Как одевались прапрадеды. Белорусский сословный дресс-код

Боль • Саша Варламов
Не вышиванкой единой! Модельер Саша Варламов продолжает рассказывать о том, насколько по-разному во все времена одевались белорусы. На территории современной Беларуси проживало как минимум девять сословий – шляхта, купцы, разночинцы – у каждого из них был свой стиль одежды и своя мода. Эпиграфом к тексту автор предлагает сделать вечную цитату Марка Твена: «Одежда делает человека. Обнаженные люди не влияют на общество или влияют слишком слабо».

Сословие первое. Магнаты

В этом тексте не случайно употребляется «дресс-код», а не термин «костюм». Court dress – придворное платье, которое диктуется двором. Короля играет окружение, которое получает за свою службу жалованье. Поэтому придворный костюм можно смело называть должностным или служебным дресс-кодом. Если придворные всегда следуют за своим королем, то у магнатов дела обстоят несколько иначе. Они ведут самостоятельную жизнь и практически всегда содержат собственный двор. Именно из числа магнатов выбирались преемники ныне царствующих особ. Дворы магнатов не копировали друг друга ни по содержанию, ни по дресс-коду. И это понятно – у всех разные вкусы и свои пристрастия. Есть одно качество, предъявляемое к дресс-коду каждого двора. Не повторяя стилистических особенностей своих конкурентов, они стремились всячески сохранять самоидентификацию. Примером тому может служить пурпурный цвет, носить который мог лишь непосредственно император (Древний Рим) и никто более. И всякого, кто осмеливался включать в свою одежду предметы пурпурного цвета, просто лишали жизни как посягающего на императорскую власть. Другой пример. Широкая лента Ордена Подвязки – высшая степень Рыцарского Ордена Британской короны – была темно-синего цвета (учрежден в 1348 году Эдуардом III). Синий цвет в этом случае символизировал непосредственную близость к королевскому дому. Далеко не каждому вельможе разрешалось носить синий. Кстати, это может служить одним из объяснений, почему аристократов называли людьми голубой крови.

Ян Матейко, Люблинская уния

Понятно, что в мире королей, вельмож и магнатов была своя мода. Закономерен вопрос: а кто ее диктовал? Откуда брались модные тренды в высокопоставленном мире? Во все времена королевские дворы соревновались между собой за право считаться наиболее влиятельным, определяющим ход мировой истории (политики), экономики, и, следовательно, моды. Моду определяли первые дворы Европы, занимающие эту позицию в разное время – для каждой европейской Короны была своя эпоха влияния. Особое место принадлежит в вопросе влияния и моды – Франции. Даже такая консервативная империя, как Российская, долгое время считала французский язык основным средством общения в образованных кругах, а франкофилии как таковой не избежала ни она европейская страна.

Слуцкие пояса магнатов Речи Посполитой

Были ли у магнатов, располагавшихся на территории современной Беларуси, некие свои собственные национальные особенности в профессиональном дресс-коде? С уверенностью можно сказать, что таких особенностей не было, несмотря на то, что количество магнатских родов, расположенных на нынешней территории Беларуси, было более двадцати пяти. И они взимали дань с более тысячи подвластных дворов. Часть из них претендовало на дворянские титулы, которые они позже и получили, часть – даже непосредственно на престол ВКЛ. В любом случае, дресс-код каждого магната и его двора стремился подчеркнуть честь, богатство и превосходство своего владельца над другими. Отдельная история со слуцкими поясами, которые считались элементом мужского костюма и признаком благородного происхождения в ВКЛ. Вначале они привозились из Османской империи, Персии, то есть, говоря современным языком, были импортными, и их называли стамбульскими или персидскими. Магнаты и шляхтичи гордились своими поясами. Пояс говорил о богатстве приблизительно так же, как в наши дни – часы марки Rolex.

