Наркотики, макулатура и БРСМ. Кошмары родительских собраний

Боль • Анна Златковская
«В нашей стране нет родителя, который с восторгом бежал бы в школу своего ребенка, чтобы потратить три часа личного времени на родительном собрании. Однако деваться некуда – и вот родители снова сидят за партой и внимательно слушают учителя». Анна Златковская суммировала коллективный опыт и описала топ-10 главных кошмаров на родительском собрании.

Давным-давно, когда я пошла в первый класс, моя мама побывала на родительском собрании первый и последний раз. Ей так долго объясняли, сколько клеток необходимо отступать слева, а сколько справа при заполнении тетради, что, придя домой, она только и сказала: «Больше я в школу не приду. Учись хорошо». Я выполнила мамин завет, и страсти родительских собраний меня как школьницу обошли стороной – проявляясь лишь легким раздражением классного руководителя за такую непослушную маму.

С того времени в школьных стенах мало, что изменилось. Сбор родителей – как и прежде, один из пунктов образовательного процесса. Безусловно, во многих школах это действие происходит безболезненно. Родители и учителя дышат в унисон и, собираясь раз в четверть, они за час обсуждают учебу детей и решают все проблемы. Дети вынесли дверь? Родители, молча, скинулись деньгами и поставили новую. Необходимы новые шторы, – да легко, по сколько сдавать? После расходятся в позитивном настроении, даже не представляя, что порой родительские собрания превращаются в мучительный сон с не менее мучительным пробуждением. Но нередко случается, что школьное обучение сопряжено с таким количеством трудностей, что родительские собрания превращаются в трагикомедию. В ней каждый участник по отдельности – милый человек. Но стоит им собраться вместе, люди превращаются в тех же детей, которые не могут договориться полюбовно. Вот и получается из родительского собрания настоящий триллер и фарс.

Кошмар первый: успеваемость

В любом классе могут найтись мнительные и переживающие родители, которым важны отметки детей. Они упорно верят, что только «десятки» в дневнике откроют их отпрыскам двери в прекрасное будущее, гарантируют поступление в лучший ВУЗ страны, а после – обеспечение высокооплачиваемой работы. Поэтому вопрос: «Почему у моего ребенка «семь» по математике, а не высший бал?» – растягивается утомительными объяснениями учителя и упорством родителя, решить эту проблему здесь и сейчас. Неважно, как, но решить. Беда, если таких родителей несколько. Пока другие ждут, когда закончится соревнование отличников, в душе мечтая о сигаретке, чае и возвращении домой, взрослые накручивают собрание громкими требованиями особого отношения к их наследнику, затягивая его на полтора часа, а то и дольше. Так и не достигнув консенсуса, меряясь амбициями, родители успокаиваются до следующего собрания. Остальные с облегчением вздыхают, надеясь, наконец, перейти к обсуждению следующего вопроса, который, увы, тоже требует неимоверного терпения и такта.

Порой успеваемость детей вообще обсуждается вскользь, и добиться от учителей ответов, что же делать и как моему ребенку подтянуть тот или и ной предмет, невозможно. Успеваемость детей тонет в потоке сторонней информации, и не понятно, что важнее: сбор на туалетные принадлежности или «четыре» по русскому языку.

Кошмар второй: сдать деньги на ремонт класса

В РОНО денег нет, в Министерстве денег нет, наверное, они должны быть у родителей – так построена система образования в нашей стране и противиться этому нельзя. Родители обеспечивают нужды школы, начиная с мыла, заканчивая стендами на стенах – это ни для кого не секрет.

Принятые нововведения о том, что родители теперь не скидываются деньгами, а лишь занимаются благотворительностью, для многих лишь усугубили ситуацию.

Многие школы перестали практиковать собирательство наличных с родителей внутри своей группировки. Приходится «жертвовать» их школе.

Но эта жертва не означает, что субсидированная сумма будет направлена на ремонт именно твоего класса. Сдавать деньги в попечительский совет из корыстных побуждений нельзя, можно только на блага учреждения. Это называется «поддерживать позитивную динамику школы». Чтобы заслужить ремонт в кабинете, необходимо быть на хорошем счету и поддерживать эту динамику регулярно. Тот факт, что не все родители – миллионеры, никого не волнует.

