Нищета постсоветского феминизма. Почему интеллектуалки не умеют логично рассуждать

Боль • Андрей Тетёркин
«эссе о том, что у женщин есть выбор из различных «феминизмов», вызвало приступ гнева у знатоков «истинных» женских потребностей. Выяснилось, что у них есть серьёзные проблемы с умением цивилизованно дискутировать и логично рассуждать. Им явно необходим урок о том, чем мыслитель отличается от гопницы». Магистр философии Андрей Тетёркин отвечает на все вопросы к своему предыдущему исследованию и объясняет логические ошибки тех, кто любит обсуждать проблему беларуского феминизма. Да и вообще, любую другую проблему.

Люди, поддерживающие равноправие полов, давно с недоумением наблюдают, как негорячие активистки борются с сексизмом и объективацией. Журналистка Арина Холина верно охарактеризовала их деятельность как «карательный феминизм». А социолог Арли Хохшильд ввела понятие «колонизированного колонизатора» для обозначения выросших при патриархате женщин, которые транслируют репрессивную культуру вместо того, чтобы помочь другим стать свободными. Неудивительно, что в критике моего текста колонизаторши из неженственной «Школы феминизма» повели себя как «реальные пацаны».

Фото: Роман Канащук

«Он слово «белорусским» правильно не смог написать, а уж о феминизме, который нужен женщинам, точно не может рассуждать»; «У нас как таковой феминизм даже не особо развит, а м*дак очередной уже свои нюни пустил»; «Что это за бред я прочитала. Ладно, автор явно сожрал грибов, а редактор, а тот, кто это выпустил вообще? Наркоманы»; «Обожаю мужиков, рассуждающих о феминизме. Так и хочется чем-нибудь тяжелым отлюбить».

Причиной такой реакции является также неудовлетворительное положение в гуманитарном образовании, успешное развитие которого не нужно власти.

Для последней удел нашего человека – дисциплинировано работать и не рассуждать, насколько убедительна такая риторика: «Все уже признали, что мы были правы, когда сохранили государственный контроль над экономикой. Кто не понял, тот в ближайшее время поймет, что наш путь — более верный, чем навязываемый заокеанскими оппонентами и конкурентами» («Избирательные технологии 2008»).

Поэтому в наших учебниках по логике мало внимания уделяется разбору паралогизмов (непреднамеренно неправильных рассуждений) и софизмов (умышленных неверных аргументаций), из-за чего, как мы знаем по фильму «Гараж», у нас даже интеллигенты дискутируют «хуже, чем на рынке». «Суть национальной идеи фактически заключена в одной-единственной фразе: «Беларусь превыше всего»… Что касается параллелей с германскими национал-социалистами, то я националист, но отнюдь не социалист. Социализм, по моему разумению, – это путь общества в тупик… Кто из «меньшинств» с таким подходом не согласен, пусть возвращается на родину предков. Или уезжает на ПМЖ в какую-нибудь «политкорректную» страну вроде Франции» (историк Анатоль Тарас). У меня сложилось превратное впечатление о логике, пока философ Пётр Рудковский не показал, каким полезным может быть этот предмет на базе американской модели образования.

Какой должна быть правильная аргументация

Во-первых, отстаиваемое мнение (тезис, вывод) должно быть доказано на истинных и убедительных аргументах (основаниях, посылках), а не на таких, как в фильме «Любовь и смерть» В. Аллена. «Представь, что Наполеон победил и твои близкие должны жить под французским игом. Неужели ты хочешь, чтобы они каждый день объедались и сдабривали пищу жирными соусами?… Ты хочешь, чтобы они каждый день ели суфле и круассаны»?

Во-вторых, вывод должен опираться на аргументы, истинность которых не зависит от тезиса. Иначе мы имеем «круг в доказательстве», когда вывод «произведения Гёте – это шедевры мировой литературы» доказывается аргументом «ведь он – литературный гений». Но быть литературным гением и означает создавать литературные шедевры.

В-третьих, вывод должен быть сделан на основании правильных логических связей между аргументами, которых нет в «силлогизме» из «Любви и смерти». «Что по этому поводу сказал Сократ? Все эти греки были гомосексуалистами!… А) Сократ – мужчина; Б) Все мужчины – смертны. В) Значит, все мужчины – Сократы, и все мужчины – гомосексуалисты».