В 1758 году на территории Речи Посполитой была организована мануфактура производства поясов. Назывались такие мануфактуры – «персиарни». В конце 1757 года в Слуцк был приглашён знаменитый турецкий мастер Ованес Марджаранц, армянин по национальности. Он некоторое время работал в Станиславе (Ивано-Франковск), затем в Несвиже. В Станиславе проходили обучение два слуцких художника – Ян Годовский и Томаш Хаецкий. В 1758 году Ованес Маджаранц заключил договор с Михаилом Казимиром Радзивиллом о создании «фабрики перской» для изготовления «пояса с золотом и шелком» с обязательным обучением «работе перской» местных умельцев. Не стоит забывать, что нынешняя территория Беларуси – это часть влиятельных в разное время государственных образований, таких как: Великое княжество Литовское, Речь Посполитая и Российская империя. А такая сопричастность не может не оказать своего влияния на культуру, искусство и моду (сословный профессиональный дресс-код) подвластной территории.

Сословие второе. Шляхта

Слово «шляхта» происходит от немецкого Schlagen – бить (Schlacht – битва). Дословный перевод слова «шляхта» означает: люди боя, вояки, воины. Шляхтичи – это сословие людей, оборонявших Отчизну. Высшее сословие в феодальный период истории Беларуси, которое, собственно, и управляло государством. В Беларусь название пришло в ХVI веке из Польши, в Польшу – из Чехии, в Чехию – из Германии (старонемецкий – благородные, свободные, вольные). В Беларуси воевала только шляхта.

Белорусская шляхта никогда не была однородной. Некоторые были очень богаты, другие напротив. Были и мелкие шляхтичи, которые сами трудилась на земле – у одних были крестьяне, у других их не было. Шляхетство передавалось по наследству, но были и исключения. В некоторых местах число шляхтичей доходило до 15% населения – это очень много! Когда нынешняя территория Беларуси была присоединена к Российской империи, оказалось, в России дворянство составляло всего лишь 1%. Белорусские шляхтичи всегда находились в воинственном настроении, постоянно поднимались на восстания за независимость, за свои сословные права, которые Российская империя пыталась у них отнять. В конце ХVIII века и в ХIХ веке белорусская шляхта три раза поднимала восстания в Беларуси, Польше и Литве. Восстание Тадеуша Костюшко 1794 года, а также восстания 1831 и 1863 годов, которыми руководил Викентий Константин Калиновский (Кастусь – это выдуманное простонародное имя).

Дистанция между магнатами и шляхтичами была велика, особенно если шляхтичи самостоятельно работали на земле. Это естественным образом находило свое отражение в костюмах. Следует постоянно иметь в виду, что сословный дресс-код в первую очередь отличает представителей одного сословия от другого – именно в этом его истинное предназначение. Шляхетство, включая и тех, кто сам работал на земле, всегда стремилось максимально отдалить себя при помощи костюма от более низких сословий. Особенное отражение преломление идеи костюма для нобилис (лат. nobilis – знатный) нашло в шляхетских (рыцарских) доспехах. Без должной защиты войной не занимались. Можно себе представить, какую ценность представляли собой мастера специальных ружейных центров, которых изготавливали рыцарские (шляхетские) доспехи. Такие центры были при всех значительных замковых сооружениях. Замки нужно было охранять, следовательно, тут же находились и мастерские, и соответствующие мастера.

Доспехи и их импорт

Доспехи шляхтичей могли быть латными или пластинчатыми, кольчужными или ламелярными (чешуйчатыми), кожаными или матерчатыми… Они выполняли свою основную функцию – защитную, и, соответственно, стоили разную цену. Более высокородные шляхтичи могли позволить себе доспехи не только более качественные и дорогие, но и более замысловатые – с металлическими перьями – своеобразными крыльями позади рыцаря, например. Понятно, что импортные модели доспехов стоили и ценились дороже, чем изготовленные местными мастерами. Импорт всегда был более привлекателен для тех, кто хотел подчеркнуть уникальность своей родословной. Ну, и у кого были для этого средства. Шляхтичи не носили доспехи 24 часа в сутки и круглый год. Часто, особенно в более позднее время, доспехи располагали на самом видном месте жилища, чтобы удостоверить окружающих в своем славном прошлом. В обычной жизни пользовались более удобной одеждой – костюмами из различных шелковых, шерстяных, хлопчатобумажных или льняных тканей и кожи, которая так же, как и доспехи, должна была подчеркнуть, в первую очередь, принадлежность к шляхетскому сословию.

