«Это право на безответственность». Мужчины о запрете абортов

Боль • Ирина Михно
Когда мы узнали, что все врачи логойской районной больницы отказались делать аборты, если беременность не угрожает жизни матери, решили выяснить, как беларусы относятся к возможности прерывать беременность. Наши респонденты – мужчины, потому что после текста о домашних родах, где говорили только женщины, сильный пол возмутился: почему, мол, принимать такое важное решение должна только мать, а как же отец? Так что слово папам – нынешним или потенциальным.

Cоветник генерального директора компании Wargaming Сергей Осипов: «Должен ли быть остановлен прогресс?»

Человек – технологическое животное, которое может меняться само и изменять окружающий мир. Этим объясняется неслыханный на фоне крокодилов и шимпанзе прогресс Homo Sapiens. Стивен Хокинг говорит, что следующее поколение станет космической расой, иначе нам не выжить во вселенной. Бегун с искусственными ногами-пружинами давно победил органических стайеров. У Гарри Каспарова нет шансов в шахматах против подростка в очках дополненной реальности, подключенных к Deep Blue. Генная инженерия позволяет подчистить наш исходный материал, избавив потомство от страшных генетических заболеваний, что необходимо для покорения космоса, кстати. Гуманны ли эксперименты в области генома? Должен ли быть остановлен прогресс? Даже если беларуское правительство гуманно запретит все, что противоречит природному порядку вещей, включая аборты, можем ли мы с вами быть уверены, что Ким Чен Ын или Дональд Трамп, напротив, не объявят это стратегической инициативой в своих странах и все, что мы получим у себя на родине, – это застой в науке и отставание от мирового прогресса?

Кіраўнік праекта «Беларускія ўікэнды» Андрэй Кім: «Рэальна – гэта забойства»

Калі будзе прыдуманы спосаб, як «прерывать беременность» з захаваннем жыцця дзіцёнка, можна будзе размаўляць. А пакуль я бачу маленькага безабароннага бязвіннага чалавека, якога забіваюць. І як гэта не называць: « процедурой», «чисткой» і гэтак далей, рэальна — гэта забойства. Таму я падпісваюся за права ненароджаных дзяцей на жыццё.

Зразумела, што гэта комплексная праблема, якую аднымі забаронамі не вырашыць. Але гэта тычыцца і іншага – няма такой праблемы, якая вырашаецца выключна забаронай. Але трэба быць чалавечнымі. Унутры цяжарнай жанчыны – асобны чалавек з сэрцам, якое б'ецца з адрознай групай крыві. І пры вырашэнні гэтага пытання трэба памятаць пра яго. Ён не можа выступіць у сваю абарону. Зразумела і тое, што ёсць асаблівыя сітуацыі, у якіх трэба разбірацца, як і ў любым складаным кейсе. Але пачынаць трэба з таго, што там таксама чалавек, у якога таксама ёсць правы.

Писатель Саша Филипенко: «Мы, мужчины, такие черствые, что и близко не можем понять всех причин, которые могут подтолкнуть женщину к аборту»

Тема сложная. Очень. Важно понимать, что за каждым абортом стоит большая человеческая трагедия. Как молодой отец, я не могу понять, как женщины решаются на аборты, если к тому нет медицинских показаний. Рождение нового человека — рождение целой вселенной: до появления сына я даже представить себе не мог, какую палитру новых и сильнейших чувств испытаю, и буду испытывать каждый день. Теперь я не могу представить свою жизнь без сына. С этой точки зрения я аборты не понимаю. Но говорить «я не понимаю, почему женщины делают аборты» – означает обобщать и быть глупцом. Представьте ситуацию, в которой женщина беременеет в результате изнасилования – есть ли у нее в таком случае право на аборт? Я твердо убежден, что в такой ситуации у нее должно быть право принять решение самой. Я не могу говорить другим людям, как поступать, и не могу никого судить. Я также понимаю, что каждый человек вправе распоряжаться своим телом сам (здесь, правда, вопрос дискуссионный: до какого срока беременности?). Важно понимать, что у каждого аборта своя причина. Всякий раз женщина в этот момент переживает великую травму, и всё это время общество должно не осуждать её, а быть рядом, поддерживая и помогая принять правильное решение.

