Роскошь для китайцев. Беларуские дизайнеры про основных потребителей люксовых товаров

Боль • Макс Бренд
Iuxury-рынок меняет ориентацию. Американец или русский уже не действуют на сонных продавщиц словно ведро холодного кофе, а вот китаец или иранец заставят отвлечься даже от свежего «вог». В 2016 году 30% покупателей люксовых брендов в мире были китайцы. Больше них не покупает никто! Их уже называют спасателями элитарного рынка.

«Какой Китай?»

«Вы поднимаете очень интересную тему, которая неоднократно обсуждалась в The Business of Fashion. Действительно, такая тенденция существует. Hermes, Louis Vuitton, Armani создают специальные коллекции для Китая и с радостью открывают монобрендовые бутики. Это большой шаг даже для гигантов фэшн-бизнеса. Но серьезно. Задавать такие вопросы беларуским дизайнерам, которые едва нос высовывают из собственных ателье? Только-только на Россию выходят. Толком не знают ничего об организации бизнеса для больших объемов производства. Какой Китай, серьезно?», – ответил один из беларуский дизайнеров. Эмоциональный и откровенный ответ будет за авторством «искренне недоумевающего» (собственное описание).

Но другие так не считают. Например, «хозяйка самой крупной в СНГ студии по пошиву обуви» Марина Шалимо говорит: «Конечно, я в курсе, что китайцы сейчас чуть ли не самые активные покупатели. В нашем магазине в «Замке» уже второй год основные клиенты – москвичи и китайцы. Но пока мы ограничиваемся продвижением среди китайской диаспоры в Беларуси. Выход на рынок Китая не планируем».

Studio Sutoria Марины Шалимо. Фото: ws-magazine.com

Дизайнер свадебных платьев Karina Galstyan уточняет, что ее бренд космополитечен, и неважно, какой национальности покупатель. Но о «китайской тенденции» в курсе. «Знаем, что представители BFW посещают Китайскую неделю моды (Harbin fashion week). Также было предложение о показе в Китае нашего бренда, но мы отказались. Сейчас нам ближе рынок Японии», – уточнила Карина Галстян.

Фото: karinagalstyan.by

请问你怎么看, или могу я вам что-то подсказать*?

До недавнего времени жители Китая летали за брендовыми вещами в Милан и Париж. По разным причинам вещи, например, из новой коллекции Louis Vuitton, в Пекине дороже, чем в Европе – от 15% до 200%. В середине 2016 года исследование на эту тему проводила консалтинговая компания L2.

*Qǐngwèn nǐ zěnme kàn читается вот так – цин вэн ни ценмэ кань.

«Во всех мировых бутиках китайцы первые в очереди. Из-за них затруднительно попасть в магазины Рима, Милана и Парижа», – сетует представитель Mary Fabroom. Возможно поэтому в шоурум дизайнера марки Марии на Площади Победы в Минске с улицы не попасть. Только по предварительной записи. «О каком-либо сотрудничестве или выходе на китайский рынок мы еще не думали, хотя и очевидно, что страна еще более необъятна, чем Россия. Китайцы уже созрели к мировым брендам, но вряд ли уже интересуются селективными. Подождем пару лет», – закончили теоремой Ждуна в компании.

HTML

Сейчас многие производители и продавцы люксовых вещей делают все, чтобы прельстить китайского потребителя. Самые богатые открывают бутики в Китае. А те, кто не намерен покидать пределы своей страны, но и не хочет терять потенциал восточного расточительства, идут на ухищрения. В Бангкоке строится несколько торговых центров, где будут преимущественно люксовые бренды. Роскошные интерьеры с дорогими вещами проектируются с расчетом на китайских покупателей. Гостивший пару лет назад в Шанхае тогда еще премьер-министр Франции Манюэль Вальс убеждал своего китайского коллегу, что французские универмаги готовы работать даже по выходным, лишь бы удовлетворить туристов из Китая. А российский ЦУМ недавно начал искать продавцов со знанием китайского.

«Я сейчас живу в Москве, и в ЦУМе цены на трех языках: русском, английском и китайском. Особенно на витринах, – делится наблюдением дизайнер Dasha Kodubenko. – Компания D.A.S.K. тоже вливается. Сейчас мы выпускаем базовые футболки в стиле «минимал» с интересными фразами. Адаптируемся на американском и французском рынках и, естественно, для этих площадок слова на майках на их языках. С удовольствием в ближайшем будущем сделаем адаптацию и для жителей Китая. Тем более, что я уверена – в течение следующих пяти лет рынок фэшн-одежды полностью переориентируется на китайских покупателей. Но непосредственно выходить на их рынок пока не планируем. Там все очень непросто. К тому же большинство западных сайтов и социальных сетей у них заблокированы. А все наши клиенты как раз из интернета».

D.A.S.K. Фото: Максим Смирнов

Но у нас для Даши есть плохие новости. По последним данным китайцы все чаще покупают брендовые вещи у себя. В прошлом году власти обложили немалым налогом зарубежные покупки граждан. Навстречу золотой жиле пошли и ведущие модные дома. В своих бутиках в Китае они стали уравнивать цены с европейскими. Например, новая сумка «шанель» сейчас продается в Китае по той же цене, что и в Европе ($4700).

Расточительная китайская молодежь младше 45 лет

Правда, китайский менталитет устроен так, что Prada из Франции котируется выше, чем та же Prada, купленная в Китае. К тому же китайцы достаточно требовательны в обслуживании. Они знают, что отдают большие деньги, и желают, чтобы этот процесс приносил удовольствие. А в Китае сервис работает не лучше советской вахтерши в студенческом общежитии. По данным доклада Ruder Finn and Ipsos лишь 10% покупателей были полностью довольны обслуживанием в магазинах.