Привозная одежда незримыми нитями связывала белорусских шляхтичей со столицами, каждая из которых в разное время играла роль модной метрополии. Одно время это был Вильно, потом таким модным центром стала Варшава, а еще позже – северная столица Российской Империи – Петербург, моду в которой, в свою очередь, определял Париж. Значительное время моду на всем европейском континенте определял Париж. Польская мода, кстати сказать, во второй половине 19 века тоже довольно сильно влияла и на свои подвластные территории, и на всю Европу в целом. Достаточно вспомнить польские полонезы, мазурки и краковяки, которые непременно стояли во всех бальных программах того времени.

Непременным атрибутом шляхетского сословного профессионального дресс-кода была сабля, ее могли носить только лишь шляхтичи. Чем отличался шляхтич от крестьянина в ХVIII веке? «Адзiн лапаць, другi бот, але шляхцiч, далiбог!» – распространенная поговорка о бедных шляхтичах. О таких писали: «Бедный шляхтич, когда едет на поле и везет «угнаенне», втыкает в «угнаенне» саблю». Саблю, видите ли, могли носить только шляхтичи. И все понимали, что едет шляхтич, а не мужик. Наряду с самоиронией у шляхты было и благородство, и понимание того, что надо соответствовать высшему сословию: быть вежливыми, культурными, внимательными к женщинам, не совершать поступков, которые бросали бы тень на репутацию. Даже бедная шляхта старалась дать детям образование. Лучше всего о бедных белорусских шляхтичах написал Владимир Короткевич, который и сам был шляхетского происхождения. Какие были традиции у шляхты? Например, шляхтич просто обязан был уважительно относиться к жене. Иначе общество осудило бы и отвергло его. У шляхтичей считалось, что лучше развестись с женой, чем драться. А развестись по тем временам было чрезвычайно сложно. Церковный брак – это пожизненно. Ну, а наряды шляхетских женщин можно назвать более, чем просто красивыми.

Сословие третье. Купцы

Торговый люд, торговое сословие, купеческая гильдия… Они занимались торговлей и платили налоги. К кому визуально их можно отнести, к какому сословию? К пролетариату – никогда, потому что им было, что терять. К крестьянам – никогда, крестьяне кормятся от своей земли. Образования у купцов нет, поэтому к разночинцам их не отнесешь, как и, естественно, ни шляхте, ни к магнатам. Загадочное сословие, у которого своя мода как бы и есть, но ее как бы и нет, потому что одежду купцов с трудом можно отнести к разряду «мода». И тем не мнее. Долгополые сюртуки, сапоги бутылками и ко¬соворотки со временем уступили место фракам и визиткам, модным костюмам, часто сшитым за границей, а жены купцов затмевали зачастую своими парижскими туалетами и шляпами светских дам.

Специфическая купеческая манера одеваться не исчезла совсем и продолжала существовать, но, так сказать, на обочине. Верными старой манере одеваться остались провинциальные купцы, в особенности из старообрядцев (они и в столицах в большинстве сохранили свой уклад и традиционный купеческий костюм). Сохранился он и у средних и мелких лавочников, которые в начале XX века одевались так, как богатые купцы в последней четверти XIX века. Своеобразие купеческого костюма заключалось главным образом не в том, что купцы носили какие-то особые вещи, которых, кроме них, не носил никто, а в сочетании вещей. Некоторые из них были заимствованы у «господ», другие имели крестьянское происхождение, но, конечно, разнились от своих народных образцов качеством и дороговизной. Итак, мещанство и антимода – вот, пожалуй, два слагаемых купеческого стиля.

