е.К.: Играю я много и постоянно вижу глупейшие ошибки. Например, действуют на авось: «Вдруг повезет». А надо понимать покерную статистику, стадию игры, турнирный покер, кэш, разные дисциплины. Есть такое выражение: «Покер очень простая игра, если карта заходит».

KYKY: А если не заходит?

Е.К.: Вот тут и начинается то, о чем многие даже не догадываются: смена стиля игры, агрессия, пассивность. Допустим, что делать, если у вас 9-2 и J-7 постоянно? Пытаться сыграть с мизерными шансами на победу? Нужно научиться ждать и находить правильный момент.

KYKY: Или сдаться и заплакать.

Е.К.: Сдаться и заплакать? Очень по-девичьи (улыбается). Настоящие мужики сжимают свои железные... нервы и играют агрессивно при первой возможности, пусть даже она может стать последней в отдельно взятом турнире. На дистанции, если верить статистике такая игра принесет прибыль Знаете, что важно в покере? Что ты играешь против людей, а не казино. Казино всегда в плюсе.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Политический перекур. Евгений Чичваркин и Божена Рынска в Вильнюсе

Боль • Анна Кулакова
Хозяин Евросети Евгений Чичваркин, вынужденно проживающий в Лондоне, и скандальный светский обозреватель, писательница и колумнист Божена Рынска, приехали в «нашу Вильню» на «Форум свободной России». Анна Кулакова поймала обоих в курилке и задала несколько вопросов о судьбах родины.
Популярное