А как использовать перечисленные суммы – это на усмотрение администрации. Но класс ремонтировать надо? Надо. Поэтому родители заседают по несколько часов, придумывая хитрые схемы по возврату денег на нужды класса так, чтобы попечители не догадались о корыстных целях, и ремонт старого кабинета все же состоялся. Абсурд прекрасен в своей нелепости и печален в своем постоянстве.

Кошмар третий: решить, кто поклеит окна

Красить полы, утеплять окна, клеить обои – обычно выгоднее, если делают это сами родители. «Кто на песчаный карьер»? – выясняется, что все жутко занятые люди, но и оплачивать услуги мастеров нам не по карману. В процессе поиска бесплатных работников хочется спрятаться под парту или тихо раствориться в пространстве. Кошмары прошлой школьной жизни предстают перед глазами, когда учительница могла вызвать тебя к доске, а стишок ты так и не выучил. Склонив голову, пытаешься спрятаться за спинами других родителей, молясь, чтобы кто-нибудь вызвался сам, без принуждения. Вся надежда – на активных безработных мамочек, которым в кайф провести время с рулоном обоев и клеем (ну, или они просто хорошие люди). Счастье, что такие персоны существуют почти в любом классе, поэтому этот кошмар длится недолго, но мучительно.

Кошмар четвертый: кто дежурит в субботу?

Министерство образования решило, что родителям и их детям крайне необходим шестой учебный день. В этот день проводятся олимпиады, кружки типа «Умелых ручек» или «Хозяюшки», и прочие занятия для школьников. Тот факт, что родители своих детей видят крайне редко, и то после работы, поэтому выходные – это радость для семьи, как-то не приняли во внимание. А мнением родителей не поинтересовались. Учительнице приходится в очередной раз тридцать минут объяснять, как важно присутствие детей в субботний выходной день, ведь приходит обычно два-три человека максимум.

Авторитет класса падает, ну и учителю премию могут не начислить за пренебрежение требованиями Министерства. Они ведь не зря это придумали.

В итоге всем приходится искать компромисс, ведь педагога все-таки жалко. И следующие тридцать минут составляется график дежурств детей, обязующихся обеспечить явку, вместо того, чтобы выспаться и провести это время с мамой, папой или любимой бабушкой. Многим родителям после таких обсуждений стыдно возвращаться домой к ребенку. Ведь ему придется как-то объяснить, почему считая «шестой учебный день» глупостью районного масштаба, ребенку вопреки всему придется ползти в школу и делать вид, что он безумно счастлив. Именно так зарождается первое погружение в систему.

Кошмар пятый: клеточки, наркотики, макулатура и БРСМ

Как правильно заполнять дневник и сколько клеточек отступать, оформлять строго по форме и помнить, что дневник – это официальный документ, который смотрит не только учитель, но и вышестоящая инстанция. Да, в некоторых школах весьма требовательны к ведению записей в дневниках – кляксы и помарки в нем неприемлемы. Родителям объясняют сложности образовательного процесса на пальцах, указывая на ошибки и требуя переписать «грязные» листы.

Во многих школах, помимо собраний, проводятся еще лекции о вреде табака, алкоголя и наркотиков, где рассказываются очевидные понятия, как вредно употреблять спайсы и как оградить ребенка от дурмана. Как правило, родитель бывает на этой лекции лишь однажды и больше не возвращается.

Мягко или не без патриотического надрыва педагоги агитируют детей на поступление в БРСМ. Конечно, все упоминают о добровольности мероприятия и о приобретаемых бонусах, если школьник состоит в партии. Обещают увлекательные мероприятия и стабильное будущее, красивый галстук и гордое звание члена Белорусского Республиканского Союза Молодежи. Не вступил – ну и ладно, но прослушать надрывную лекцию о важности данной организации обязан, хочешь ты этого или нет.