Какие же типичные ошибки допустили холодные интеллектуалки при обсуждении моей статьи? Всего выделяют сотни софизмов; я же отмечу те, использование которых для феминисток особенно неуместно.

1. Стереотипы и неверные обобщения

С использованием стереотипов мы сталкиваемся на каждом шагу. В гиде Exploring Vilnius (Frühling) за 2006 читаем: «Недавно было установлено, что французские агентства по сдаче в аренду автомобилей стали оказывать тем людям, которые хотят поехать в Литву. Они считают, что машины будут украдены, так как в этой стране много грабителей… Возможно, эти французы перепутали Литву с Беларусью? В Литве и Вильнюсе так же безопасно, как и в Варшаве, Париже или Вене».

Минск, в котором собрались деревенские идиоты со всей России, в фильме «Любовь и смерть» В. Аллена

Особенно от предрассудков страдают феминистки. Как отмечает журналистка Адарья Гуштын, «обычно люди считают, что феминистка – это неудовлетворенная женщина, которая все свои страхи и комплексы из личной жизни переводит в общественный контекст, выискивает, к чему бы прицепиться, и вообще, будь ее воля, мужчин поставила бы ровно к стеночке и уничтожила одним выстрелом в голову». Однако этот опыт не мешает некоторым активисткам задействовать эту уловку. Так мне поставили в упрёк, что я использовал глянцевые журналы в качестве одного из источников информации. Похоже, для них глянцевый формат – это элемент чёрной магии, из-за чего они не видят, что в журнале «Psychologies» публиковался почитаемый гендерный социолог Игорь Кон.

Далее, сомнительные обобщения часто присутствуют в речах представителей народа. Вместо того, чтобы выражать волю своей группы, они её «изобретают» и занимаются лишь освящением своей власти говорить за других, как показано в тексте «Делегирование и политический фетишизм» социолога П. Бурдье.

Некоторым феминисткам также выгоден режим узурпаторства, который позволяет им быть учительницами и воспитательницами юных особ.

«По их мнению я не должна хотеть такого, а должна что-то другое, что по нраву им. И статья как раз об этом. О том, что «злые» (холодные) феминистки сами любят навязать женщине то, чем она должна заниматься и не дай бог она скажет, что ей нравится глубокое декольте и розовый маникюр» (Верон).

Фото: Энн Барлинкхофф

2. Аргумент к личности и злоупотребление авторитетом

«Аргумент к личности» – это дискредитация мнения оппонента путем неуместной ссылки на его личные особенности. Например:

- Следует ли нам изучать творчество философов Ф. Ницше и М. Фуко?
- Ну, Ницше сошёл с ума из-за сифилиса, а Фуко был геем и умер от СПИДа.
- А как вы относитесь к рассуждениям философа Симоны де Бовуар, что «худшее проклятие, тяготеющее над женщиной, — это ее неучастие в военных походах; человек возвышается над животным не тем, что дает жизнь, а тем, что рискует жизнью, поэтому человечество отдает предпочтение не рождающему полу, а полу убивающему»?
- Это же написало существо без мужских половых органов! Да ещё, наверное, в критические дни!

Фото: Пол Шиакаллис

Поэтому после публикации моего текста комментаторок в первую очередь возбудила анатомия автора, «не пригодная» для исследований феминизма. «Опять мужчина считает, что лучше знает, что нужно женщинам? Вот так новость»; «И чего еще ожидать от философа мужчины? Как всегда, он о женщинах понимает лучше женщин». Правда, иногда переход на личности является уместным. Так З. Фрейд в тексте «Достоевский и отцеубийство» считал, что при анализе творчества писателя нужно учитывать, что Федор Михайлович был онанистом и латентным геем.

Далее, если в споре иррелевантно ссылаются на статус влиятельного человека, то совершается ошибка злоупотребления авторитетом.

- Страусы не могут летать. Садись, Иванов! Кол!
- Но Иммануил Гедеонович, наш меценат сказал, что на его даче могут.
- Надо было уточнить, что они летают, но очень низко. Ладно, 5.

Отмечу, что обращение внимания на статус говорящего (в форме «Кто ты?», «Где ты?», «Что ты?») типично для недемократичной среды. Здесь главное – умасливание нужных людей и игнорирование «бесполезных». Возможно, поэтому министр труда М. Щеткина, пропагандируя равенство полов, в то же самое время заявляет: «Я феминистка? Боже упаси!»

