Почему чиновник отказался пить воду, которую принёс общественный активист

Боль • Ольга Родионова
В разных районах Минска вода из крана отличается от «Пить невозможно!» до артезианской чистоты. KYKY узнал, почему в городе становится меньше артезианских скважин, выяснил, в каком районе столицы вода хуже всего, и вместе с руководителем инициативы «Наша Кунцевщина» спросил у чиновников, почему планы по переводу Минска на артезианскую воду всё время отодвигаются.

В 1874 году в Минске открыли городской водопровод. В память о событии мэрия поставила в центре города фонтан со скульптурой мальчика с лебедем. Эта «централизованная» вода была не самой чистой, но одинаковой у всех, кто её получал.

Со временем город обрастал новыми районами, и жители в гостях друг у друга стали замечать, что у кого-то вода «вкусная», а у кого-то – нет. При этом чиновники бодро рапортуют, что с водоснабжением всё нормально во всех районах. Воду регулярно исследуют в лабораториях УП «Минскводоканал». Почему тогда она разная по вкусу и запаху? И когда минчане перестанут завидовать друг другу из-за того, что у соседей через дорогу вода «лучше»?

Откуда берётся вода, которую пьют минчане

Жители трёх районов Минска: Фрунзенского, Московского и Октябрьского — без малого сорок лет пьют воду, добываемую из Вилейско-Минской водозаборной системы. Эта система — обычная река и канал с насосами, устраняющими перепад высот. Вода течёт из Вилейского водохранилища в Заславское, а оттуда через в водохранилища Криница и Дрозды – в Комсомольское озеро. Перед тем, как попасть в наши квартиры, вода из Вилейско-Минской водозаборной системы очищается и хлорируется.

С 2008 года минчанам обещают, что в ближайшем будущем вся столица перейдёт на воду из артезианских источников. Но сроки всё время переносятся: сначала говорили про 2015 год, после — про 2018, затем — про 2020. А в марте 2016 года чиновник из УП «Минскводоканал» Рустам Мамедов лихо заявил, что минчанам из злополучных Фрунзенского, Московского и Октябрьского районов не видать артезианской воды до 2030 года.

При этом число артезианских скважин в Минске не растёт, а сокращается. Десять лет назад к водозабору «Зеленовка» относилось 35 скважин, расположенных в Севастопольском сквере и на Староборисовском тракте за Национальной библиотекой. Вода в той части Минска считалась самой чистой в городе. Но некоторые источники воды попали под «пятно застройки» и были закрыты. Сколько артезианских скважин уцелело к настоящему моменту — сказать сложно, потому что ситуация всё время меняется.

Исправить положение должен был водозабор «Вязынка». Его возведение было запланировано в 2007 году и благополучно отменено в 2016-м. За это время было спроектировано всего четыре километра «трассы» из сорока. Затраты на строительство этого участка оцениваются в 120 млрд рублей, а значит, на весь водопровод понадобилось бы не меньше 1,2 трлн. Дорогое удовольствие — и это без учета стоимости самого водозабора и скважин.

Эксперимент KYKY: от «вода как вода» до трёх оттенков болота

Перед началом работы над этим текстом KYKY решил попробовать воду, которую пьют жители разных районов столицы. Мы собрали в редакции образцы воды из Ленинского, Октябрьского, Центрального, Советского, Первомайского и Фрунзенского районов. Выставили бутылочки на столе. И немедленно выпили.

Мужская часть редакции не нашла принципиальной разницы в качестве воды из разных районов. Основной вывод: «Вода как вода». «Водка тоже обычно пахнет плохо. Но люди же ее пьют! Вот у воды Фрунзенского и Ленинского районов ощутимый запах хлорки. Но по вкусу практически одно и то же», — добавили наши мужчины. Они ещё удивляются, что у них средняя продолжительность жизни ниже!

Женская часть редакции оказалась более придирчивой. Однозначным лидером нашего рейтинга «Срочно это унесите подальше и навсегда» стала вода из Фрунзенского района. Её запах вызывает стойкие ассоциации с общественным бассейном — сразу вспоминаешь не только когда ты там в последний раз была, но и в каком купальнике. Вкус тоже не обманул — хлорированная, вяжущая язык. Хоть по цвету вся минская вода «на глазок» и выглядит одинаково.

Вкус воды из Ленинского района мы квалифицировали как «вода из-под крана». Она немного болотная, как на Нарочи, резковатая, с ощутимыми примесями. Вода из Октябрьского района несильно отличалась от своей соседки, набранной в районе стадиона «Динамо». Все тот же запах отсыревшей мойки под раковиной на кухне. Привкус большинство из нас нашло горьковатым. Центральный район показался нашим рецепторам симбиозом Октябрьского и Ленинского районов. Так мы усвоили третий оттенок болота.

Наиболее приятным моментом дегустации девушки назвали воду из Первомайского и Советского районов Минска. Мнения насчет запаха у нас не разошлись — она не пахнет ничем. А вот по вкусу мы квалифицировали воду из Советского района как обычную воду из-под крана, но куда как более мягкую, если сравнивать с водой из Фрунзенского района. Вода, набранная в районе метро «Восток», не сильно отличается от той, которую налили на Комаровке. Разве что — она показалась солоноватой.

Для чистоты эксперимента мы попробовали и питьевую воду, купленную в магазине. Она показалась нам минеральной и чуть похожей на первомайскую «пробу».