Сколько собрать макулатуры и сколько килограммов пустых пластиковых бутылок необходимо принести – еще одна важная повестка на родительской «сходке». Благое дело, воспитывающее в детях собирательные функции, а в родителях – терпение болотной черепахи. Любые возражения на эту тему нокаутируются банальным вердиктом: иначе педагога лишат премии. Где будет брать пластиковые бутылки, если их нет, и макулатуру, когда на дворе век интернета, – проблема семьи. Остается выписывать газеты и пить минералку, иначе педагога лишат премии. А учитель без премии – грустный учитель. Грустный учитель – грустные дети. Эту логику впитываешь довольно быстро и становишься заядлым собирателем использованной бумажной продукции вроде как даже по своей воле.

Кошмар шестой: плохое поведение учеников

Дети на уроке русского языка смотрели порно, мальчик выбил девочке зуб, кто-то спустил мобильный телефон в унитаз, дети разбили стекло, девочки купались в фонтане, мальчики пьют виски с колой, сломали кран, порвали друг другу одежду – список проказ нескончаемый. Родители, в душе гордясь своими сорванцами, пытаются уладить конфликты. Кто-то возмещает (не без досады) ущерб наличкой, кто-то тащит домой порванные штаны и зашивает вручную. Кто-то возмущается и кричит, что его дитя – круглый отличник, и он не мог совершить такое ужасное преступление. Факты и показания школьников не учитываются, и родитель поднимает волну возмущения в девять баллов, отчего собрание в какой-то момент напоминает клетку с попугайчиками, где каждый поет свою песню.

При этом родители иногда меряются профессиональными навыками и образованием, где сексолог спорит с экономистом о влиянии порно на неокрепшие умы детей, а учительница робко просит всех успокоиться и просто «принять во внимание».

Вернувшись, домой после боя, ведут такую же долгую беседу с отпрыском, умоляя вести себя хорошо. А потом перед сном, успокоившись, родитель вдруг исповедуется, что в детстве он тоже был тот еще озорник и как-то поджег кабинет трудов.

Кошмар седьмой: сколько сдавать денег

Славно, если в классе подбираются родители одного социального уровня. Тогда вопрос «сколько сдавать денег?» решается единогласно. Но если класс состоит из семей с разным бюджетом, быстро договориться получается редко. Даже обычный кулер для воды может стать предметом споров: кому-то хочется, чтобы кулер был с подставкой и холодной и горячей водой, для кого-то достаточно просто пятилитровой бутыли, тем более, это дешевле. Сколько сдавать денег и как расставить финансовые приоритеты – это то, что способно выдавить даже из самого разумного человека последние капли терпения и, собственно, деньги. Всегда найдутся родители, которые рьяно участвуют в конкурсе классных кабинетов, и они готовы скинуться на телефонную будку в английском стиле, лишь бы занять условное первое место. Под ту же раздачу попадает планирование выпускного. Одним подавай золотой лимузин, а другим вполне сойдет маршрутное такси, благо, родственник сделает скидку. В такие моменты зарождается классовая война, где одни стесняются своей бедности, другие – того, что могут себе это позволить. Компромисс достигается лишь массовостью: кого больше, тот и победил. Кто-то из «меньшинства» так или иначе откажется от поездки в аквапарк, а кому-то придется кататься по городу в микроавтобусе, а не на шикарном hummer, как мечталось. И да, не забываем о благотворительности в фонд школы. Сумма пожертвований коррелирует с соответствующим отношением к ребенку, и игнорировать этот факт удается только… никому.

Кошмар восьмой: инфантильные родители VS ответственные родители

Трудно, когда ты та самая ответственная мама, которая понимает, что надо как-то сотрудничать со школой. Нельзя приходить на родительские собрания и сидеть, уткнувшись взглядом в поверхность парты и ждать, что проблемы сами собой рассосутся, система школьного образования вдруг изменится. И больше не придется выслушивать речи о том, что «пора сдать деньги на туалетную бумагу» или «принесите килограмм бутылок», не говоря уже дискуссии об успеваемости учеников. Увы, нужно выстраивать диалог, но этим обычно никто не хочет заниматься. «Надо же что-то делать, давайте же что-то делать», – можно услышать возгласы особо эмоциональных матерей, лишенные всякой конкретики. Активная мама пытается растормошить уставших, равнодушных родителей, которые не желают ни сдавать деньги на нужды школьников, ни общаться с педагогом, ни вникать в учебный процесс, чтобы сделать своему ребенку хорошо в рамках существующей системы.

