Стритстайл Стокгольма. Шведские хипстеры похожи на белорусских

Боль • Настя Рогатко
Для белоруса понятие «стритвеар» обычно сводится либо к офисным костюмам и деловым платьям, либо к джинсам и свитерам. У европейцев – в противовес нам – почти отсутствует понятие дресс-кода. Настя Рогатко в Стокгольме разбирается, что из себя представляет европейский уличный стиль.

Чтобы понять, что носят коренные стокгольмцы, пришлось для начала отделить их от огромной массы туристов.

Если по Стокгольму расхаживают мужчины в рубашках с короткими рукавами и панамках, которые носит разве что Вуди Аллен, играя в своих же фильмах шизофреничных снобов, – это американцы.

Если вы видите женщин, которые на сборы потратили предположительно от двух до трех часов, с яркими губами, в цветных платьях и с метровым шлейфом парфюма – скорее всего, перед вами русские.

Азиатские народы узнаваемы в лицо, а также своими сверхстранными нарядами и обязательной кучей гаджетов в руках. Прочем, европейцы не отстают. Вот пара,одеты унисекс, под ноги не смотрят:

Вообще, шведы в стритстайле выделяются своей незатейливостью. Типичный швед – это белая футболка, видавшие виды шорты и найковские кроссовки, причем это примерный дресс-код как для мальчиков, так и для девочек: отличаются они разве что наличием бороды и обилием татуировок.

Как правило, если татуировка есть, она очень внушительного размера и располагается на груди или плечах, скажем, рокера, который тусуется возле магазинов с винилом. Встречаются и популярные в Минске татуированные «рукава».

Модничают в Стокгольме отнюдь не молодые люди, молодежь как раз придерживается нормкора. Самые модные здесь – хипстеры в летах, которые носят безразмерные шаровары и умопомрачительные кеды:

Веселые европейские тетеньки (слева):

И усатые рокеры прямиком из 70-х:

Внешнее сходство мужчин и женщин в Стокгольме обусловлено тем, что в городе который год правит стиль унисекс, добравшийся даже до стариков. Они, кстати, в центре встречаются довольно часто: гуляют с собаками, курят и активно разглядывают туристов.

Беззаботность шведских пенсионеров легко объяснить. Шведы в среднем зарабатывают около двух тысяч евро в месяц, и примерно половину отдают государству в качестве налогов. Белорусу это может показаться грабежом, но благодаря этим налогам в Швеции бесплатное образование и медицина.

Когда люди выходят на пенсию, жизнь вообще превращается в сказку: каждому ежегодно начисляется определенная сумма денег, причем если ты расходуешь меньше, чем тебе дали, в следующем году ты получишь меньше – раз эти деньги для тебя лишние. Поэтому они вынуждены путешествовать и тратиться на себя любимого. Инвалиды-колясочники тоже не редкость в центре города – они сидят на набережной и любуются закатом и красивыми паромами. Это называется социальное государство.

Еще одно кардинальное отличие от Беларуси, которое бросается в глаза – однополые пары. В Швеции легализованы гомосексуальные браки, а на здании американского посольства и на некоторых кафешках висят радушные флаги ЛГБТ.

Сложно не пялиться на двух мужчин, гуляющих с детской коляской – друзья или супруги? Но это абсолютно не важно, это – естественно. И минимализм в одежде сглаживает рамки: даже гиды говорят, что определить социальный статус, сексуальную ориентацию или количество денег в кошельке по внешнему виду человека практически нереально.

Что уж там, встречаются и крайне женоподобные мальчики, и довольно маскулинные девочки. Разница будет видна уже потом: по марке машины, породе собачки и часам.

Единственная категория населения Швеции, которая не отличается от аналогичной белорусской – это подростки.

Куча браслетов и кулонов, рваные джинсы и, последний тренд: цветное омбре на волосах. Молодежь старается одеваться в H&M и его аналогах и делает типично хипстерские стрижки.

Если хотите сойти за европейца – забудьте об официозе. Мужчины – не крахмальте рубашки, вместо брюк надевайте джинсы или шорты и перестаньте бояться, что из-за этого кто-то откажет вам в мужественности. Женщины – оставьте дома помаду, приберегите бриллианты для свадьбы подруги и снимите шпильки – там брусчатка, а переломанные ноги смотрятся так себе.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Плата за прогресс. Каково это – знать, что ребёнок родится инвалидом

Боль • Андрей Тетёркин
магистр философии Андрей Тетёркин написал текст, основанный на фрагментах статьи «Морально ли (не) родить ребёнка-инвалида в эпоху позднего модерна», опубликованной в философско-культурологическом журнале «Топос» № 2-3, 2014. «Важно, чтобы информация стала доступной для более широкой публики, чем у научно специализированного журнала», – комментирует выбор непростой темы автор.