3. Two Wrongs do not Make a Right

Эта уловка состоит в оправдании неверных действий ошибкой другого человека. «Да, у меня беспорядочная половая жизнь и я не забочусь о своих детях! А что вы хотели? У меня муж – алкоголик, а начальник – козел!» Некоторые феминистки, которых уличили в использовании «аргумента к личности», ведут себя, как эта обиженная женщина.

Фото: Мария Плотникова

«Классический комментарий к любой статье от феминисток: «Видно, крепко обидели вас мужики, наверное авторка страшная и мужика у нее давно не было». Ничего общего с вашим не находите?». – «Нахожу. И считаю его в определенных ситуациях абсолютно обоснованным».

Если ошибка «минус на минус даёт плюс» обосновывается тем, что у нас так принято, тогда имеют место быть «Appeal to the Masses» или «Appeal to Common Practice». Правда, даже в демократических странах не все уверены, что паралогизм «с волками жить – по-волчьи выть» следует всегда осуждать. В Литве оправдывают кровавые методы партизан-националистов и увольняют тех, кто с этим не согласен. В номере немецкого журнала Philosophie Magazin (март-апрель 2012) был поднят вопрос о том, морально ли убивать тиранов. Политолог Parag Khanna убеждён, что своевременная ликвидация М. Каддафи (в отличие от уничтожения Б. Ассада) была бы справедливым и необходимым актом, так как позволила бы избежать большей крови. А философ Julian Nida-Rümelin считает, что демократия – это единственным режим, основанный на уважении прав человека, и поэтому свободным странам не следует копировать своих врагов.

4. Straw Man Fallacy и сведение к абсурду

Следующая хитрость – сделать из оппонента идиота, чтобы потом «опровергнуть» его точку зрения. Отсюда – выискивание любых «недостатков» (опечатки в тексте, «у автора есть заметки о сексе» и т.д.), вырывание слов из контекста, искажение смысла сказанного («Ты можешь не соглашаться с моими советами. Ты же считаешь себя самой умной, а свою мать – полной дурой!»), использование ложных аналогий и сравнений: «Легализовать, разрешить проституцию – это практически то же самое, как начать пропагандировать педофилию и некрофилию» ( врач-диетолог Ирина Кабасакал). Правда, в свете такой «логики» (False Analogy, Faulty Comparison) запрещать проституцию – то же самое, что и ограничивать свободу выбора партнёра, а значит то же самое, что и разрешить принудительные браки. Если это всё не помогает, тогда противнику приписывается любая чушь.

Например, борьба феминисток за права ЛГБТ или за право на репродуктивную автономию «интерпретируются» у нас как попытка разрушить славянскую семью.

Или их борьба за гендерное равноправие карикатурно изображается как желание выпивать наравне с мужчинами и самостоятельно таскать мебель на девятый этаж. И чему их научило такое отношение? Действовать аналогично, чтобы поразить окружающих талантом понимать чужую речь. «А мы все один и тот же текст прочли? Тех, кто прочел «пол магистра» и научное звание, не касается конечно, вы всё знаете. Мне вот честно настолько понравилось, что из контрасексуалки очень захотелось феминисткой стать – только тёплой. А не вот этими, которые в комментариях готовы автора повесить за то, что аргументировано ответить не могут или прочесть».

Кадр из фильма «Евротур»

В своем эссе я описал различное отношение феминисток к сексапильности, упомянув в том числе пособие «Мы, альфа-девочки. Почему феминизм делает жизнь красивее» В ответ слышу: «У вас феминизм как будто отбирает самую важную женскую ценность – сексуальную привлекательность». Или я подверг критике ледяных феминисток за то, что для них повседневный человек – это cultural dope, а не разумный и компетентный субъект (cultural knower). В ответ мне указывают. «Для автора этой статьи женщина – прежде всего кусок мяса, который то так наряжают, то эдак». «Суть статьи кратко: не мешайте нам объективировать женщин, они сами этого хотят».

Возникновения такой критики не следует объяснять лишь дислексией. В нетолерантном обществе даже коллега превращается в морального урода, если посмел высказать альтернативное мнение. Например, в сборнике «Беларусь превыше всего» «свядомыя» осуждают беларуских активистов, которые борются не за «храм» и «флаг», а за права человека, демократию и решение социально-экономических проблем. «Фраза А.Г. Лукашенко о «чарке и шкварке» – это фактически лозунг большинства выше перечисленных. Они своей деятельностью создают у нас в стране удушливую атмосферу трусости и жлобства, охватывающую все слои населения. Их прогноз, что мировой экономический кризис выведет людей на улицы, не осуществился. Какое ещё требуется доказательство лживости этой идеологии?!» (Павел Бич).