Мне кажется, основная движущая сила абортов – страх. Неважно, чего, важно, что есть страх и с этим страхом нам нужно работать. Женщины боятся будущего, боятся, что не хватит денег, или боятся растить ребенка в одиночку. Черт, да мы, мужчины, такие черствые, что и близко не можем понять всех причин, которые могут подтолкнуть женщину к такому решению. И в этом страхе есть вина всех нас. Мы должны перенастроить общество, в котором не будет стереотипов и финансовых опасений. Мы должны перенастроить культурные коды, но при этом важно понимать, что от абортов нам никуда не уйти – есть медицинские показания, увы, все равно останутся ситуации, при которых врачи будут вынуждены делать аборты. Запретить аборты – значит отправить женщин делать эти операции в полевых условиях, подвергать их жизни опасности. Поэтому я думаю, что запрещать аборты ни в коем случае нельзя, но, помогая женщинам, можно сократить количество «необязательных» абортов.

Фото: Джулия Фулертон-Баттен

Создатель сайта 1863x.com Эдуард Пальчис: «У зародыша уже в первый месяц образуется сердце, и для меня это – живой человек»

Я конкретно против абортов. Дело в том, что сейчас в «прогрессивном» мире право на аборт считается личным делом женщины. Но у зародыша уже в первый месяц образуется сердце, и для меня это – живой человек, которые имеет право на жизнь. С одной стороны, многие выступают за отмену смертной казни, высказывая мысль, что «даже у самого последнего маньяка-извращенца-каннибала есть право жить». Но одновременно с радостью и охотой пропагандируют превращение невинного полноценого человека (аборты делаются даже на пятом месяце беременности) в кровавое месиво. И ладно если бы каждый случай аборта был связан с изнасилованием или риском смерти матери. Зачастую это просто «удобно». Девушка залетает по беспечности, идёт делать аборт, продолжает дальше беспечно жить – удобно. Но это не относится к настоящему понятию свободы. Отцы демократии, которые её и родили в 18-ом веке, не отделяли свободу от отвественности.

Так что право на аборт в большей части случаев – право на безответственность и убийство ни в чём не виновного человека.

Что касается беременности по «глупости», очень сложно в 21-ом веке в 16 лет не знать, что от секса могут быть дети. Тут если семья не поработала, в школе на уроке биологии не рассказали, так при первом запросе в google всё должно стать ясно. Ну, или вот когда на концерт ЛСП в Минске приходит две тысячи 13-16 летних, и громко подпевает песням про проституток. Да даже посмотрев «Сумерки», можно про беременность узнать.

Закон о запрете абортов в Беларуси может быть принят и в качестве законопроекта парламента, и в качестве вопроса на референдуме. Но это случится, я думаю, только тогда, когда у нас будет нормально-работающая демократия и законодательная власть.

Игорь Кольченко, партнер PR-студии Sette: «С большим количеством абортов бороться нужно точно не запретами»

Я считаю, что у человека в любом случае должно быть право распоряжаться своим телом самостоятельно. Даже не представляю, какие могут быть адекватные аргументы против этого. Для меня само собой разумеющееся, чтобы женщина сама решала, делать ей аборт или нет. И бороться с большим количеством абортов (а их много?) нужно другими методами, точно не запретами. У нас в школе нет уроков сексуального воспитания, хотя, мне кажется, это не менее важно в жизни, чем геометрия. Мы все еще чего-то стесняемся. А религиозный раж тем, кому темы секса не дают спать спокойно, нужно применять в других местах. У нас вот до сих пор существует смертная казнь. Почему эти люди не протестуют против узаконенного убийства обществом преступников? Ведь доказано, что эта мера не приводит к уменьшению количества преступлений. Я не верю, что нам пора бросаться защищать свободу женщины распоряжаться собой. Это тот самый случай, когда укоренившийся совок в беларуском обществе играет положительную роль. Мы географически находимся между Россией, в которой вообще страшные вещи происходят, и Польшей, где аборты запрещены, что на наш светский взгляд странно. Мне кажется это не совсем актуальная для нас тема.

Алесь Плотка, паэт і музыка: «У беларускай медыцыне жанчына – кавалак мяса»

А, Б, В. Аборт. Беларусь. Выбар. Менавіта так мусіць пачынацца алфавіт у нашай краіне. Менавіта так, бо без права на выбар мы не людзі, і не сказаўшы «а» ніхто не можа гарлапаніць пра «б», хоць і вельмі хочацца, вядома. Усіх сакралапітэкаў, якія тэцкаюць пальцамі ў жанчыну і яе «абавязак» я запрашаю ахвяраваць на мінімальныя патрэбы дзясяткаў кінутых дзетак. Гэта патрабуе трохі болей духу, чымся маралізатарства ў сацсетках. Права на выбар адрознівае чалавека ад, напрыклад, свінаматкі. Так прыдумаў не я, так задумаў бог. Таму не гнявіце яего і пакіньце жанчыне права на выбар.