Сословие четвертое. Мещане

Мещанство берёт начало от жителей городов, в основном ремесленников, мелких домовладельцев и торговцев. Считается, что название происходит от польского и белорусского названия небольших городов – «местечко». Мещане – обыватели, люди среднего рода, мелкие торговцы и ремесленники. Мещанское сословие по положению стояло ниже купеческого. Именно мещанам принадлежала бОльшая часть городского недвижимого имущества.

Будучи основными плательщиками налогов и податей, мещане наряду с купцами относились к категории «правильных городских обывателей».

Покинуть на время населённый пункт своего проживания мещанин мог только по временному паспорту. Звание мещанина было наследственным. Записаться в мещане мог любой городской житель, который имел в городе недвижимую собственность, занимался торговлей или ремеслом, платил подати и исполнял общественные службы.

Если попробовать определить моду мещанского сословия, то прежде всего следует сказать, что именно мещане старались всеми силами подражать шляхте (аристократам) и магнатам. Наиболее состоятельные мещане могли позволить себе более дорогую импортную одежду, а те, кто беднее, покупали и носили одежду, изготовленную городскими портными. Среди мещан часто разгорались поединки на модном ринге, то есть, существовало понятие «не нашего поля ягода». Так обычно более зажиточные мещане относились к мещанам победнее. Естественно, у более богатых городских жителей были более изысканные не только наряды, но и дома, и другое имущество. Мещане не носили крестьянскую одежду. Это было зазорно.

Сословие пятое. Разночинцы

Вероятно, самым интеллектуальным сословием на нынешней территории Беларуси были разночинцы – «люди разного чина и звания». Чаще всего к ним относились те, кто получил образование. Значительную часть разночинцев составляли представители искусства и священники. Интеллигенция как наиболее образованная часть общества относилась к моде иначе, чем это было принято в других кругах. Им был свойствен более сдержанный стиль и лаконичность. Основные акценты в стиле расставлялись на содержательной части. В художественной литературе и публицистике того времени разночинцы часто противопоставлялись дворянам. Они воспринимались не только как социальный слой, но и как носители новой идеологии – либеральной, демократической, прогрессивной, революционной. Следует подчеркнуть, что основная идеологическая составная часть революционеров состояла именно из разночинцев.

Понятно, разночинцы носили исключительно городскую одежду, а так как у них была возможность перемещаться по Европе, то покупали и носили они исключительно городскую – либо из магазина, либо сшитую на заказ у местных портных. Было, правда, среди разночинцев отдельное направление – народники. Они считали, что движущей силой любой революции является простой народ, и агитацией занимались среди крестьян. В этом случае могли надевать либо детали, либо полностью крестьянский костюм – временно. Но, вернувшись в город, они опять переоблачались в одежду горожанина, иначе и быть не могло – над «деревенщиной» смеялись. Увы!

Сословие шестое. Ремесленники

Ремесленное сословие так же можно назвать «цеховыми» – это люди, занимающимися ремеслом. Но не все так просто. Цеховых разделяли, в свою очередь, на мастеров, подмастерий и учеников. Цеха имели преимущественное право на продажу изделий. Не принадлежавшие к ремесленному сословию или цеху (обычно иностранцы и сельские обыватели) должны были для занятия этим ремеслом записаться в ремесленники, хотя бы временно, уплатив для этого сборы. Без записи нельзя было нанимать рабочих и вешать вывеску.

Существовала ли специальная мода для занятия ремеслом? Вряд ли. Ремесло часто было связано с грязной работой, поэтому надевали, как правило, то, что было не жалко потом выбросить. Предположить, что крестьянские костюмы, богато украшенные вышивкой, надевали как спецодежду? Можно, конечно, но вряд ли кто либо это делал. Надевали, в основном что попроще. Мода ли это? Именно в той мере, в какой современный стиль Techno имеет отношение к моде.