5. Ложная дилемма, теория домино и аргумент post hoc

Паралогизм «ложная дилемма» (ложное или-или) известен у нас под названиями «бабья аргументация» (В. Берков, Я. Яскевич) и «дамский аргумент» (Ю. Ивлев). Эта ошибка появляется, когда нам внушают, что есть лишь выбор между позицией «эксперта» и бредом, который отстаивает его оппонент. Максим Петров в сборнике «Истории имперских отношений: беларусы и русские» рассуждает так: «Приведённые выше примеры наглядно показывают диапазон выбора беларусов: если они не принимают национальной беларуской самоидентификации, то автоматически оказываются в лагере воинствующих московских империалистов. Тогда и ментально они становятся русскими, с присущим им презрением к чужим традициям и обычаям, языкам и религиям, с железобетонной уверенностью в монопольном обладании истиной во всех вопросах. Беларусам же свойственна толерантность (терпимость + либерализм)». Т.е., если беларусу нравится японская поэзия или американский панк, то он всё равно превращается в гомо империкуса и гомо советикуса (гомососа)?

фото: Владимир Троян

С ложной дилеммой связана также теория домино: утверждение, что если вы не согласитесь с предлагаемой точкой зрения, то произойдут ужасные события, вероятность которых, правда, ничтожна мала.

«Милый, если ты мне не купишь новый IPhone, я буду несчастной всю жизнь. Ты же не хочешь, что я была несчастной всю жизнь?»

Обсуждение моего эссе продемонстрировало, что если бы в редакции заседали карательные феминистки, то подобные тексты были бы запрещены на основании апелляции к таким маловероятным последствиям. «Благодаря таким научным трудам у многих беларусов и отсутствует понимание того, что такое феминизм и за что же там борются феминистки».

Вместе с этими софизмами часто используется уловка post hoc (после этого = по причине этого), когда усматривают причинно-следственную связь в том, что одно событие предшествовало другому. Например, А) сегодня обострились проблемы, связанные с суицидом и насилием над женщинами. Б) в прошлом выпускались такие хиты как «Suicide Solution», «Used to Love Her», «Fucked With a Knife». С) Значит, во всём виноваты западные рокеры и металлисты. Отсюда понятно, на основе какой «логики» феминистки будут отчитываться, почему мало кто поймёт, против каких «симулякров» в рекламе женского белья они будут бороться в следующем году.

Tally Weijl 2008 Ad Campaign

6. Red Herring Fallacy

Когда недемократичные люди не хотят обсуждать неприятные для себя проблемы, используется вброс оффтопа. Например, когда феминистки поднимают проблему сексизма в СМИ, сразу подвергаются отвлекающей газовой атаке. Мол, в стране экономический кризис, политзаключенные, а вам делать нечего, кроме как обсуждать рекламу трусов. Когда же я указал, что в наших краях феминистические ценности (равноправие, автономия и т.д.) на массовом уровне продвигают только психологи, в ответ феминистки стали вбрасывать «копчёную селёдку», чтобы не обсуждать свой неудачный маркетинг (копирование агрессивного и неконструктивного феминизма 70-ых годов). «Так много о женской внешности, и ничего о происходящих изменениях внутри женского сознания»; «Игнорирование серьёзных женских проблем… Вы оцениваете исключительно отношение женщин к сексу и внешний вид, игнорируя всё остальное». В свете такой «логики» неудачным будет любой текст: даже в многотомной энциклопедии невозможно обсудить все серьёзные проблемы женщин. Не говоря уже об этом материале.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Штраф в $150 000 и лечение у психиатра. Как защищают права животных на Западе и у нас

Боль • Дмитрий Симонов
В прошлое воскресенье в Сухарево нетрезвый хозяин выбросил таксу из окна пятого этажа за то, что ​​«она помочилась на пол»​​. Несмотря на то, что собака погибла, по беларуским законам животные в нашей стране не защищены так, как в США. kYKY решил сравнить наши наказания за насилие над животными с практикой других стран. У нас, конечно, не Китай, но и до Германии Беларуси пока очень далеко.