Фото: Джулии Фулертон-Баттен

А ўрачы з лагойскай раённай бальніцы парушылі клятву, якую давалі, бо кананічны тэкст супраць абортаў, але агульная логіка дапамогі чалавеку, канечне, парушаная. Лепей бы яны павучыліся ў Літве, як нармальна ставіцца да спарадзіхі: нараджаць стоячы, не паскараць працэс, не крычаць на яе (смешна і страшна гэта казаць, але праўда). Увялі практыкі дапамогі псіхалагічнай пасля аборту і згубленага дзіцяці. Ў беларускай медыцыне жанчына – кавалак мяса і гэты «дэмарш» смешны, бо гэта звычайны непрафесіяналізм. Проста прыгожа прыкрыты. Не ўмееце рабіць дактарамі – ідзіце садзіць бульбу. Бульба не пярэчыць, з ёй зручна працаваць.

Создатель проекта «Наставничество» Артем Головий: «Девушка должна думать о последствиях, когда решает удовлетворить свои сексуальные потребности»

Я против абортов – каждый ребенок имеет право на жизнь, независимо от того, как он был зачат: запланированно или нет. И именно поэтому девушка должна думать о последствиях уже тогда, когда решает удовлетворить свои сексуальные потребности. Если же она забеременела и не знает, что делать с будущим ребенком, ей на помощь, в первую очередь, должны прийти родственники и оказать максимальную поддержку. Когда такой вариант невозможен, следует подключать всевозможные общественные организации. Я был в Америке и видел, как там оказывается помощь беременным: в этой стране созданы даже специальные заведения, где женщина может жить во время беременности и получать как психологическую, так и медикаментозную помощь. Считаю, нам такие тоже нужны: иногда родственники создают такой эмоциональный фон, что решение пойти на аборт становится вынужденным.

Алексей Кутузов, промоутер. «Женщина должна решать сама, это же ее тело и ее ребенок»

«Я, конечно, голосую за сохранение беременности, мне уже не восемнадцать лет, все-таки. Но считаю, что выбор должен быть всегда в этом сложном вопросе. Бывают разные ситуации: женщину изнасиловали, забеременела с болезнью, например онкология. Женщина должна решать сама и никто за нее: это же ее тело и ее ребенок».

Паэт і публіцыст Стась Карпаў: «Ніводная жанчына не расце з марай зрабіць аборт»

Натуральна я за мажлівасць перарываць цяжарнасць. І ніколі я бы не падпісаў ніякую паперку за адмену абортаў, презерватываў, права пісяць стоячы, збіраць грыбы і ягады, лічыць папоў і прымкнулых да іх малаадукаваных маралістаў – непісьменнымі м*дакамі. На самой справе, амаль ніколі не мыслю ў гендарным рэчышчы, таму у мяне складаныя адносіны з феміністкамі.

Фото: Екатерина Максимова

Я не веру у гендарны гвалт, я веру у гвалт людзей над людзьмі. Таму калі я думаю пра права на аборт – я думаю пра тое, што, ёсць грамадства, увасобленае ў людзях, якія, не могучы прадэманстраваць ніякай карыснасці, прыпісваюць сабе функцыю ахоўнікаў маралі, якія лезуць сваімі доўгімі саплівымі насам у майткі іншых людзей, у жаночыя прамежнасці ці ў мужчынскія гомасексуальныя задніцы – і яны ніколі не спыняюцца на дасягнутым. Гэтыя людзі будуць лезці глыбей і настойлівей. І кожны нармальны чалавек павінен максімальна жорстка спыняць іх, калі яны толькі пачынаюць адцякваць рызіньку чужых майткоў.

Яны заўсёды кажуць пра тое, што клапоцяцца пра чужую маральнасць. Ці называюць сперматазоіды – маленькімі людзьмі. Але усё гэта саплівая херня, разлічаная на эмацыянальныя охі ў адказ. Ніхто – ніводная жанчына не расце з марай зрабіць аборт. І калі жанчына ідзе на гэты крок – гэта значыць, што сітуацыя ў яе такая. І самае добрае, што для яе можна зрабіць, – гэта прадаставіць ёй добрага спецыяліста – хірурга, а пасля гэтага – добрага спецыяліста-псіхолага».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Распляжить склон и не потерять мины. Как я строил «Запад-2017»

Боль • Слава Пустота
В редакцию пришло письмо от молодого парня, который уехал служить в резерв, а оказалось – строить полигон для российско-беларуских военных учений «Запад-2017». Автор этой военной трагикомедии просил уточнить, что учения – это плановое мероприятие, которое носит исключительно оборонительный характер и не представляет никакой угрозы. Впрочем, и смысла тоже.