Сословие седьмое. Крестьяне

Особенностью профессионального крестьянского дресс-кода вне всякого сомнения можно считать то, что производили костюм в том же сословии, в котором его потом же и носили. Моду в крестьянской одежде формировали сами же крестьяне, она была аутентичной, ее не заимствовали в других социальных слоях, хотя с этим можно и поспорить. Однако не правильно считать, что одежда крестьянского сословия была одинаковой во всех регионах страны. Соседство с близлежащими странами непременно накладывало свой отпечаток и на крестьянский костюм. Есть, кроме этого, еще один важный фактор, который не мог не сказаться на крестьянской моде – дворовые крестьяне, которые жили в непосредственной близости со своими хозяевами. Когда в барском доме устраивались вечеринки, дворовые крестьяне непременно подглядывали в окна и двери, замечали новинки, а потом в своих жилищах повторяли их, разучивая, и передавали дальше по «сарафанному радио».

Иностранная мода не могла напрямую влиять на крестьянскую. Однако, если внимательно присмотреться к общеевропейскому крестьянскому профессиональному дресс-коду, можно заметить и некоторое сходство в деталях, и даже относительное сходство в функциональном предназначении элементов одежды белорусского крестьянского костюма и общеевропейского. Утверждать, что мода крестьянского сословия была абсолютно лишена влияния общеевропейской, было бы не совсем правильно. Также не совсем правильно утверждать, что дресс-код крестьянского сословия какого-либо отдельного региона страны может претендовать на роль общенационального. Экономическое разнообразие регионов и соседствующих стран, приближение или удаленность деревень и селений по отношению к крупным городам и торговым путям, скорее всего, не позволяют выбрать какой-либо конкретный образец крестьянского костюма как общенациональный.

Основные занятия крестьян вряд ли можно назвать не пыльными. С этим следует считаться. В обыденной жизни крестьянское сословие пользовалось достаточно скромной одеждой, которую было не жалко было испачкать. А те образцы праздничной одежды, которые удалось зафиксировать исследователям, хранились в укромных местах, передавались по наследству и дарились в особенных случаях. Крестьянская женщина становилась в этом случае и модельером, и швеёй. Нужно отдать должное чисто женским способностям и умению шить – и одевать свою семью, и зарабатывать этим на жизнь. Как далеко в историю ни смотри – везде иголку в руках держала женщина. Будь она королевой или просто мамой, в случае необходимости могла и разрезать ткань и сшить из нее одежду – если уж ей по силам создать человека, то одеть его будет несколько проще. Моду придумали женщины, и пренебрежение модой тоже придумали они.

Сословие восьмое. Фабрично-заводские люди

Пролетариат – движущая сила любой революции. Сословие, которому нечего терять кроме своих цепей. Известно и отношение пролетариата к сельским жителям. «Деревенщина» – именно так называли они крестьян. Можно представить себе, как относились рабочие к крестьянскому костюму – с откровенной издевкой. Поэтому, попав на фабрику, новый рабочий первым делом старался не выделяться среди остальных, и если не сразу, постепенно менял свой стиль на стиль Techno.

Нужно ли что-то еще добавлять к сказанному? Именно стиль Techno стал в последнее время доминирующим. Вбирая в себя все остальные стили, перерабатывая их и придавая им иную жизнь, он придает и моде и другим искусствам неповторимость и современность.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Всем покер! Монстранты, которые троллят митинги и оппозиционеров

Боль • Павел Свердлов
Редкий чиновник не боится. Страх этот — совершенно абстрактный: как бы чего не случилось. А «чего» можно ждать от всего. Даже от лозунга «Это всё из-за олд спайса». Знакомьтесь с новосибирским художником Артемом Лоскутовым, который выносит чиновникам и публике мозг абсурдными акциями протеста с безумно смешными слоганами.