Но в то же время родители требуют отчет о потраченных деньгах, берут все чеки и садятся с калькулятором, чтобы просчитать, не потратила ли активная мама что-то из собранной (это было нелегко) суммы на себя.

Кошмар девятый: вайбер-чат, из которого нельзя удалиться

Хуже вайбер-чатов могут быть только сериалы по НТВ. Если родительские собрания происходят не так часто и вообще их можно проигнорировать, родительский вайбер-чат – он каждый день. Обсуждения – это и прелюдия перед собраниями, и финальные титры длиной в американский блокбастер после собраний. Помимо дискуссии по важным темам: «что задали по химии», «необходимо выбрать подарок на Новый год классному руководителю» – кто-нибудь наполняет чат умилительными поздравлениями и сочными открытками, кто-то сбрасывает статьи на социальную тематику с Хартии, а некоторые и вовсе хвастаются, что каникулы они проведут в Альпах. Отцы, замечено, либо изначально не вступают в группу, либо удаляются уже через пару месяцев. Обычно через пару дней бурных обсуждений ретироваться из чата хочется каждому адекватному и занятому человеку, так как сознание не готово перерабатывать столько информации. Тридцать человек, спорящих о выборе презента педагогу, способны не только навсегда убить все человеческое в человеке, но и разбудить вулкан Бакенинг. Только удаление не решает проблему, ведь так родитель не может стать свидетелем жарких обсуждений: какой принтер купить в класс, струйный или лазерный (а чего мелочиться, давайте сразу 3D). И, соответственно, не сможет высказать точку зрения о том, что без принтера можно обойтись, он на работе распечатает все, что требуется. А молчание будет расценено как знак согласия и последующее «Здравствуйте, Алевтина Ивановна, вы должны сдать еще 15 рублей».

Кошмар десятый: быть учителем

Педагогу приходится лавировать между детьми и их требовательными родителями, администрацией школы и нелогичными требованиями Министерства образования, сохраняя при этом рассудок и выдержку любым способом. Учитель пришел в школу учить – ан нет, ему приходиться уговаривать детей вступить в добровольную общественную организацию, сдавать белые пластиковые бутылки, параллельно давать отчет руководству и вести планы занятий на весь учебный год. На каждом родительском собрании педагог обязан пометить всех присутствующих, ведь если плохая посещаемость, значит учитель плохо работает. Собрать согласие на участие ребенка в психологических тестированиях, раздать анкеты с различной тематикой, чтобы родители их заполнили. Необходимо разговаривать с каждым родителем отдельно, переживать вместе с ним его неудачи, давать советы и решать конфликты. Для педагога родительское собрание – тот же кошмар, что и для мам и пап, и ему гораздо интереснее провести время дома в кругу семьи, чем среди уставших и привередливых матерей и отцов. «Я завтра увольняюсь», – эту фразу раз в месяц говорит почти каждый педагог.

Как выйти из кошмара

Перейти на домашнее обучение. Тщательно выбирать школу, заранее выясняя, сталкиваются ли родители с вышеперечисленными пунктами. Запастись терпением и смекалкой либо рожать больше двух детей, так как многодетные семьи имеют не только льготы, но и крайне спокойно реагируют на все кошмары – у них уже вырабатывается иммунитет. Стать убежденным чайлдфри. Эмигрировать.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме

«Тело живет само – без твоего участия». Истории людей с деперсонализацией, которую врачи СНГ даже не умеют лечить

Боль • Евгений Суворов
Деперсонализация и дереализация заставляют людей чувствовать себя несуществующими, а свою жизнь – нереальной. Им кажется, что у них нет собственного «я», личность ощущается чужой, а тело незнакомым. «Как будто ты проваливаешься в какую-то серую яму, и до тебя уже ничего не доходит. Эмоции притупляются, тело и мысли – будто чужие». При этом врачи из Беларуси еще не научились определять эту болезнь. Получается, что пациенты есть, а диагноза – нет. KYKY собрал рассказы трех людей, которые страдают от этих недугов и которым никто не стремится помочь.
Популярное