Влезут без мыла. Волонтёры изучили милицию как сервис для горожан

Боль • Павел Свердлов
Принесёт ли белорусский милиционер стакан воды? Есть ли в уборных мыло – смыть краску после снятия отпечатков? Можно ли в отделении найти розетку, чтобы подзарядить телефон? Правозащитники провели уникальный мониторинг и предлагают взглянуть на милицию не как на репрессивный аппарат, а как на часть городской среды.

Милиция в современном городе — это такой же сервис, как поликлиники или общественный транспорт. Сервис может быть дружественным или враждебным, удобным или неудобным. А горожанин может быть доволен им или нет.

В милицию попадают не только преступники, оппозиционеры, алкаши и нарушители общественного порядка. За 2015 год в Беларуси составлено 3,8 млн административных протоколов. Считай — по одному на каждого взрослого жителя страны. А есть ещё и «уголовка».

Двадцать четыре белорусских отделения милиции

Добропорядочнейший гражданин может оказаться в отделении как пострадавший или как свидетель, причём абсолютно внезапно для себя. Ведь никто утром не планирует, что к вечеру у него что-нибудь украдут. А проштрафившихся водителей, к примеру, постоянно приглашают «на комиссию» в ГАИ. Что их ждёт в мрачных милицейских коридорах? Выяснить это решили волонтёры «Белорусского хельсинкского комитета».

В сентябре 2015 года они прошлись по 24 отделениям милиции в Минске и Минской области. Добровольцам было от 19 до 72 лет, среди них были как тёплые и ламповые правозащитники, так и люди с улицы. Заходя в отделение, они не представлялись волонтёрами, а просто обращались к милиционерам с обычными человеческими просьбами. Пустить в туалет, поставить телефон на зарядку, дать воды.

Забегая вперёд — всё оказалось не так уж плохо. На сводных таблицах мониторинга зелёных клеточек намного больше, чем красных и оранжевых. Но есть строчки, состоящие исключительно из красных квадратиков. Например, ни в одном отделении сотрудник милиции перед началом беседы не представился. Также ни в одном райотделе волонтёры не нашли информации ни на белорусском, ни на английском языках.

Все туалеты в милиции — в режимной зоне. «В одном отделении нам ответили: «Вон там, через дорогу, заправка «Лукойла» — идите туда». В другом ключ от туалета волонтёру выдал лично замначальника отделения, — рассказывает глава БХК Олег Гулак. — Туалетная бумага оказалась в пяти отделениях, работающие сушилки для рук — в двух.

В одном из отделений нашего добровольца пропустили в туалет, а потом попросту о нём забыли. Он погулял по коридорам. Заглянул в оружейную комнату — дверь была открыта. Внутри, правда, был сотрудник милиции — чистил оружие. Но стоял спиной ко входу».

Только святые люди будут искать в отделении милиции розетку для айфона

Некоторые отделения милиции банально тяжело найти. На двух из 24 не оказалось вывесок, а на 11 из 24 нет указателей. Рядом с каждым отделением есть остановка общественного транспорта, но только шесть из 24 оснащены удобными парковками.

И лишь у трёх отделений милиции есть парковки для людей с ограниченными возможностями. Только возле семи из 24 отделений милиции есть специальные места для курения — урна и навес от дождя. В 16 отделениях посетителю есть где присесть, но в девяти из них этих мест явно недостаточно.

Питьевой воды не оказалось ни в одном из «проверенных» отделений. А купить её можно только во Фрунзенском РОВД Минска — там стоит специальный автомат. «Мы хотим, чтобы милиция по-человечески относилась ко всем задержанным, чтобы там не били журналистов. Но нужно понимать, что условия, в которых они работают, далеко не самые идеальные. Вот, к примеру, питьевой воды нет.

Но ведь пустить в отделение торговые автоматы или поставить бутыли с водой — это не вопрос денег. Просто нужно понять, что это должно быть, — рассказывают KYKY в БХК. — В одном отделении волонтёр попал на приём к начальнику и рассказал, что в туалете нет мыла. Тот удивился, пошёл вместе с волонтёром в туалет, посмотрел — и правда мыла нет. «Я, – говорит, – никогда об этом не задумывался!»

Жаль, что на презентацию мониторинга никто из милицейских чиновников не пришёл.

И на обращения с результатами исследования, отправленные по почте, никто не дал даже формального ответа, хотя сроки уже прошли. Правозащитники не в обиде: мониторинг проводили не для того, чтобы кого-то «прижучить» или заставить что-то сделать. Но ведь от того, что в милиции появятся мыло и питьевая вода, никому не станет хуже. А милиционеры станут добрее.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как гравитационные волны повлияют на жизнь белоруса. Безумный околонаучный тест

Боль • Татьяна Замировская
В минувший четверг ученые зафиксировали в лабораторных условиях гравитационные волны, существование которых Альберт Эйнштейн предсказал 100 лет назад. Это значит, что общая теория относительности работает! Статистический белорус тоже задается вопросом: а что мне это даст кроме того, что я вместе с остальным пространством незаметно сжался и растянулся на долю секунды? И правда, чем нам поможет обнаружение гравитационных волн? Если вы пройдете тест, подготовленный писательницей Татьяной Замировской, все станет понятно.