Чиновник не стал пить воду, которую принесли жители Фрунзенского района

Жители Фрунзенского района решили не дожидаться 2030 года и добиться артезианской воды как можно раньше. Общение на эту тему с властями взяла на себя общественная инициатива «Наша Кунцевщина» (Кунцевщина — микрорайон во Фрунзенском районе на западе Минска — прим. KYKY). Там уверены, что обеспечить район артезианской водой можно к 2020 году, как и было запланировано ранее. Вместе с руководителем инициативы Денисом Садовским KYKY сходил на встречу с председателем Минского городского совета депутатов Василием Панасюком и директором УП «Минскводоканал» Олегом Аврутиным.

Главный вопрос, который Денис задавал чиновникам: на что шесть лет подряд шли деньги, выделенные в рамках госпрограммы по переводу Минска на артезианскую воду, и почему с этого года все начинается с нуля? Василий Панасюк ответил, что деньги перераспределялись на другие цели в виду изменения концепции. На 19 апреля назначен тендер на выполнение работ по предпроектной документации по объекту «Перевод г. Минска на водоснабжение из подземных источников».

Василий Панасюк, фото: Алексей Колесников

Тогда Садовский достал принесенную с собой воду из-под крана. Но чиновник не стал её пить, сказав, что сам живёт во Фрунзенском районе и пользуется водой, пропущенной через многоступенчатый фильтр. А в стиральную машинку добавляет средства, смягчающие воду и предотвращающие накипь.

Соответствует ли эта вода нормам?

По словам Садовского, «Наша Кунцевщина» за свой счет провела независимую экспертизу качества воды в Лаборатории санитарно-химических и токсикологических исследований. «Нам выдали заключение, что испытанный образец соответствует требованиям СанПиН 10-124 РБ 99 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем водоснабжения». Концентрация PН и перманганатная окисляемость несколько выше нормы, но в целом вода по своим физико-химическим показателям пригодна для использования, — рассказывает KYKY общественный активист. — Но на некоторые вещества (калий, кальций и магний и другие) в нашем СанПиН (Санитарные Правила и Нормы — прим. KYKY) нет допустимых концентраций. В отличие, к примеру, от Евросоюза. А ведь их вредное воздействие при избытке доказано! Оно вызывает гипертонию и мочекаменную болезнь».

То, что вся вода, которая течёт из минских кранов, соответствует нормам, упомянул и директор УП «Минскводоканал» Олег Аврутин. В Кунцевщине она имеет запах и привкус хлора из-за того, что этот микрорайон первым получает воду с распределительной точки на ТЭЦ-4. Чем дальше вода утекает по трубам, тем больше хлора из неё испаряется. И в этом плане вода идентична во всех девяти районах Минска.

Схема зон наиболее неблагоприятных экологических условий Минска. Чем темнее заливка на карте – тем менее благоприятные условия. Источник: onliner.by

«И во Франции, и в Швеции используется хлорирование воды из поверхностных источников. Поставьте на какое-то время отстаиваться воду из-под крана в кувшине, и через час никакого неприятного запаха не будет», — утверждает директор водоканала.

В Первомайском районе покупают больше воды в бутылках, чем во Фрунзенском

Олег Аврутин рассказал нам, что Минск снабжается водой из 11 водозаборов. Один из них расположен в Червенском районе, в 60 км от столицы. А в течение двух лет после тендера, о котором говорил Панасюк, должны быть заключены контракты на строительство новых водозаборов и модернизацию существующих.

Во втором полугодии 2016 года должен заработать водозабор «Петровщина» в Московском районе — его модернизировали станцией обезжелезивания. Отсюда район будет получать 22 кубометра воды в сутки из необходимых пятидесяти.

Проблемы с минской водой будут решаться за счёт городского и республиканского бюджетов. Не исключён вариант с кредитом. Пока же основной источник средств для модернизации и реконструкции водной системы города — оплата услуг ЖКХ, то есть собственные средства УП «Минскводоканал».

За качеством воды следят две лаборатории. По словам Аврутина, на качество воды влияют не только источники водоснабжения (из скважины или из реки), но и состояние труб, протянутых по городу под землёй. Из-за этого жители Первомайского района (где вода, как мы помним, лучшая в городе) парадоксальным образом покупают больше бутилированной воды, чем жители Фрунзенского района.

Арт: Gera More

Вишенка на торте: конечно же, петиция

В Беларуси только Минск и Гомель имеют поверхностные источники водоснабжения. Остальные города обеспечены питьевой водой из артезианских скважин.

Тарифы на услуги ЖКХ растут, а качество воды по-прежнему оставляет желать лучшего. Минчанам надоело, что их кормят обещаниями. В рамках кампании «За чистую воду» при поддержке ресурса www.zvarot.by они подготовили коллективное обращение в Совет министров, Палату представителей, Минсгорисполком, Минский городской совет депутатов и в УП «Минскводоконал». Текст будет направлен в эти инстанции 10 апреля 2016 года. Наши читатели тоже могут подписать петицию – лучше сделать хоть что-то, чем просто ныть, что ничего не меняется.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Проворовавшиеся: как президенты отмывали деньги до эпохи офшоров

Боль • Павел Свердлов
Казалось бы, у политика, уличённого во вранье и в воровстве, варианта всего два: уйти из власти либо в дворники, либо в тюрьму. Но на практике получается совсем не так, и пессимисты уже сейчас говорят, что раскрытие «Панамского архива» ничего в современном мире не изменит. все эти 140 мировых вождей, замеченных в подозрительных сделках, продолжат улыбаться нам с экранов. Чтобы подтвердить или опровергнуть это мнение, KYKY решил узнать, к чему раньше приводили коррупционные скандалы, гремевшие в разных странах.
Популярное