И самое главное: дефицит доверия. Даже в Беларуси найдутся те, кто будет сомневаться в подлинности вещи, которую купил в бутике, – что уж говорить о стране, где на одну настоящую вещь приходится шесть аналогичных подделок?

Еще одно необычное отличие китайского потребителя от мирового – молодость. Средний возраст покупателей премиум-товаров из Поднебесной 18-50 лет. В Европе это «от 40 и выше». Почти 80% покупателей такой продукции младше 45 лет, по данным консалтинговой фирмы McKinsey&Company. Для сравнения, в США – 30%, а в Японии – 19%. А молодежь – и вовсе необработанный алмаз в бутике. Расточительные китайские подростки не любят экономить и распродажам предпочитают новые коллекции.

Уже копируют и беларуских дизайнеров

«Конечно, сейчас наши вкусы уравнивают мировые подиумы. И все то, что носят в Италии, носят и в Китае, и в России. Другое дело, что не все страны с одинаковой скоростью улавливают модную волну. Ситуация с покупателями из Китая такова, что они моментально впитывают мировые тенденции, – делится мнением дизайнер Вероника Канашевич, которую еще называют гением отечественной детской моды. – Как-то мой хороший знакомый (гражданин Китая) шутил: «Вероника, приезжай к нам в Китай. Будешь продавать свои изделия у нас». Вместе посмеялись. Нам, беларусам, работать с Китаем пока нет необходимости. По соседству огромная страна – Россия. Этого рынка сбыта нам достаточно. Конечно, нужно расширяться и искать клиентов и в других странах, но с нашей медлительностью и «неповоротливостью»...

Коллекция Вероники Канашевич. Фото: promoda.by

KYKY: Вы часто учувствуете в модных показах за рубежом. Сейчас готовитесь представить новую коллекцию в Италии. Как за кулисами относятся к китайским потребителям?

Вероника Канашевич: От своих коллег «по цеху» я не слышала, что у них есть клиенты из Китая. Но мне рассказывали, как после выпуска новой коллекции одного нашего известного в Беларуси дизайнера, она обнаружила на китайском сайте, что местные кудесники готовы изготовить аналог под заказ. И даже стоимость услуги указали! Сначала у нее было возмущение. Но беларусы славятся своей толерантностью, поэтому недовольство быстро перешло в улыбку. Мол, раз нас уже копирует мировой рынок, значит, это признание.

KYKY: И неужели у вас до сих пор нет постоянных клиентов из Китая?

В. К.: Напротив, я сама являюсь их клиенткой. В Китае можно заказать абсолютно любую фурнитуру и разработать оригинальную ткань. Чем я и пользуюсь. Единственный недостаток – время. Все очень долго. Можно сделать и быстро, но тогда и цена увеличивается. А соответственно, стоимость изделия тоже растёт.

KYKY: А если посмотреть с другой стороны: есть ли у дизайнеров конкуренция с китайскими коллегами? Дешевые товары из Поднебесной постепенно вытесняют отечественные бренды во многих странах…

В. К.: Сложно конкурировать с дешевыми изделиями из Китая, потому что как бы мы ни снижали стоимость, цена у нас получается выше. На это есть много причин: и количество выпускаемой продукции, и «рабочая сила», и транспортировка материала из того же Китая… Но дорогую одежду мы можем предложить качественнее и оригинальнее. У нас есть мастера своего дела. И цена в данном случае не имеет значения. На каждое изделие найдётся свой покупатель.

Лишь бы не опоздать

Волна на лицо. Более того, китайский потребитель уже пресытился всемирно известными брендами и интересуется авторским дизайном, пишут китайские журналисты. Но покупать подлинные вещи по-прежнему предпочитают в США, Австралии и Великобритании. В компании первой десятки также – Россия, Украина и Казахстан. Если вокруг такой праздник, то скоро кутеж доберется и до нас. Тем не менее, не все беларуские дизайнеры намерены воспользоваться приглашением на вечеринку.

Коллекция Татьяны Аржановой. Фото: группа VK

«Я никак не представляю выход на китайский рынок, у меня совершенно другие мечты и амбиции касательно моего бренда. Но если кто-то из коллег видит в этом смысл и имеет такую финансовую поддержку для развития, я буду только рада и всегда поддержу теплым словом», – говорит модный беларуский дизайнер Татьяна Аржанова.

«На китайский рынок выходить не собираюсь – пока для меня это неинтересно, – делится планами на будущее фэшн-дизайнер Наташа Манчак. – Вообще не думаю, что китайцы – «спасатели» элитарных брендов. Напротив, насколько я помню, именно они всегда и были основными потребителями люкса в Европе – в КНР все эти вещи намного дороже, вот они и покупают за рубежом, и уже не первый год. А то, что в России обучают продавцов китайскому – так давно пора. Главное, чтобы не опоздали».

Коллекция Manchak Apparel, фото: группа VK

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Многодетные семьи: борьба за жизнь против ненависти

Боль • Анна Златковская
Замечали, как общество реагирует на информацию о многодетных семьях, построивших льготное жилье? Народ начинает писать гневные комментарии. Упрекают в меркантильности, иждивенчестве и произносят вслух самый омерзительный из всех возможных штампов: «плодить нищету». Анна Златковская разбирается, за что беларусы так не любят многодетные семьи.